Семейная политика в Канаде

Расширяя ячейку общества.

Интуитивно кажется, что большие социальные изменения происходят резко и у всех на виду. Мы успокаиваем себя – о важном нам обязательно сообщат до того, как наш образ жизни изменится и мы успеем адаптироваться.

Адаптация же это взаимный процесс: мы подстраиваемся под обстоятельства и одновременно меняем их под себя. Где-то в большей, где-то в меньшей степени.

В реальном мире координаты меняются задолго до того, как нас соизволят об этом уведомить. Редко все это происходит в виде секундных тектонических сдвигов.

Вода десятилетия точит камень, а потом он начинает разваливаться на наших глазах.

Официальный анонс закрепляет de facto произошедшее и времени для той самой адаптации остается совсем мало.

Возьмем институт брака.

Он «уже не торт». Активно муссируют изменения, связанные с однополыми союзами, но это новости 40-летней давности для 10% сверхактивного населения. Они и так живут подобным образом и ситуацию доворачивают не столько из-за лояльности, сколько из-за шквала судебных процессов, связанных с имущественными правами и наследством партнеров.

Именно так через последовательные судебные прецеденты в англосаксонских странах ситуация меняется и случайность становится нормой. Норма закрепляется модой. А затем эта мода опрокидывается на весь остальной, ошарашенный подобной дерзостью мир.

Кто стоит за планированием семьи и развращением малолетних?

Недавно в одной из канадских провинций можно было наблюдать серию очень интересных судебных процессов.

Долго ли коротко, а в 90-х один любвеобильный мужчина, назовем его X, стал встречаться сначала с одной девушкой Y1, а потом и со второй параллельно Y2. В определенный момент времени он признался в этом обоим и … они стали жить вместе.

Неплохое начало фильма для взрослых.

Дальше его сожительницы стали беременеть по очереди и в начале 2000-х у «шведской семьи» пошли дети.

X тем временем решил не останавливаться на достигнутом и завел третью сожительницу Y3, забыв поставить в известность первых двух. Они поссорились, но потом помирились и съехались вновь. Стали жить вчетвером с тремя детьми от Y1 и Y2.

Параллельно в 2009 был запущен процесс против двух мормонов из канадской глубинки, доказывающих свое право иметь больше одной жены «внутри сообщества» без государственного участия. Т.е. регистрации брака и тому подобных формальностей. По закону у каждого одна «старшая» жена, а остальные контрактуются, как потенциальные выгодоприобретатели.

В чем ложь идеи
защиты прав извращенцев
в статье

Гомосексуальность не врожденна
Подробнее о явлении гомосексуализма в статье:
Статистика о гомосексуализме
Есть ли права у гомосексуалистов в статье:
В чем ложь защиты прав гомосексуалистов

Локальный суд инициировал запрос в Конституционный: насколько условная полигамия по обоюдному согласию не противоречит законам страны. В 2011 году было получено окончательное решение (кстати, от судебной инстанции в рамках управления Commonwealth) – полигамия в этом случае не может преследоваться по закону, т. к. нет выяснения отношений между участниками «брака».

За это дело уцепилась Canadian Polyamory Advocacy Association (CPAA) и начала регистрировать все случаи полиамории в северных широтах.

Долго ждать прецедентов не пришлось.

Y2 с маленьким ребенком поехала навещать своих родителей в другой город, а X испугался, что она может увезти его дочь и подал на свою сожительницу в суд.

Сказка закончилась.

Адвокаты с обеих сторон придерживались традиционных тактик. Y2 заявила, что ее сожитель агрессивен и пытается контролировать ее с ребенком жизнь. А адвокат X сразу же использовал козырь того, что он «полиамор» с официально защищенной традицией (2011 года выпуска).

По результату полугодового рассмотрения X официально стал отцом ребенка Y2 и был наделен соответствующими правами с равным разделением времени между им и Y2.

В чем ложь социальной конструкции

Однако через несколько месяцев ситуация изменилась – Family Law Act предписал наказывать мужчину за насилие над ребенком в семье и Y2 подала на апелляцию по своему делу.

Судья затруднилась с решением, потому что с одной стороны была нетрадиционная семья, в которой своего партнера поддерживала Y1 и давшая показания о своем ребенке в пользу X, а Y2 настаивала на семейном насилии.

Поэтому дело направили в другую инстанцию.

А там судья стал рассматривать это как gay-marriage в купе с «делом мормонов» и собирать доказательства.

В частности, он вынужден был признать своим решением законными детьми X имеющимся на тот момент мальчиками от Y1 и Y3, чтобы сослаться на их свидетельства и опереться на семейной право, предписывающее общим детям жить вместе.

Приговор: ребенок остается в семье по крайней мере 50%, вне зависимости от желания Y2.

Однако, самое главное не это.

3 суда за 5 лет и в конце сложной цепочки (там материалов 600 страниц убористым шрифтом) судебная система Канады признала X действующим супругом и отцом детей одновременно от трех разных женщин, а женщин – претендентками в равных долях на его имущество, для распоряжения до момента взросления детей.

Франкфуртская школа, марксизм и толерантность

Т.е. узаконила многоженство.

Конечно, это просто интересная завитушка на теле гигантской и сложной машины права Содружества, но примечательно здесь вот что:

- госсудами можно манипулировать, искусственно раздувая прецеденты при помощи создаваемых на ходу ассоциаций защиты всего на свете;

- любое судебное решение можно пересмотреть, меня трактовку на ходу, если иметь силы и ресурсы. И да, кстати, это тоже не окончательный приговор. И его через некоторое время можно оспорить или, напротив, усилить до правила. Было бы желание;

- насилие над женщиной, некогда главное семейное табу, уступает место праву на самоопределение и комфорту.

Вот в таком мире все мы живем уже сейчас.

https://mikaprok.livejournal.com/338978.html

Опубликовано 07 Дек 2017 в 13:00. Рубрика: Заграница. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.