Добавлю еще небольшую часть книги по экономике Исламского государства. Эта часть касается доходов казны ИГ от сельскохозяйственной деятельности на подконтрольных ему территориях. Я привожу здесь расчеты, касающиеся только сирийских территорий ИГ, по Ираку данные не приведены. Подробности и детализация в силу ограниченности объема здесь тоже существенно сокращены.

Сирия. Сельское хозяйство и доходы Исламского государства

Захваченная боевиками ИГИЛ провинция Ракка - важнейший сельскохозяйственный регион Сирии. Расположенная в районе древней аграрной провинции Междуречья, Ракка издавна была центром выращивания пшеницы. Провинции Ракка, Хасеке и Дейр-эз-Зор суммарно производили около 70% всей выращиваемой в Сирии пшеницы.

Пшеница является важнейшей сельскохозяйственной культурой региона. По словам Себастьяна Абиса, сотрудника CIHEAM (Международный центр агрономических исследований Средиземноморского региона), автора книги «Геополитика пшеницы» Ближний Восток традиционно потребляет очень большое количество пшеницы - около 200 кг в год на душу населения. Это вдвое больше, чем в Европе и втрое выше общемирового потребления.

После победы партии Баас в Сирии было развернуто масштабное строительство гидротехнических сооружений на реке Евфрат, целью которого был целый комплекс задач: производство электроэнергии и увеличение посевных орошаемых земель. По планам увеличение площадей должно было составить порядка 6,5 тысяч квадратных километров, однако в планы сирийского руководства вмешалась Турция, начавшая реализовывать свой собственный проект GAP - "Юго-Восточная Анатолия", который предусматривал строительство 22 плотин на реках Тигр и Евфрат, 19 электростанций, а главное - удержание на территории Турции огромных объемов воды. Ирак после строительства плотины Илису на реке Тигр стал получать на 45% меньше воды за счет уменьшившегося стока воды из этой реки. Схожие проблемы стала испытывать и Сирия, которая так и не смогла заполнить до плановых уровней крупнейшее водохранилище озеро Асад, которое было основой всей программы ирригации сельскохозяйственного региона трех провинций.

Тем не менее, за годы правления Баас в ходе реализации масштабных программ развития сельского хозяйства в восточных провинциях Сирии удалось добиться существенных результатов: увеличения производства пшеницы, хлопчатника, ячменя, серьезно выросло население провинций. К примеру, здесь вино, как росло население провинция Ракка в период с 1970 по 1994 гг после начала реализации программы.

Производство зерновых в Сирии неуклонно росло, хотя начавшаяся в 2008 году затяжная и очень тяжелая засуха существенно подорвала сельское хозяйство страны (да и всего региона), что, кстати, и стало в 2011 году одной из причин перерастания социального недовольства в события Арабской весны. Стоит напомнить, что поводом для волнений в Египте стало повышения цен на зерно и основной продукт питания бедных слоев населения, а это в свою очередь, было вызвано эмбарго, введенным российским правительством на экспорт зерна в результате тяжелой засухи 2010 года, добравшейся с юга и до северных широт. Тем не менее, при всех сложностях, производство зерновых находилось на вполне достаточном уровне, обеспечивающем продовольственную безопасность Сирии.

Данные, касающиеся периода 2014 года и позднее, выглядят гораздо менее достоверными из-за прекращения регулярного учета, однако можно сказать, что урожай 2015 года оказался совсем неплохим: удалось собрать 2,445 млн тонн пшеницы и 0,986 млн тонн ячменя. Это при том, что по оценкам экспертов, посевные площади существенно сократились и достигли минимальных с значений чуть ли не с 60 годов прошлого столетия. Говоря иначе, Исламское государство, контролируя важнейшие сельскохозяйственные территории Сирии, получило контроль примерно над 1,2-1,4 млн тонн пшеницы и 0,7-0,8 млн тонн ячменя (здесь расчет идет, опираясь на пропорции производства этих культур по провинциям и исходя из захваченных ИГИЛ территорий).

Кроме производства зерновых, на территориях под контролем ИГИЛ производятся и другие сельскохозяйственные культуры - корнеплоды, овощи, фрукты, даже хлопчатник. ИГИЛ в своих агитационных и пропагандистских материалах периодически публикует фотографии мирной жизни на территории Исламского государства, в том числе и сельскохозяйственных работ.

Во время войны в Сирии уже после того, как ИГИЛ захватил провинцию Ракка и Дейр-эз-Зор и взял под контроль все гидротехнические сооружения на Евфрате, Турция существенно сократила подачу воды в Евфрат, чем вызвала негативную реакцию главарей группировки. Летом 2014 года от имени шуры ИГ в СМИ по этому поводу было передано заявление, сделанное пресс-секретарем Абу Моса, в котором говорилось: "Я молю Бога, чтобы отступническое правительство Турции пересмотрело свои решения, потому что, если ничего не изменится, мы решим вопрос сами, освободив Стамбул"

Боевые действия, ведущиеся в Сирии, самым неблагоприятным образом сказываются на сельском хозяйстве Ракки и Дейр-э-Зора. Это вполне объяснимо, но в первую очередь большинство проблем можно свести к трем основным факторам: дефицит воды, дефицит топлива и технологическая деградация производства.

Дефицит воды для орошения связан не только с действиями Турции, но и погодными факторами, а также прекращением регулярных мероприятий по мелиорации орошаемых земель. Реки Ефрат и Тигр в силу своих особенностей подвержены заиливанию, что приводит к их периодическому обмелению и даже смене русла. Созданные в ходе реализации ирригационного проекта дополнительные каналы для орошения требуют постоянной очистки от ила, что сделать в ходе боевых действий в требуемых объемах практически невозможно. В связи с этим оросительные каналы, по которым влага подается на поля, существенно забиты илом и снижают количество подаваемой на поля воды.

Исламское государство, зарабатывая на торговле зерном, не торгует им в буквальном смысле этого слова. Часть зерна, безусловно, идет на внутренние нужды - в первую очередь, снабжение боевых группировок, социальные программы по бесплатной раздаче хлеба нуждающимся. Ориентировочно на эти программы реквизируется порядка 10-12% урожая. т.е., около 150 тыс. тонн пшеницы. Часть пшеницы реквизируется безвозмездно, часть - идет в счет уплаты налогов и сборов, которые платят производители в форме закята. Таким же образом на внутренние нужды изымается определенная часть урожая других сельскохозяйственных культур.

Остальное зерно остается в собственности производителей и реализуется ими покупателям, которыми выступают как частные переработчики, так и оптовики-трейдеры. Исламское государство не регламентирует торговлю, вполне либерально относясь к товарным потокам. Оно, как и в случае с нефтью, извлекает свой доход, облагая торговыми пошлинами процесс перевозки проданного товара и торговли им. Так, пошлина, налагаемая на перевозку зерна (пшеницы и ячменя), составляет от 11 до 14 тысяч сирийских фунтов на тонну зерна в зависимости от его сорта (ориентировочно 35-45 долларов за тонну). Это приносит казне Исламского государства ориентировочно 90 млн долларов.

Кроме того, перевозчики платят отдельно транспортную пошлину - от 200 до 400 долларов за автомобиль в зависимости от тоннажа. Это добавляет к доходам ИГ дополнительно 15 долларов за каждую тонну зерна). Суммарно это дает в бюджет Исламского государства около 30 миллионов долларов.

Наконец, торговля зерном также облагается налогами - но уже на рынках. Крупнейшими рынками зерна на территории Исламского государства являются Абу-Кемаль и Маядин. Обусловлено это как близостью мест производства зерновых, так и наличием в этой местности крупных мощностей по переработке зерна - мукомольных заводов.

Торговая пошлина колеблется от 8 до 12 долларов за тонну зерна, что дополнительно приносит в доход казны Исламского государства еще около 25 миллионов долларов.

Кроме того, облагаются налогом и мукомольные предприятия, производящие муку, а также вся остальная цепочка производителей хлеба. В данном случае речь идет о применении к этим производствам и торговле правил начисления закята - то есть, налога с оборота, который составляет от 10 до 20 процентов (либо фиксированной суммы по усмотрению местных властей). Полагаю некорректным учитывать эти суммы в разделе доходов Исламского государства от сельского хозяйства, так как эти суммы относятся к налоговым поступлениям.

К доходам ИГ от сельскохозяйственной деятельности на его территории нужно отнести и доходы, которые исчисляются аналогичным образом по отношению к другим агрокультурам: корнеплодам, овощам, хлопчатнику, сахарной свекле.

Большая часть этой продукции перерабатывается и продается на месте, к примеру, сахарная свекла поступает на заводы, часть из которых расположена на территории Исламского государства. Любопытно, что в Сирии контроль над сахарной промышленностью принадлежит семье Тласс - влиятельному клану, представленному в том числе и во властных структурах. Заводы семьи продолжают работать, хотя и снизили производство до 20-25% своей довоенной мощности. С учетом того, что санкции, наложенные на Сирию, создают существенные трудности для работы сахарной промышленности, зависящей от импорта сахара-сырца, по всей видимости, часть сырья эти заводы закупают на территории Исламского государства: импорт сахара-сырца составляет приблизительно 10% от довоенных объемов, а это означает, что без свеклы, производимой на территории под контролем ИГИЛ, сахарные заводы вряд ли смогли бы работать в четверть номинальных мощностей.

Ориентировочные доходы суммарно по всем этим видам продукции, исчисляемые по той же методике, можно оценить как 70-80% от сумм, получаемых казной Исламского государства от производства и торговли зерновыми. Есть меньшие оценки - около 50%, что вполне объяснимо отсутствием достоверной статистики. Как можно понять, оценки доходов Исламского государства от этого вида деятельности базируются на документах, полученных в ходе спецоперации по задержанию ключевого финансиста группировки Абу Сайяфа в мае 2015 года. По понятной причине в захваченных документах не могла содержаться информация об урожае 2015 года, однако эксперты оценили доходы 2015 года путем сравнения доходов группировки за 2014 года и приблизительными данными об урожае 2015 года. Этим и объясняются некоторые расхождения.

Кроме того, нужно учесть, что ряд экспертов выводит свои данные из более упрощенных моделей, просто учитывая примерно 50% дисконт от текущей мировой цены на объемы произведенной на территории Исламского государств сельскохозяйственной продукции. На мой взгляд, эта методика в корне неверна, так как предполагает, что Исламское государство обращает всю произведенную продукцию в свою собственность, после чего и проводит некие торговые операции. На самом деле, это совершенно не соответствует действительности - у ИГИЛ нет структур, которые способны вести столь масштабную деятельность. Разовые мероприятия по продаже отдельных партий товаров еще доступны ИГИЛ, но вести регулярную экономическую деятельность - у Исламского государства нет таких возможностей. Поэтому простые методики подсчета в данном случае здесь совершенно не работают - если, конечно, кого-то интересует реальная картина происходящего.

Таким образом, общую сумму доходов казны Исламского государства от деятельности аграрного комплекса на подконтрольной ему территории в Сирии можно оценить в 2015 году в 220-250 млн долларов. Кроме этого, Исламское государство имеет возможность обеспечивать свои военные нужды и ряд социальных программ фактически бесплатным продовольствием, что тоже снижает нагрузку на его бюджет.

http://el-murid.livejournal.com/2604138.html