Где-то на планете некий американский спецназовец выполняет некую миссию. Теперь произнесите это 70 раз и вы справились ... на сегодня. Неизвестная американской общественности секретная сила внутри вооружённых сил Соединённых Штатов проводит операции в большинстве стран мира. Эта новая силовая элита Пентагона ведёт глобальную войну, размах которой никогда не был известен, до настоящего момента.

После того как американские "морские котики" всадили одну пулю в грудь Усамы бен Ладена и ещё одну в голову, ворвавшись в его убежище в Пакистане, одно из самых секретных подразделений по проведению тайных операций, входящее в американские вооружённые силы, внезапно оказалось в центре внимания общественности. Это было нетипично. Хотя хорошо известно, что войска специального назначения США используются в таких зонах военных действий как Афганистан и Ирак, и становится всё более очевидным, что эти подразделения действуют в таких более туманных зонах конфликта как Йемен и Сомали, весь размах их войны, охватывающей весь мир, сохранялся в тайне.

В прошлом году Карен ДеЙонг и Грег Йаффе из Washington Post написали, что количество стран, в которых использовались подразделения специального назначения США, возросло до 75, по сравнению с 60 в конце президентского срока Дж. Буша. В конце этого года, как сказал мне представитель подразделений специального назначения США полковник Тим Най (Tim Nye), количество таких стран очень вероятно достигнет 120. "Мы очень много путешествуем — не ограничиваясь Афганистаном и Ираком", — сказал он недавно. Это глобальное присутствие, охватывающих около 60% стран мира и значительно превосходящее то, что представлялось ранее — служит ярким доказательством растущей тайной силовой элиты Пентагона, ведущей секретную войну во всех уголках мира.

Возвышение секретных вооружённых сил внутри армии

Командование сил специальных операций США (SOCOM) было создано в 1987 году в следствие неудачной попытки в 1980 году спасти американских заложников в Иране, в ходе которой погибли восемь военнослужащих США. Утратившие доверие к себе после Вьетнама и сидевшие на скудном финансировании, выделявшемся вооружёнными силами, подразделения специального назначения неожиданно обрели единый дом, стабильный бюджет и защитника в лице четырёх звёздного генерала.

С этого момента SOCOM превратился в объединённую силу удивительных размеров. Состоящее из подразделений всех родов войск, включая: армейских "Зелёных беретов" и рэнжеров; морских котиков, воздушных коммандос военно-воздушных сил и группы специальных операций корпуса морской пехоты, вдобавок к специализированным вертолётным командам, лодочным группам, сотрудникам гражданских служб, спасательных отрядам и даже военным авиадиспетчерам и синоптикам при специальных операциях подразделение SOCOM — выполняет самые специализированные и секретные миссии Соединённых Штатов.

Они включают в себя убийства, контртеррористические рейды, дальнюю разведку, анализ разведданных, обучение иностранных войск и операции по противодействию распространения оружия массового поражения.

Одним из его ключевых компонентов является командование совместных специальных операций (Joint Special Operations Command (JSOC)) — секретная субкоманда, чья главная задача состоит в поиске и устранении подозреваемых в терроризме. Подчиняющаяся президенту и действующая под его контролем JSOC ведёт глобальный расстрельный список, включающий и американских граждан. Оно ведёт незаконную кампанию захватов и убийств, которую бывший советник четырёх звёздного генерала по борьбе с повстанцами Джон Нагл (John Nagl) и в скором времени ставший директором Центрального разведывательного управления Дэвид Петреус (David Petraeus) назвали "контр-террористическая машина убийств почти промышленного масштаба".

Эта программа убийств выполняется специальными подразделениями наподобие Морских котиков и Дельты, а также путём нанесения ударов беспилотными летательными аппаратами как часть тайных войн, ведущихся ЦРУ в таких странах как Сомали, Пакистан и Йемен. Кроме того, командование использует сеть секретных тюрем, которых, в одном только Афганистане, похоже, насчитывается не менее 20, с целью допросов ценных пленников.

Растущая индустрия

Численность Командования специальных операций, составлявшая в начале 90-х около 37 000, выросла почти до 60 000, около третьей части которых являются кадровым составом SOCOM, остальные имеют другие военные специальности, но периодически принимают участие в деятельности Командования.

С 11 сентября 2001 рост стал экспоненциальным, поскольку основной бюджет SOCOM вырос почти в три раза с 2,3 до 6,3 млрд долларов. Если вы прибавите сюда финансирование войн в Ираке и Афганистане, станет видно, что в действительности он в эти годы вырос почти в четыре раза до 9,8 млрд долларов. Неудивительно, что количество служащих за границей тоже выросло в четыре раза. На горизонте виден лишь дальнейший рост и расширение операций.

Бывший начальник командования специальными операциями военно-морских сил, последнего рода войск, вошедшего в SOCOM в 2006 году, генерал-лейтенант Дэннис Хейлик (Dennis Hejlik) отметил, например, что он предвидит удвоение ранее руководимого им подразделения численностью 2 600 человек. "Я вижу их, как часть, которая однажды будет насчитывать 5 000 человек, эквивалентных по численности Морским котикам, используемых в боевых условиях. От 5 000 до 6 000", — сказал он в июне в Вашингтоне на завтраке с репортёрами, пишущими на тему обороны. Долгосрочные планы уже требуют увеличения численности подразделения на 1 000 человек.

Во время недавнего заседания в Сенате, посвящённого утверждению вице-адмирала военно-морского флота Уилльяма МакРавена (William McRaven) на должность начальника SOCOM и его освобождению от должности начальника JSOC (возглавляемого им во время операции по устранению бен Ладена), он подтвердил неуклонный рост численности личного состава со скоростью 3-5% в год, также запросив дополнительные ресурсы, включая дополнительно беспилотные летательные аппараты и строительство новых объектов для специальных операций.

Бывший "морской котик" время от времени сопровождающий подразделение на задание Мак Равен выразил надежду, что по мере того как регулярные войска завязли в Афганистане, подразделения специального назначения станут играть ещё большую роль. Он добавил, что Ирак выиграет, если элитные воинские подразделения США продолжат осуществлять в нём свои миссии после декабря 2011 года — крайнего срока полного вывода войск США. Он также заверил Комитет Сената по военным делам, что "как бывший начальник JSOC могу сказать, что мы очень пристально наблюдали за Йеменом и Сомали".

Ранее в том же году во время выступления на ежегодном симпозиуме, посвящённом специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности, который проводит Национальная ассоциация оборонной промышленности, адмирал Эрик Ольсон (Eric Olson), покидающий пост начальника Командования специальными операциями, показал на составной, сделанный в ночное время со спутника, снимок земного шара. До 11 сентября ключевыми участками считались залитые огнями части планеты — главным образом индустриально развитые нации глобального севера. "Но за последнее десятилетие мир изменился, — сказал он. — Наш стратегический фокус сместился значительно южнее ... особенно в сообществе, связанном с проведением специальных операций, поскольку мы имеем дело с угрозами, идущими из мест, где нет огней."

Для достижения этой цели Ольсон запустил "проект Лоуренс" в качестве попытки повысить культурные навыки, например, путём продвинутого обучения языкам и более глубоких знаний местных истории и обычаев, для проведения заокеанских операций. Программа получила название в честь британского офицера Томаса Эдварда Лоуренса (Thomas Edward Lawrence), больше известного как "Лоуренс Аравийский", который примкнул арабских бойцов, чтобы вести партизанскую войну на Ближнем востоке во время Первой Мировой войны. Упомянув Афганистан, Пакистан, Мали и Индонезию, Ольсон добавил, что SOCOM сейчас нуждается в "Лоуренсах где-ни-окажись".

Хотя Ольсон упомянул только 51 страну, которые являются главной заботой для SOCOM, но Най (Nye) сказал мне, что в любой конкретный день подразделения специальных операций используются примерно в 70 государствах по всему миру. "Всюду по просьбе национальных правительств", — поспешил добавить он.

Согласно показаниям Ольсона, представленным им ранее в этом году Комитету по вооружённым силам США, примерно 85% личного состава, проводящих специальные операции подразделений, используемые за рубежом, сосредоточено в 20 странах в зоне проведения операций CENTCOM на большом Ближнем востоке: Афганистан, Бахрейн, Египет, Иран, Ирак, Иордания, Казахстан, Кувейт, Киргизия, Ливан, Оман, Пакистан, Катар, Саудовская Аравия, Сирия, Таджикистан, Туркмения, Объединённые Арабские Эмираты, Узбекистан и Йемен. Остальные распределены по земному шару от Южной Америки до Юго-Восточной Азии, некоторые в составе небольших групп, некоторые в составе больших контингентов.

Командование специальных операций не раскроет, в каких именно странах действуют его силы. "Мы, очевидно, собираемся сохранить в тайне некоторые места, где действуют наши силы, раскрытие которых не будет соответствовать нашим интересам, — говорит Ней. — Не все нации хотят, чтобы это было известно, какими бы ни были их основания — они могли быть внутренними, они могли быть региональными."

Но, не является секретом (или, по крайней мере, плохо скрываемым) тот факт, что так называемые подразделения для выполнения нелегальных специальных операций — наподобие "морских котиков" и Дельты — выполняют миссии ликвидаций и похищений в Афганистане, Ираке, Пакистане и Йемене в то время как легальные части, такие как "Зеленые береты" и рейнджеры, тренируют местные силы как часть общемировой секретной войны против Аль-Каиды и других групп боевиков.

Например, на Филиппинах США ежегодно тратят 50 млн долларов на контингент из шестиста человек армейских сил специальных операций, морских котиков, военно-воздушных специальных операторов и других, выполняющих контртеррористические операции совместно с филиппинскими союзниками против таких повстанческих групп как "Джемаа Исламия" и "Абу Сайяф".

Как показывает анализ документов SOCOM, открытой информации Пентагона и базы данных специальных операций, составленной ведущей расследование журналисткой Тарой МакКэлви (Tara McKelvey) (для медильской школы журналистики в рамках инициативы журналистов в области национальной безопасности) за прошлый год элитные подразделения США выполнили совместные тренировочные упражнения в Белизе, Бразилии, Болгарии, Буркина Фасо, Германии, Индонезии, Мали, Норвегии, Панаме и Польше.

С начала 2011 года сходные тренировочные миссии помимо других стран проводились в Доминиканской республике, Иордании, Румынии, Сенегале, Южной Корее и Таиланде. На самом деле, сказал мне Ней, тренировки проводятся почти во всех странах, где развернуты силы для специальных операций. "Из 120 стран, которые мы посетим до конца этого года, я бы сказал, что огромное количество составляют тренировочные упражнения в той или иной форме. Они будут классифицированы как тренировочные упражнения."

Силовая элита Пентагона

У когда-то нелюбимых пасынков военного командования — подразделений специальных операций экспоненциально растут не только численность личного состава и бюджет, но также власть и влияние. Начиная с 2002 года SOCOM получил право создавать собственные объединенные оперативные силы наподобие Оперативного соединения сил специальных операций — Филиппины — прерогатива, которую обычно предоставлялась более масштабным командованиям, таким как Центральное командование Вооруженных сил США. В этом году без излишнего шума SOCOM также учредил собственное объединенное оперативное соединение по закупкам, состоящее из дизайнеров оборудования и специалистов по закупкам.

Располагая контролем над бюджетом, тренировочным процессом и собственным снабжением, что обычно предоставляется министерствам, например, Министерству сухопутных сил или Министерству военно-морского флота, а также выделенными средствами в каждом бюджете Министерства обороны, и влиятельными сторонниками в Конгрессе, SOCOM теперь становится исключительно сильным игроком в Пентагоне.

Имея значительное влияние, SOCOM может выигрывать бюрократические войны, приобретать передовые технологии и проводить выходящие за рамки общепринятого исследования наподобие электронное прожигания сообщения в голове человека или разработки технологий, сходных с технологией стелс, маскировочных технологий для наземных войск. С 2001 года объём контрактов SOCOM, заключенных с малыми предприятиями, которые обычно изготавливают специализированное оборудование и вооружение, вырос в шесть раз.

Располагая штаб-квартирой на военно-воздушной базе МакДилл во Флориде, но осуществляя управление из полевых штабов, разбросанных по всей планете, включая Гавайи, Германию и Южную Корею, и активно действуя в большинстве стран земного шара, Командование специальных операций стало силой в себе.

Как сказал ранее в этом году уходящий начальник SOCOM Ольсон, SOCOM "является микрокосмом внутри Министерства обороны со своими наземными, воздушными и морскими компонентами, чьё присутствие глобально, а властные полномочия и обязанности зеркально повторяют военные департаменты, военные службы и оборонные агентства".

Являясь координатором планирования всех мероприятий Пентагона против глобальных террористических сетей, и, в результате, будучи тесно связанным с другими правительственными агентствами, иностранными вооруженными силами и разведывательными службами и имея на вооружении огромный выбор вертолётов-невидимок, пилотируемых самолётов, тяжеловооружённых беспилотных летательных аппаратов, высокотехнологичных вооруженных катеров, специализированных вездеходов Хамви и защищённых от подрыва и атак из засады транспортных средств (MRAP), а также другого новейшего оборудования (новые разработки которого не прекращаются), SOCOM представляет собой новое явление в военной сфере.

Если покойный исследователь милитаризма Чалмерс Джонсон называл ЦРУ "частной армией президента", то сегодня эту роль играет JSOC, выступая в качестве частной команды убийц главы исполнительной власти, а её родительская организация SOCOM функционирует как новая элитная силовая структура Пентагона — секретная армия внутри армии, обладая властью в стране и охватывая весь мир.

В 120 странах по всему земному шару подразделения Командования специальных операций ведут свою секретную войну, состоящую из громких покушений, преднамеренных убийств малоизвестных людей, операций захватов, ночных рейдов с вышибанием дверей, совместных операций с иностранными военными силами и тренировочных миссий с местными партнёрами как часть теневого конфликта, остающегося неизвестным большинству американцев. Когда-то бывшие "специально" маленькими, незаметными и служившие прикрытием для посторонних, сегодня они стали особенными из-за своих могущества, возможностей, влияния и ауры.

Эта аура теперь усиливается хорошо организованной пиар-кампанией, помогающей созданию дома и заграницей образа сверхчеловека, даже несмотря на то, что многие из их реальных действий остаются в тени, которая всё время расширяется. Типичную точку зрения, которая пропагандируется, иллюстрирует высказывание адмирала Ольсона: "Я уверен, что эти части ... являются наиболее культурными партнёрами, самыми смертоносными охотниками на убийц, самыми отзывчивыми, проворными, изобретательными, эффективными, решающими любые проблемы советниками, тренерами и воинами, которых только может предложить какая-либо из стран.

Недавно на форуме по безопасности Института Аспена Ольсон высказал схожие словно покрытые позолотой аргументы вдобавок к вводящей в заблуждение информации, утверждая, что части специального назначения США действовали лишь в 65 странах, а привлекались к вооруженным действиям только в двух из них. Когда же его спросили об ударах, нанесённых беспилотными летательными аппаратами в Пакистане, он, как сообщают, ответил: "Вы говорите о неидентифицированных взрывах?"

Однако, то, о чём он счёл возможным рассказать, говорит о многом. Например, он отметил, что нелегальные операции, подобные миссии по уничтожению бен Ладена, когда солдаты выполняют вертолётные ночные рейды, стали сейчас весьма распространёнными. "Дюжина или около того совершаются каждую ночь", — заявил он. Однако, возможно самым ярким было неожиданное замечание о размере SOCOM. "Прямо сейчас, — подчеркнул он, — подразделения специальных операций США примерно равны по численности всем регулярным войскам Канады. В действительности, эти подразделения более многочисленны, чем регулярные войска многих стран, в которых каждый год действуют элитные подразделения США, и их численность будет только расти."

Американцам ещё предстоит бороться с тем, что означает обладание "специальными" подразделениями такой численности, такой активности и такой секретности, и они не смогут начать эту борьбу, пока не получат больше информации. Она просто не поступит от Ольсона или его подчиненных. "наш доступ в другие страны зависит от нашей способности не говорить об этом", — ответил он на вопрос о скрытности SOCOM. "Элитные подразделения против того, чтобы миссии становились предметом пристального внимания, как это произошло в случае с Бен Ладеном", — сказал он. "Тайная армия внутри вооружённых сил, — заявил Ольсон, — хочет "вернуться в тень и продолжать делать то, ради чего она пришла."

Ник Турс — историк, эссеист и журналист, помощник редактора TomDispatch.com и новый главный редактор Alternet.org, его последняя книга — "The Case for Withdrawal from Afghanistan (Verso Books)". Данная статья стала результатом сотрудничества между Alternet.org и TomDispatch.com.

http://www.warandpeace.ru/ru/reports/view/63585/