Сейчас многие западные аналитики всех мастей предлагают свои варианты выхода из украинского кризиса. Главная беда большинства этих рекомендаций заключается в том, что львиная их доля исходит только из идеи «сохранить лицо» того или иного субъекта данного конфликта.

Дошло даже до того, что на переговорах в Минске президент Украины Петр Порошенко всю свою публичную речь построил на необходимости этого самого «сохранения лица» - видимо, его советники, начитавшись западной аналитики, тоже уверовали, что для Владимира Путина сейчас цель сводится исключительно к этому.

Эти аналитики никак не хотят понять, что для России сейчас на кону стоят вопросы, гораздо более важные, чем «сохранение лица», чем авторитет в глазах остального мира, чем имидж. Вопрос – в том, сохранит ли Россия свое жизненное пространство, сохранит ли буферные зоны на своих границах, сохранит ли возможность в будущем самостоятельно выстраивать систему национальной безопасности, сохранит ли в конечном счете себя! Это в случае с Сирией можно было говорить о том, сохранят ли лицо Путин или Лавров, допустив ракетный удар по войскам Асада. И если даже в этом случае Москва приложила максимум дипломатических и экономических усилий для предотвращения невыгодного для себя сценария, то можно не сомневаться, что в случае с Украиной она не ограничится только дипломатией.

Давайте попробуем проанализировать основные возможные сценарии выхода из кризиса, исходя не из ложного посыла о «сохранении лица», а исходя из понимания, насколько решение данной проблемы важно для будущего Российской Федерации и постсоветского пространства.

Итак, я бы выделил следующие условные сценарии (само собой, при массе их вариаций):

1. Сохранение «соборной» Украины (без Крыма, разумеется).
2. Боснийский сценарий.
3. Приднестровский сценарий.
4. Абхазский сценарий.
5. Чехословацкий сценарий.
6. Крымский сценарий.

Вкратце рассмотрим все эти возможные сценарии, еще раз подчеркнув, что у каждого из них есть множество различных вариаций.

«Соборная» Украина

На вариант сохранения Новороссии и Донбасса в составе Украины, конечно же, будут настаивать и в Киеве, и на Западе (даже вынеся за скобки вопрос Крыма). В рамках этого сценария можно спорить о том, сохранится ли унитарная Украина или же Донбассу будет предоставлена определенная автономия. Большинство западных экспертов, ничтоже сумняшеся, утверждают, что Кремль удовлетворится автономным статусом Донбасса или федеративным устройством Украины, которое защитит права русского населения Новороссии и станет своего рода предохранителем от вступления Украины в НАТО.

Вот и два высших руководителя Германии вслух заговорили о «разумной федерализации Украины». Причем Меркель, учтя тот факт, что в среде киевской «богемы» слово «федерализация» стало ругательным, предложила говорить о «децентрализации по немецкому образцу» (как будто бы следование образцу Федеративной Республики Германия не является федерализацией!). Порошенко в своей программе тоже что-то там вяло пообещал по поводу «самоуправления регионов» и «защиты русского языка», хотя так и не пояснил, как это осуществить на практике.

Это же является и главной «ахиллесовой пятой» всех экспертов, предлагающих подобный вариант решения конфликта. Во-первых, они не говорят о том, как теперь убедить дончан и луганчан в том, что они должны жить в государстве, бомбившем их на протяжении нескольких месяцев, и по-прежнему считать его своим. Во-вторых, никто из них не задумывается над тем, какие гарантии может дать Киев или Запад жителям Новороссии в случае их согласия на данный вариант.

Мы же видим, что все меморандумы, обещания, договоры, соглашения нарушаются нынешней киевской властью чуть ли не сразу после их провозглашения, кто бы ни выступал их гарантом (достаточно вспомнить, как февральские соглашения с Януковичем были растоптаны буквально на следующий день). Соответственно, можно предположить, что все эти «гарантии», которые получит Донбасс, будут нарушены моментально после того, как ополченцы разоружатся.

При любом варианте сохранения единой Украины, какую бы автономию ни получила Новороссия, в этих регионах будут располагаться «федеральные» войска, «федеральные» силовые структуры, «федеральные» правоохранительные органы, в которые нынче официально включены боевики-неонацисты из «Правого сектора». Уж можно представить, какое «правосудие» те начнут осуществлять в «автономных» регионах! И никакая Меркель, как мы понимаем, даже не пикнет, когда в русскоязычных областях начнутся (а точнее, продолжатся) настоящие этнические чистки.

Надо понимать также, что у полуразрушенного Донбасса не будет фактически никаких шансов на восстановление своей экономики в рамках «соборной» Украины. За все годы незалежности Украина фактически ничего не построила в этих регионах. А уж после той волны ненависти к Донбассу и дончанам, которая поднята в Киеве, не будет строить и впредь.

К примеру, небезызвестный «радикал-меньшевик» Ляшко уже заявил, что после «освобождения» надо оставить города региона в руинах – в назидание потомкам. На что при таком подходе может рассчитывать номинально или даже фактически автономный Донбасс, который вынужден будет направлять налоги на содержание Киева, а не на восстановление своей инфраструктуры?

Ну, и самое главное. Достаточно смоделировать данный сценарий, чтобы понять, что он совершенно не учитывает интересов России. Какой ей смысл в том, что ее включат в число подписантов и «гарантов» будущей новороссийской автономии или нейтралитета Украины? Спустя пяток-другой лет над ней будут посмеиваться точно так же, как посмеивались над ельцинской Россией, когда, вопреки всем договоренностям, началось стремительное расширение НАТО на восток.

Любые договоренности не перечеркнут той волны русофобии, которую подняли евромайдан и нынешние киевские «элиты». На границах с Россией появится не просто недружественное, а враждебное государство. Причем чем больше будет у него экономического потенциала, тем больше угроз для российской безопасности оно будет создавать. Донецкая и Луганская область – это примерно 25% экспортных и 20% производственных мощностей Украины (само собой, эти данные относятся к довоенному периоду). Какой же смысл России соглашаться на сохранение мощи государства, которое откровенно устами своих высших деятелей грозит самому существованию России и ее территориальной целостности (не забываем об обещании министра обороны Украины провести украинский военный парад в Севастополе)?

Те, кто в России призывают отмахнуться от проблем Новороссии, оставив ее на съедение украинским неонацистам, не понимают, что, переварив Донбасс, завершив этнические чистки, начатые 2 мая в Одессе, правосеки, уже укрепившиеся, закаленные в боях, получившие бронетехнику и финансирование, обязательно начнут диверсии в Крыму, а затем и в остальной части России (они, собственно, и не скрывают своих конечных целей). И какие договоренности с Украиной, где подобные люди уже официально включены в карательную систему, может заключить Москва? Каким образом «автономный» статус Донбасса защитит Россию от террористической угрозы, связанной с усилением такого государства-соседа?

Лично я не вижу механизма соблюдения подобных «гарантий» ни Донбассу, ни России в случае сохранения «единой» Украины. Во всяком случае, ни один из многочисленных экспертов, предлагавших подобный сценарий, этот механизм даже контурно не обрисовал.

Боснийский сценарий

Некоторые обозреватели все чаще стали писать о возможности сохранения формально «единой» Украины с наличием де-факто самостоятельного Донбасса. Эту мысль, в частности, высказал на страницах газеты «The Daily Telegraph» известный британский дипломат Чарльз Крофорд, в свое время сыгравший свою роль в выработке модели управления Боснией и Герцеговиной.

В статье с характерным названием «Украинцы – лузеры в игре труса» британец пишет: «Соглашение, которое, по всей видимости, удовлетворит Россию, сводится к босниизации Украины... Украинская территориальная целостность сохраняется на бумаге, но некоторые регионы получают что-то вроде автономии, предоставленной Республике Сербской, некоего сербского тела внутри Боснии и Герцеговины. Эти области могут быть объединены в российское экономическое и политическое пространство - как Москва решит, - посредством их Кремль также получил бы возможность накладывать эффективное вето на стратегический выбор, сделанный в Киеве: Украина не может вступать в НАТО или более тесно сближаться с Европейским союзом, если эта опция не будет закрыта даже в теоретическом плане. Такой исход мог бы выглядеть привлекательным для многих европейских столиц, если прагматически исходить из того, что это наилучший из доступных ныне вариантов».

Автор этих слов признает, что такой вариант может быть воспринят болезненно киевскими элитами. И он уже так и воспринимается – один из активных организаторов евромайдана Виталий Портников уже поспешил опубликовать колонку «Путинская западня», предостерегая от боснийского сценария (самое смешное, что в качестве отрицательного примера записной «евроинтегратор» приводит именно Боснию, находящуюся под официальным управлением Евросоюза, а в качестве положительного – сохранившую независимость Сербию).

Думаю, в случае успешного наступления новороссийских ополченцев Запад в итоге будет склоняться как раз к этому варианту как к меньшему из зол. Под давлением Запада на него может в конце концов пойти и Киев, если осознает, что это – единственный способ сохранить данную территорию хотя бы в формально едином государстве (само собой, при этом надеясь в будущем отменить реальную автономию Донбасса).

Что это может дать Новороссии? Она может тем самым реально обеспечить себе гораздо большую самостоятельность и возможность защиты языковых прав. Но при этом также вряд ли сможет рассчитывать на скорое восстановление края из руин.

При таком раскладе Россия действительно на определенное время получит больший контроль над Украиной, но не решит для себя проблемы безопасности собственных границ, сопряженных с де-факто автономной Новороссией.

Приднестровский сценарий

Речь идет о фактической самостоятельности ДНР и ЛНР при отсутствии официального признания этой независимости со стороны и Киева, и Запада, и России. По сути, это сведется лишь к замораживанию конфликта с высокой вероятностью его повторения (как это было в 2008 году в Южной Осетии).

Этим сценарием киевские эксперты любили пугать дончан на этапе зародыша конфликта, когда еще не рвались бомбы. Теперь-то напугать «тяжелой судьбой Приднестровья» Донбасс довольно сложно – многие предпочли бы такую судьбу войне и разрухе.

В конце концов, такой сценарий можно назвать и не Приднестровским, а, скажем, Тайваньским! Умудряется же вот уже несколько десятилетий существовать и процветать де-факто государство, юридически признанное лишь островками Океании. Вопрос тут в фактическом признании и сотрудничестве как с Россией, так и в будущем – со слегка успокоившейся Украиной, которая, как и нынешняя Молдова, решит, что лучше выстраивать ровные отношения с отколовшимся регионом в надежде когда-то заманить его обратно.

Проблема будет заключаться в том, что при соответствующей блокаде со стороны ЕС практически все предприятия Новороссии потеряют экспортный рынок, что может встретить активное сопротивление местных олигархов, а в перспективе может привести к упадку металлургической и машиностроительной отраслей непризнанной республики (республик?). Правда, при должной кооперации с Россией эту проблему можно ослабить (не решить полностью), перенаправив часть продукции данных предприятий на постсоветское пространство и в развивающиеся страны Азии и Африки.

При таком раскладе Россия прочно закрепит эту территорию в зоне своего влияния, защитит местное население от этнических чисток и сможет лавировать во взаимоотношениях с Европой и Украиной угрозой возможного официального признания Новороссии. В конце концов, если слабой, дефрагментированной ельцинской России хватило сил для того, чтобы обеспечить такой исход в Приднестровье, то сейчас гораздо более сильная РФ может это сделать с меньшими проблемами. Правда, тогда данный сценарий обеспечивался силами 14-й армии, легально находившейся на территории ПМР. Сейчас официальный ввод такого контингента при развитии Приднестровского сценария не представляется реальным.

Абхазский сценарий

Проблема ввода российских миротворцев решается путем официального признания Москвой Новороссии по сценарию Абхазии и Южной Осетии 2008 года. Опять-таки если кому-то не нравятся аналогии с Кавказом, можно такой сценарий назвать Кипрским. В конце концов, Северному Кипру вполне хватило признания со стороны только одной Турции. И это не мешало Кипру вступать в Евросоюз, а Турции – оставаться кандидатом в члены ЕС и активным членом НАТО.

При таком развитии событий конфликт опять-таки замораживается, Новороссия получает больше гарантий безопасности в случае появления какого-нибудь «украинского Саакашвили». А Россия получает полный контроль над регионом и массу головной боли во взаимоотношениях с Западом (она, правда, будет не намного большей, чем от воссоединения с Крымом).

Граждане Новороссии при обоих подобных сценариях вынуждены будут получать гражданство сопредельных государств и при перемещении через границу иметь проблемы, свойственные всем непризнанным или «недопризнанным» государствам. Но как мы видим по примеру того же Приднестровья или Северного Кипра, такие проблемы с годами решаются.

Чехословацкий сценарий

Сценарий полюбовного развода Украины и Новороссии по примеру развода Чехословакии нельзя сбрасывать со счетов. По сути с того самого времени, как начался евромайдан, западные аналитики довольно часто обсуждали этот сценарий и даже призывали к нему.

Бывший президент Чехии Вацлав Клаус предлагал даже свои посреднические услуги для осуществления этого плана. Но Киев гневно отверг их. Разве это кажется умным теперь, после такого количества крови, которую пролила и Украина, и Новороссия?

Еще в феврале американский публицист Дэвид Микснер, бывший советник Билла Клинтона, написал статью под заголовком «Разделите Украину сейчас, пока еще не слишком поздно». Он, как и некоторые иные аналитики, призывал к мирному разделу Украины, пока не погибли тысячи жителей. Многим это предостережение показалось излишне апокалиптическим. Хотя сейчас мы видим, что вариант мирного развода, возможно, избавил бы от крови массы мирных жителей и бессмысленных разрушений.

Конечно, аналогия с разводом Чехословакии тут хромает (поскольку мирного развода уже не получилось). Ну, можно назвать тогда этот сценарий хорватским или суданским, если хотите – примеров, когда мировое сообщество при всеобщем согласии соглашалось на раздел государства, погрязшего в гражданской войне, было достаточно за последние десятилетия.

При таком сценарии Новороссия, конечно же, все равно не обойдется без России, но, используя свой мощный промышленный потенциал, могла бы быстрее восстановиться из пепла и нормально сотрудничать со всеми соседями, выполняя одновременно роль своеобразного буфера между Россией и недружественной Украиной.

Еще несколько недель назад киевский бомонд с пылом отверг бы подобный сценарий как «пораженческий» и «антиукраинский» (разве что писатель Юрий Андрухович еще до донецко-украинской войны ради эпатажа допускал отделение Донбасса). Когда же донецкие ополченцы начали массированное контрнаступление, открыв второй фронт под Мариуполем, в Киеве в результате панических настроений все чаще стали звучать голоса с призывом отказаться от Донбасса, дабы избежать больших жертв.

Любимый в киевской среде «американский» политолог Александр Мотыль даже нашел формулу, при которой сдачу Донбасса можно было бы представить как... победу Украины. В журнале «Foreign Affairs» он написал статью с характерным названием «Путинская западня» (похоже, они с Портниковым сговорились), в которой заявил о «хитром» ходе: мол, отдадим разрушенный украинцами Донбасс Путину – тот его не переварит и разорится! А Украина в это время начнет свою «историю успеха» в рамках Евросоюза! Понятно, что формула придумана исключительно для того, чтобы оправдать поражение. Но сам факт того, что эти формулы уже генерируются в среде украинских экспертов, показателен! Это значит, что вариант развода «при согласии всех сторон» может и должен рассматриваться.

Крымский сценарий

Сценарий присоединения Новороссии к Российской Федерации по примеру Крыма, конечно, был бы воспринят многими жителями этого региона «на ура». При таком сценарии для исстрадавшегося Донбасса снималась бы масса проблем, связанных с управлением региона, его скорейшим восстановлением, безопасностью, налаживанием нормальной жизнедеятельности. Мало того, проблем с реинтеграцией Донбасса было бы меньше, чем с Крымом, отделенным от «материковой» России морем.

При этом мы понимаем, что ни Запад, ни Украина не пойдут на признание и этой «аннексии». А это значит, что у России появятся дополнительные проблемы – как во взаимоотношениях с Западом, так и с финансированием разрушенного региона.

Потому такой сценарий кажется маловероятным. Хотя согласитесь, еще в начале этого года мало кто мог поверить в то, что уже весной Крым станет составной частью России. Нынешние стремительно развивающиеся события демонстрируют, что ничего невозможного нет.

В любом случае, такой сценарий нельзя сбрасывать со счетов – Россия всегда может держать его в уме для усиления своих позиций при торгах и с Европой, и с все той же враждебной Украиной.

Что делать?

Разобрав все эти сценарии, можно теперь отвечать и на вопрос «Что делать России?» Какой из этих вариантов должна поддержать Москва? Ответ во многом зависит от адекватности действий Киева и Запада. Как мы понимаем, еще в декабре самой оптимальной из возможно достижимых целей Москве представлялась федерализация Украины с возможно большей автономией Крыма и Новороссии. На построение более тесных интеграционных связей России с этими регионами Украины ушло бы не одно десятилетие.

Но любая революция, гражданская война и анархия в государстве, которое принято называть "failed state" (а думаю, теперь даже мои украинские коллеги не обидятся на подобное определение, как они делали еще год назад), дают возможность соседям для гораздо более сильного маневра. Сейчас Россия может требовать плебисцита по самоопределению регионов Украины не только на Донбассе, но и в пределах всей Новороссии. Сомневаюсь, что в условиях нынешней войны и разрухи на Украине вообще возможны честные выборы и референдумы, но тем не менее такую опцию нельзя сбрасывать со счетов.

Россия и Запад могут выбирать между приведенными выше сценариями, торгуясь и усиливая свои позиции, которые будут напрямую зависеть от военных успехов новороссийского ополчения. Чем сильнее будут успехи – тем больше смогут выторговать сами новороссы. При этом Москва может сдерживать Запад от более агрессивных действий «угрозой» повторения крымского сценария.

Говоря о судьбе Новороссии нельзя забывать об угрозе появления на границе с Россией абсолютно враждебного государства под названием Украина. Западные аналитики постоянно используют этот аргумент для того, чтобы убедить Москву в необходимости сохранения Донбасса в составе Украины: мол, без Крыма и Донбасса то, что останется от украинского государства, будет иметь четко выраженную антироссийскую линию поведения и неуклонно будет сближаться с Европой и НАТО вопреки России.

Тут надо учесть, что подобное сближение, как мы видели, шло все эти годы и при наличии в составе Украины означенных регионов. И уж конечно же, Запад в любом случае приложит максимум энергии, чтобы усилить этот вектор после окончания донецко-украинской войны.

России при любом из сценариев взаимоотношений с Новороссией надо будет выстраивать совершенно новую политику в отношении Киева с целью погашения или хотя притупления антироссийских настроений в украинском обществе. Но это – тема отдельного разговора. Не менее важная для России, чем определение судьбы Новороссии.

Украину ждет зима. Но это и так понятно. А еще Украину ждет революция и диктатура. И вот это уже не так очевидно. Об этом и поговорим.

Революция

Налицо самая что ни на есть революционная ситуация. Практически по Ленину. Сверху не могут, снизу не хотят.

Майдан никаких проблем не решил, а только усугубил их. Вместо мелкого вора-шапочника к власти пришли настоящие грабители, которые не чураются откровенного бандитизма. Порошенко, Коломойский, Аваков - все они в прошлом были связаны с самыми настоящими ОПГ. Да и сейчас их деятельность по сути своей одна большая ОПГ, только легализованная, слившаяся с государством.

Майдан вообще не был революцией, это была замена одних воров на других. Голодные и агрессивные воры вытеснили сытых и вялых. Крупные кабаны оттолкнули мелких свиней от корыта. Вот и весь майдан.

Кстати, революционной ситуации на момент майдана по сути и не было, это была хорошо организованная акция. Сначала на майдан согнали студентов и офисный планктон. Потом подтянулись безработные из провинции. Под конец прибыли хорошо тренированные боевики с запада. Не только с запада, но в основном.

В целом, никакой революционной ситуации в феврале не наблюдалось. Народ конечно был недоволен многим проблемами, накопленными как за годы правления Януковича, так и за все предыдущие 20 лет, но это недовольство не носило такого острого характера чтобы нельзя было дождаться президентских выборов.

В феврале народ просто разогрели. Как в кино - подогрели и обобрали. В основном это было сделано через телевизор. Народ заставили думать, что во всем виноват один Янукович и стоит его согнать - все будет хорошо. Будет Европа, благодать, краще життя и так далее. Но заметьте, что даже это не заставило народ выходить на улицы по всей стране. Большой митинг был только в Киеве. И митинг этот был собран вокруг специальной сцены, с которой специально подготовленные ведущие управляли процессом, а на площади раздавали чаек и пирожки - очень вкусный чаек, после употребления которого становится очень весело и кажется, что можно горы свернуть.

И палатки кто-то поставил на майдане. И биотуплеты. Какие-то волшебные бабушки вышли, поставили палатки, полсотни биотуалетов и каждый день их вывозили.

Но это было в феврале. А сейчас - сентябрь. И в этот раз все будет по-настоящему.

В стране жесточайший экономический кризис. Страна на грани дефолта. Новых кредитов никто давать не спешит, а даже если и дадут несколько миллиардов - ситуацию они не изменят, это будет припарка, только за газ на зиму заплатить. Курс гривны, социальные выплаты - на них денег нет. Да и деньги - это еще не экономика. Деньги - это финансы. А экономика - это производство товаров и услуг. А четверть промышленности уже остановлена. И скоро остановится еще четверть. Потому что газа хватит в лучшем случае для отопления, а для промышленности его нет. Не говоря уже о том, что предприятия Донбасса частично разрушены, а те, которые продолжат работу, платить налоги в Киев уже не будут. Потому что они теперь сами по себе.

Население уже не просто "не хочет жить по-старому" - оно уже элементарно не может. У многих нет денег даже для оплаты услуг ЖКХ. Не говоря уже про все остальное. На предприятиях сокращения, зарплаты снижены, курс гривны падает, цены растут.

И одновременно с этим - поражение в войне. И не просто поражение, а с потерей территорий. И несколько тысяч раненых, на лечение которых тоже нужны деньги. А потом пособия на их содержание. И еще несколько тысяч убитых. В общей сложности, больше 10 000 семей потеряли кормильцев. И еще несколько тысяч ветеранов, которые еще в августе столкнулись с проблемами признания их в таком качестве. Ветераны, которые не могут теперь получить ни боевых, ни суточных, ни пенсий.

Если это не революционная ситуация, тогда что вообще можно считать революционной ситуацией?

Особенно надо отметить, что для подавления протестов у Киева не будет ни сил, ни средств, ни моральных оснований. Власть, пришедшая через майдан, якобы по воле народа, жестоко обманула этот самый народ. Какие тут моральные основания? Никаких.

Народ снова выйдет на площадь, только уже не благодаря телевизору, а вопреки. И народ потребует смены власти. И как сказал один из командиров, камней и коктейлей молотова уже не будет. Потому что есть оружие.

И беркута не будет. Милиция, которая оказалась преданной в феврале, уже не будет защищать власть, прикрывая ее своей грудью. Именно поэтому в Донецке и Луганске стал возможен бунт - там милиция не встала на защиту правительства, а сразу разошлась, как только на площади собралась толпа. И в Киеве будет так же.

Разница только в том, что в Донецке и Луганске (а еще раньше в Севастополе и Симферополе) народ понял ситуацию сразу, не дожидаясь экономического упадка. Народу в этом помогли украинские националисты, которые начали преследование русского языка и культуры, которые начали ловить активистов русских движений. А в Киеве и других городах центральной и западной Украины понадобилась война и экономический упадок чтобы народ понял, кто управляет их страной.

Поэтому революция будет. Должна быть. Вопрос только в том, каким будет ее характер. Будет ли она социалистическая или националистическая или какая-то еще. Это пока неясно. Единственное, что можно сказать определенно - буржуазной новая революция уже не будет. Буржуазной была революция 1991 года в СССР. Национал-буржуазная направленность была у процесса отделения Украины. После этого, 23 года буржуазная власть грабила страну и довела ее до пропасти, до разрушения всех государственных институтов, до остановки производства и коллапса экономики, до проигранной войны и потери территорий. Поэтому буржуазной власти прежнего образца путь заказан. Но кто придет ей на смену - вот это вопрос.

Революционеры

Народными массами кто-то обязательно должен управлять. По-другому революции не случится. Но свято место пусто не бывает. Если революционная ситуация созрела, революционеры появятся. Это вопрос времени.

Кандидатами в революционеры могут быть:

1. Националисты. С одной стороны, это очень сильный кандидат, в силу исторических причин. Украинская идея в Киеве сильна несмотря ни на что. Тем более, когда в революционном процессе не участвует Крым и Донбасс (первый решил свои проблемы переходом в Россию, второй решает методом отделения). Поражение от русских в Донбассе тоже в некотором роде играет на руку националистам - некоторые украинцы хотят быстрого реванша, возврата территорий и завершения начатого. Однако есть и другая сторона. В глазах многих национализм уже дискредитировал себя. Две трети населения согласно опросам хотят прекращения войны любым путем. Даже ценой потери Донбасса. Еще в июне возникли настроения "пусть Донбасс идет на все четыре стороны, если так хочет", а сегодня, когда получает огласку масштаб потерь - такие настроения становятся доминирующими. Поэтому позиции националистов не слишком сильны. Их готовы поддержать далеко не все. А значит, главной силой революции они не будут.

При этом, нельзя исключать вариант появления специфического ответвления - "мирных националистов" - тех, которые попытаются скрестить стремление народа к миру с идеей Единой Украины - национального государства, идущего в Европу. Что-то вроде "Единая Украина мирными методами". Или "Мир. Дружба. Европа". Насколько это реально - не готов сказать. Но такой вариант возможен. Он напрашивается исходя из логики происходящего, исходя из запросов общества.

2. Олигархи. То, что капитализм на Украине полностью провалился, это не значит, что капиталисты тихо отойдут от дел. Как и националисты, они наверняка попробуют сыграть на революционных настроениях и еще раз посадить своего человека на трон. И у них это может даже получиться. Правда это уже будет не совсем капитализм в привычном понимании. И уже точно не демократия. Вернее - не либеральный капитализм. Это будет нечто вроде боярина, ставшего князем. Только не таким, как Порошенко, а настоящим, самодержцем. Этакая современная гетманщина. И никакого либерализма. Другие олигархи при этом будут или полностью уничтожены (выдворены из страны), или будут ходить по струнке и работать с высшего дозволения, как бизнес в Беларуси - только там, где разрешил Батька.

3. Армия Донбасса. Если революционное движение примет пророссийский характер, вполне вероятна его поддержка со стороны жителей юго-востока, включая Донбасс. И часть армии Донбасса может дойти непосредственно до Киева, где и поддержит революцию. При этом она может получить совершенно новое название ради того, чтобы иметь широкую народную поддержку. Без упоминания Донбасса и Новороссии, которые в центральной Украине вызывают смешанные чувства. Например, Русская армия. Или еще лучше - Армия освобождения Украины. В этом случае неизбежно столкновение с националистами, но решающим фактором будет народная поддержка. Если больше половины населения Киева и центра поддержит идею пророссийской Украины, грубо говоря 50% + 1 голос - тогда пророссийские революционные силы победят. А националисты в этом случае сосредоточатся в западных областях и вероятнее всего объявят о своей независимости. И надо полагать, что их никто уже не будет удерживать, тем более вооруженным путем.

4. Местное наднациональное ополчение. Под ополчением понимаются некоторые народные формирования, например из фронтовиков, которые никогда до майдана не занимались политикой. Простые украинцы и русские, возможно даже побывавшие на майдане, а потом прошедшие войну, переосмыслившие происходящее и решившие навести порядок в стране, исходя из того понимания, что если они не позаботятся о себе и о народе - никто другой о них не позаботится.

Наднациональное - это значит, что вопросы восстановления страны будут поставлены выше национальных вопросов. По логике, это оптимальный вариант, при котором может наступить желаемый большинством жителей Украины мир и начнется восстановление страны. В этом варианте прекращается конфронтация между русскими и украинцами, вопрос отношений с Донбассом выносится за скобки по принципу "сначала наладим то, что имеем, а потом договоримся с Донбассом". В этом варианте никто не ищет (вернее не должен искать) врагов в русской или украинской национальной среде. Главное - страна, остальное приложится.

Вот только не факт, что найдется достаточно людей, готовых отбросить национальные споры и заняться делами насущными. С одной стороны, жизнь и наступающая зима должны подсказать, что Дед Мороз интернационален. И голод - тоже не тетка, у него нет национальных предпочтений. А с другой стороны, украинцы уже столько раз демонстирровали, что ради своей национальной идентичности они готовы пускаться во все тяжкие, что назло москалям они готовы даже запасы хлеба жечь - это значит, что наднациональное решение вопроса может и не случиться. Хотя, с точки зрения выживания и скорейшего восстановления экономики это было бы самое оно.

5. Военные. Кадровые военные и фронтовики под командованием кого-нибудь из старших офицеров, сохранивших авторитет среди подчиненных. Остался ли на Украине авторитетный генерал или хотя бы полковник после всех событий войны в Донбассе - это большой вопрос. Но такой может обнаружиться среди тех, кто вышел в отставку еще до событий майдана и тем самым сохранил свой авторитет. Если революцией займутся военные - все произойдет быстро. И тогда к власти придет самая настоящая хунта. Порошенко и товарищи - на самом деле никакой хунтой не являются и никогда ей не были. Хунта - это группа военных, пришедшая к власти насильственным путём в результате переворота. Порошенко, Турчинов, Аваков, Яценюк - никакие не военные. Поэтому хунтой называть их в корне неверно. Хунта будет, если к власти придет кто-нибудь из генералов или полковников или сразу группа - несколько старших офицеров, которые установят диктатуру. И у них не будет ни конституции, ни Верховной рады, а только некоторый государственный совет, который будет принимать решения и они будут выполняться как в армии - быстро и четко, за невыполнение арест.

Этот вариант на самом деле очень вероятен. И может быть даже не так плох, как может показаться. Хотя бы потому, что военные - не обязательно националисты. Говорят, что в вооруженных силах в ходе войны в Донбассе вообще возникло неприятие по отношению к нацгвардии и националистам из территориальных батальонов. А это значит, что военная хунта может стать "наднациональной", то есть решающей задачу восстановления страны, а не поиска виноватых и войны с москалями до победы. Тем более, что военные лучше других знают, какой ценой дается эта война и к какой победе она ведет.

Персоналии

Из известных персон, которые могут принять активное участие в предстоящей революции, в первую очередь нужно помнить про Коломойского и Тимошенко.

Коломойский может поиграть в революцию по той простой причине, что ему в общем-то уже нечего терять. Если он не прибьется к тем или иным революционным силам, он рискует потерять все. Хотя, может быть ему пора уже просто обналичить свой капитал и скрыться где-нибудь в Латинской Америке. Или в Израиле. Или где-нибудь еще. Если, конечно, ему есть, что обналичить.

Тимошенко революцию скорее всего без своего участия не оставит. Все заметили, как легко она признала победу Порошенко на президентских выборах? Знала, чертовка, к чему дело идет. Знала, что Порошенко на самом деле забрался не на престол, а на эшафот. Знала, что недолго свинья будет жрать вожделенный апельсин. И теперь наступает момент, когда Юля может сновать заплетать свой бублик.

Примечательно, что Тимошено может сыграть за разные силы. Может попробовать сыграть за националистов. А может и с военными. Военная хунта не означает, что генералы будут все время находиться у власти, они могут решить наиболее острые вопросы и назначить президентские выборы. На которых уже победит известно, кто.

Ярош и Тягнибок - мелкие личности, за которыми вряд ли кто-то пойдет.

Ляшко - может стать революционным лидером националистов. У него это получится лучше, чем у Коломойского, но, по правде говоря, Ляшко тоже следовало бы куда-то уехать из страны. Если, конечно, деньги есть.

Янукович. Некоторые считают, что Кремль может попробовать вернуть в Киев Януковича. В том числе на штыках армии Донбасса. Мое мнение - не верю. Янукович - отыгранная карта. Про него лучше забыть.

Диктатура

После революции Украину неизбежно ждет диктатура. Неизбежно и независимо от того, кто эту революцию будет делать и кто победит.

Неизбежность диктатуры обусловлена самой ситуацией в стране. Тот бардак и тот уровень проблем, которые возникли за время правления Порошенко, слишком велик чтобы его можно было устранить как-то иначе кроме диктаторского метода правления.

Любой либерализм, любая демократия - просто заявзнут в массе проблем и споров. Украине сегодня не нужны две точки зрения и бесконечные споры в надежде найти истину. Точки зрения и споры были раньше. Все 23 года. Сегодня Украина дошла до того состояния, когда вся полнота власти должна быть сосредоточена в руках человека, принимающего решения единолично. Он может слушать многих - украинцев, русских, киевских, галицких, парламент или госсовет, военных или гражданских, но решение он должен принимать сам. Быстро и решительно. И его решения должны исполняться. Это и будет диктатура.

В ситуации разрухи, проигранной войны, потерянных территорий - всегда или почти всегда к власти приходит диктатор. В Германии пришел Гитлер. В СССР после гражданской войны и НЭПа (некий аналог 90-х годов при Ельцине) пришел Сталин. В Италии был Муссолини. В Испании был генерал Франко. Во Франции был генерал де Голль - не диктатор, конечно, но у французов и ситуация была несколько проще. Кстати, еще у французов был Бонапарт.

Однако неизбежность диктатуры не означает, что она возникнет сразу после революции. В России после революции 1917 года сначала была гражданская война, потом некоторое "междуцарствие" и только потом пришел Сталин.

На Украине после революции тоже может разразиться еще одна война. Если власть возьмут националисты или наоборот антифашисты - еще одного витка войны не избежать. Но учитывая размер и состояние страны, длительной войны ожидать не стоит. Может быть полгода, может быть год - не больше. А потом - диктатура.

Если конечно найдется подходящий диктатор.

С сильными руководителями на Украине всегда были проблемы. Вот не нашли за прошедшие 23 года украинцы своего Путина или генерала де Голля. Была правда местная Маргарэт Тэтчер, но что-то с ней не сложилось. Не взошло.

Поэтому есть вариант, что украинцы, как это у них иногда бывает, создадут исторический прецедент. Диктатура будет без диктатора. Вернее без своего диктатора. Найдут на стороне.

А где украинцы могут найти себе хорошего качественного диктатора, чтобы кормил и правил, чтобы за все был в ответе (во всем виноват то есть), чтобы при этом говорил на понятном языке... где?

Ну ясно же, где.

Тем более, что так уже было. И не раз.

А что? Переяславская рада - не самый плохой вариант.

Думаю, что можно начинать последний отсчет.

До официального признания провала АТО и де-факто независимости Донбасса остаются... нет, еще не часы. И наверное пока не дни. Но считанные недели наверняка. Недели две. Может быть три.

Об этом говорит сразу несколько событий:

1. Армия Донбасса взяла под контроль аэропорт Луганска, который был важным опорным пунктом украинской армии. Это индикатор того, что украинские войска уже не в силах бороться за Луганск. Средств нет, базы нет - остаются разрозненные подразделения и диверсионные группы, уничтожение которых вопрос ближайшего времени.

2. Почти завершено вытеснение украинских войск из аэропорта Донецка. Собственно украинские подразделения по имеющимся данным оттуда уже вышли, остались наемники. После взятия аэропорта будет фактически завершена борьба за крупнейший город Донбасса. Саур-Могила уже несколько дней находится под контролем ДНР, за Дебальцево ведутся бои, но перспектив удержать его у украинской армии уже нет.

3. Войсками Донбасса окружен Мариуполь. Насколько быстро будет развиваться операция по зачистке города от украинских войск, предсказать сложно, но из города уже вышла часть подразделений нацгвардии и карательных батальонов. Упорных боев за Мариуполь вряд ли следует ожидать.

4. Командиры украинской армии уже открыто высказываются за возвращение в Киев с оружием с целью отправить в отставку командование АТО и сменить власть, которая привела страну к поражению в войне и экономическому упадку.

5. Согласно социологическим опросам, проведенным в регионах, контролируемых Киевом, около 2/3 населения поддерживают немедленное прекращение военных действий.

6. И самое главное - представители Германии в НАТО объявили, что не видят у Киева дальнейших возможностей для самостоятельного продолжения войны и считают, что необходимо признать факт поражения. Возможность военной помощи со стороны НАТО представители Германии отрицают. Заявлений из Вашингтона по сложившейся ситуации последнее время не поступает. Это означает, что помощи от НАТО Киеву не будет. НАТО практически признало поражение Украины в войне с Донбассом.

Вопрос сводится к тому, как именно завершится АТО.

Вариантов завершения АТО я вижу два:

1. Перемирие. Временное прекращение огня, при котором украинские войска выходят из котлов, армия Донбасса берет под контроль все населенные пункты ДНР и ЛНР и не выдвигается в соседние области. Это временное соглашение может продолжаться неопределенно долго и в конечном итоге может стать постоянным. Аналог Приднестровья.

2. Аналог Хасавюртовских соглашений. Это означает признание Киевом поражения и практически полную независимость Донбасса, в соглашении может быть масса деталей процедурного характера, не оказывающих принципиального влияния на конечный итог.

Есть также вариант, что стороны ни о чем договорятся.

Либо не успеют - власть в Киеве сменится быстрее и тогда будет уже совсем новый разговор с новой властью. Либо армия Донбасса будет постепенно двигаться в соседние области, что в итоге опять же должно привести к смене власти в Киеве, только армия Донбасса к тому времени будет контролировать не только сам Донбасс, но и что-нибудь еще. Вероятные пункты - Запорожье, Харьков, Одесса, Николаев, Днепропетровск.

Собственно перемирие или хасавюртовские соглашения тоже не дают Порошенко и компании особенных шансов удержаться у власти. Так или иначе, их правление подходит к концу.

Похоже, что впереди у нас октябрьская революция.

А вот какая она будет и кто придет на место Порошенко и партнеров - вот это интересный вопрос. И об этом мы обязательно поговорим завтра.

http://antifashist.com/item/vladimir-kornilov-6-scenariev-dlya-novorossii.html

http://amfora.livejournal.com/119075.html

http://amfora.livejournal.com/119035.html