Президент США Барак Обама решил «повысить уровень» миссии, запланированной Вашингтоном на 24 августа в Анкару, с дипломатического до политического.  Это только подчёркивает осознаваемое им далеко идущее значение турецко-российского сближения.

Вице-президент Джо Байден теперь осуществит миссию в Турцию для обсуждения стратегических вопросов  — первый визит американского сановника после провалившейся попытки государственного переворота в Турции 15 июля.

Визит турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Санкт-Петербург 9 августа и незапланированный однодневный визит в Анкару министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа 12 августа феноменально изменили динамику сил на Ближнем Востоке.

Хотя  для полного проявления потенциала турецко-российского сближения в геополитическом плане на различных уровнях потребуется время, пресловутая «верхушка айсберга» даёт основания полагать, что основы сирийского конфликта уже меняются.

Однако намного более фатальным для американской стратегии в ближайшем будущем будет появляющаяся перспектива оси Турция-Иран-Россия, влияющая на всю расстановку сил на Ближнем Востоке.

До пятничной поездки в Анкару Зариф провёл долгий телефонный разговор со своим российским коллегой Сергеем Лавровым касательно развития событий в регионе, «включая предоставление дополнительной помощи для достижения урегулирования в Сирии»,  как охарактеризовал итоги разговора министр иностранных дел России.

Зариф был принят Реджепом Эрдоганом и премьер-министром Турции Бинали Йылдырымом. Заявления Зарифа и министра иностранных дел Турции Мавлюта Чавушоглу на совместной пресс-конференции в Анкаре дают понять, что громогласно озвученная Тегераном поддержка Эрдогана в подавлении попытки переворота качественно повысила отношения в целом между двумя странами.

Чавушоглу не жалел похвал, говоря о поддержке, оказанной Ираном Эрдогану. Он заявил это в весьма откровенных высказываниях: «В ночь попытки переворота я не сомкнул глаз до утра, как и мой друг Джавад Зариф. С ним из всех министров иностранных дел я говорил больше всех, в течение той ночи он звонил мне пять раз».

По имеющимся данным, возможно, Тегеран поделился с властями Турции ценной разведывательной информацией, касающейся надвигающегося военного переворота 15 июля. Одному этому фактору, похоже,  суждено было сотворить чудо в турецко-иранских отношениях, до тех пор, пока Эрдоган находится у власти. Чавушоглу заявил: «Безопасность и стабильность Ирана это безопасность и стабильность Турции, и мы убеждены, что Иран считает так же».

Далее он сказал, что Турция и Иран разделяют общее видение в отношении территориальной целостности Сирии. Это нужно понимать как чёткое указание на общий интерес Анкары и Тегерана в предотвращении возникновения курдского анклава в северной Сирии.

В отдельных замечаниях на «Голосе Америки» Айше  Созен Услуер, главный советник Эрдогана по вопросам внешней политики, преуменьшала расхождения по Сирии:

«Нет серьёзных проблем между Ираном и Турцией. У нас есть различные области сотрудничества в регионе. У нас есть только различные внешнеполитические подходы в регионе. Вот почему время от времени мы стоим по разные стороны. Но это не является серьёзными проблемами, которые будут влиять на турецко-иранские отношения в регионе».

Однако самым важным «событием» во время визита Зарифа должно быть то, что он, наверное, осмотрительно проехался по линиям разлома, появившимся в последнее время в отношениях Турции с её традиционными партнёрами – США и их союзниками в регионе, в частности.

В присутствии Чавушоглу на пресс-конференции, Зариф открыто призвал Иран, Турцию и Россию к сотрудничеству «по совместной работе с целью принести в регион мир и процветание».

Конечно, прочные отношения с двумя крупными державами в непосредственном соседстве — с Россией и Турцией — для Тегерана в сегодняшних критических обстоятельствах существенно поменяет дело, когда создаётся саудовско-израильская региональная ось (при молчаливой поддержке США)  для «сдерживания» Ирана, и есть ещё большая неопределённость в том, что касается реализации иранской ядерной сделки при новом американском президенте.

Комментируя российско-турецкую перезагрузку и переговоры Зарифа в Анкаре, газета The Tehran Times, отражающая официальную позицию, обратила внимание на новую динамику сил:

«Поскольку Анкара сближается с Ираном и Россией, есть надежда, что в процессе становления — новый стратегический треугольник, и в своё время он  может начать оказывать  значительное влияние не только на Сирию, но на весь ближневосточный регион. Вместе Иран и Турция, как мощные и центральные силы на Ближнем Востоке, могут приложить большую силу, влияющую на события, и работать на совместное благо. Хотя всё ещё только в начале, новая дружба может создать впечатляющие картины достижений, которые могут изменить картину Ближнего Востока и, надеемся, привести к реальному улучшению ситуации с безопасностью в беспокойном регионе».

Интересно отметить, что комментарий в новостном агентстве Fars, близком к Корпусу стражей Исламской революции, не теряя времени, предполагает, что Иран тоже может быть включён в только что созданный российско-турецкий механизм по Сирии.

В нём говорится:

«Россия и Турция уже приняли решение «создать совместный военный, разведывательный и дипломатический механизм. Обе стороны говорят, что «если необходимо», они включат и Иран. Таким образом, они могут «поддерживать более тесный контакт» с Тегераном и иметь особые делегации с представителями Вооружённых Сил Ирана, разведывательных и дипломатических служб, которые будут регулярно встречаться и обсуждать ход событий и свои позиции в Сирии для достижения компромиссов и выработки решений, которые будут приемлемы для всех сторон».

Несомненно, любое российско-турецко-иранское сближение представляет собой геополитический проигрыш для американских региональных союзников на Ближнем Востоке, особенно для Саудовской Аравии. С точки зрения саудитов, если Турция свернёт своё вмешательство в Сирии, война, если говорить о всех практических целях,  будет проиграна – хотя, с утилитарной точки зрения, они по-прежнему могут использовать иорданский маршрут для снабжения группировок повстанцев.

Итого российско-турецкой комиссии по Сирии, которая начала работу в четверг Москве, будут  ожидаться с нетерпением. Газета «Известия» в пятницу сообщила, что в ответ на настойчивое требование России «закрыть» турецко-сирийскую границу,  Анкара, возможно, принимает необходимые меры.

Для русских это становится «лакмусовой бумажкой» заинтересованности Анкары в восстановлении дружественных отношений.

Известный депутат и влиятельный политик Игорь Морозов заявил газете: «Турецкие переговорщики, как дипломаты, так и военные…., по-видимому, хотят преодолеть спорные вопросы».

Конечно же, восстановление Турцией отношений с Россией и Ираном будет оказывать давление на администрацию Обамы, заставляя его пытаться установить дружеские отношения с Анкарой. Джо Байден  во время своей миссии в Турцию будет чувствовать на себе пристальный изучающий взгляд и со стороны Москвы, и со стороны Тегерана.

Источник: http://vk.cc/5zfzEu