Что отличает наших передовых либеральных деятелей, так это, без сомнения, любовь к прогрессу, ко всякого рода гаджетам, заморским диковинам и умопомрачительным технологиям, которые вроде как бы и есть, но только на Западе, где они были придуманы, их не рискуют запускать, а вот Россия — благодатное поле для всяческих экспериментов. Причем экономических выгод от всего этого нанобезумия прямо не просматривается — ни сейчас, ни в ближайшей перспективе, зато выглядит все очень модно. Заметим на полях, что обыкновенное строительство заводов, дорог, электростанций, развитие машиностроения и всякую другую аналогичную архаичную чепуху наши либералы не только не приветствуют, но, как могут, борются с ней, ведь это же несовременно, как-то обыденно, требует денег, а их ох как жалко, и, вообще, вся эта индустриализация вредна для России.

Вот и Герман Оскарович Греф в очередной раз решил выступить в амплуа настоящего новатора и сделал заявление, заставляющее задуматься, а надо ли следовать совету героя Леонида Куравлева из известного гайдаевского фильма: «Храните деньги в сберегательной кассе (ныне Сбербанке). Если они, конечно, у вас есть». Так как денег у населения становится все меньше и многие стали серьезно обдумывать реализацию новой личной стратегии выживания, предложенной недавно премьером: «Денег нет. Вы там держитесь», то новые способы обслуживания в главном розничном банке страны могут народу не пригодиться вовсе. Но будем надеяться на лучшее.

Итак, глава «Сбера» Герман Греф высказался в том духе, что через 2–3 года у клиентов банка отпадет необходимость в банковских картах. Крупнейшая кредитная организация страны хочет внедрить два технологических решения: идентификацию клиента по голосу и идентификацию по внешности. Внедрение этих технологий приведет к тому, что банковские карточки перестанут быть нужными и со временем исчезнут. Точность идентификации при этом, как утверждают в «Сбере», достигнет 99,9%.

Далее, доказывая необыкновенную пользу новой методы, Герман Оскарович просто-напросто использует софистический прием. Он утверждает, что сейчас клиенты Сбербанка вынуждены для полного сопровождения по карте обращаться в отделение банка, где она была открыта, а это создает неудобства для держателей карт, считает он. Что правда, то правда. Теперь, внимание, вопрос: как решение одной задачи влияет на решение другой? Да практически никак. Решите вначале проблему полного сопровождения по карте по всей стране.

Хорошо. Внедрили идентификацию по голосу и внешности, карты отменили. Клиент, у которого счет открыт (он-то останется в том отделении, где вы его и открыли), например, в екатеринбургском Сбербанке, приезжает в столицу, подходит к чудо-банкомату и говорит своим человеческим голосом: «Меня зовут Иванов Иван Иванович». Банкомат отвечает ему: «Да, это ВЫ». Клиент: «Я хочу снять 5 тысяч рублей со своего счета». Ему ответствуют: «Пожалуйте, получите, только за вычетом комиссии». Ну и какая разница? Карта или ты сам?

Единственный плюс, что карточку можно потерять, а на ее перевыпуск уйдет время, а себя вроде как не потеряешь. Зато передать карточку жене, чтобы она купила что-то в магазине, не получится, придется идти самому. И вообще, неизвестно, что будет, если какая-нибудь дама резко похудеет, к примеру, или если у вас после операции изменится голос. Какие тогда круги банковского ада придется пройти клиенту, чтобы доказать, что он — это он? Никто этого еще не знает, но предположить, что все будет непросто, можно вполне, исходя из нынешних знаний о стиле работы заведения.

Сбербанк не назовешь любимым банком россиян. На сайте banki.ru в народном рейтинге он занимает скромное 37-е место, что говорит о многом. Огромное количество его клиентов обусловлено только эффектом масштаба — Сбербанку досталась разветвленная крупная организация, начавшая работу еще при императоре Николае I и активнейшим образом разросшаяся при советской власти в качестве единственного доступного населению финансового института. Кроме того, Сбер, имея практически государственный статус и опять же большую сеть, смог привлечь на обслуживание много корпоративных клиентов, и поэтому масса людей пользуется его банкоматами для получения зарплаты.

А вот жалобы на обслуживание приходится слышать часто. Достаточно почитать целые фантастические истории на многих сайтах, посвященных банкам. В последнее время отчетливо стала просматриваться тенденция сокращения числа отделений Сбербанка. Дошло до того, что во Владимирской области 18 мая местное отделение ЛДПР провело пикет «Против банковского беспредела». Число отделений и банкоматов, особенно в сельской местности, уменьшается, а в существующих банкоматах хронически нет денег, и зарплату приходится ждать довольно долго.

Активист партии Иван Лютков говорит: «Например, взять поселок Добрятино. Только там проживают 1200 человек —  обладателей карты Сбербанка. Банкомат закрыли, сберкассу закрыли. Теперь пенсионерам, чтобы получить пенсию, работникам, чтобы получить зарплату, необходимо ездить в другой населенный пункт, где работает Сбербанк». Новости о сокращении числа филиалов Сбера начали поступать из Саратовской, Пензенской и Тюменской областей. И вообще, ведь до сих пор не вполне понятно, Сбербанк — это одна кредитно-финансовая организация или 16 разных, объединенных под одним брендом. Кажется, эти проблемы требуют решения прежде всего. Но нет, глава банка говорит о новых технологиях. Почему?

За комментарием мы обратились к очень авторитетному специалисту в банковском мире, который, правда, подумав, решил не раскрывать свое имя. «Технология замены кодов, паролей и PIN-кодов на аутоинтефикацию существует, — пояснил наш конфидент. — Кстати, в iPhone есть Touch ID. Вот вам, пожалуйста, уже внедрение этой самой биометрии. То есть какие конкретные технологии и в каком конкретно ключе будут внедряться, это уже вопрос второй. Технология уже в общем-то есть, наработки есть, внедрить даже можно, масштабировать можно.

Сейчас банки уже используют технологию от iPhone и Touch ID для подтверждения входа в мобильный банк — приложение, которое установлено на телефоне клиента. Он один раз ввел логин, пароль, и дальше он говорит, что я хочу заходить не по вводу кода, то есть уже от кода отказывается, а просто прикладывает палец и отдает свой биоматериал. Так что можно сказать, что биометрия уже внедряется. Просто все в цену упирается — насколько  это оправдано. То есть, чтобы создать биометрию большой массы клиентов, нужно и базу данных значительно переделать. В принципе это можно уже сейчас сделать. Только экономический выхлоп какой?»

Газета «Известия» опросила ведущие банки страны, и выяснилось, что никто не планирует в будущем такие революционные изменения — все в перспективе ориентируются на более полное удовлетворение реальных нужд клиентов. Или, как планирует Альфа-банк, только «для усиления безопасности крупных операций, но как дополнение к действующим мерам безопасности». То есть финансового интереса в реформе нет. Тогда в чем он состоит?

Можно предположить, что господин Греф от имени своих коллег по либеральному клубу этим нашумевшим высказыванием просто произвел информационный вброс. А Герман Оскарович как банкир очень хорошо подходит для этих целей. Разумеется, все дело не в решении банковских проблем. Дело в установлении тотальной зависимости каждого человека от международного финансового капитала и мировой закулисы, в страстном желании мировой элиты контролировать всех и вся, любой шаг индивидуума. Оно нам надо?

http://rusplt.ru/society/sberbank-otkaz-ot-platejnyih-kart-25483.html