Саудовская Аравия сделала ставку на эскалацию религиозной войны суннитов с шиитами. Эта стратегия влечет за собой серьезные риски как для региона, так и для внутренней стабильности самого королевства в среднесрочной (3-5 лет перспективе).

Попытка короля Салмана удержать религиозный истеблишмент на своей стороне, и постоянные словесные атаки против Ирана , и против шиитов в целом, создают потенциал для возникновения эффекта бумеранга. Этот риск в особенности возрастают в связи с тем, что пока королевство не преуспело в своих попытках ограничить распространение иранского влияния.

Саудовский религиозный истеблишмент является одним из важнейших механизмов внутренней стабилизации КСА. Салафитская ваххабитская идеология требует беспрекословного подчинения правителю, которым, в саудовском случае, является король – но только до тех пор , пока он придерживается религиозных норм и защищает ислам. С момента восхождения на престол в январе 2015 король Салман пытается капитализировать свои давние связи и взаимодействие с широким спектром исламистских групп и клерикального истеблишмента.

Король заменил главу Комитета по Защите Добродетели и Предотвращения Порока (религиозной полиции) на еще более консервативную, чем прежде, фигуру. Король также вывел из состава Совета Высших Ученых нескольких человек, заподозренных в склонности к модернизации. Министерство высшего образования слилось с министерством образования, в котором безраздельно царят мракобесы. Программа университетских обменов министерства высшего образования являлась объектом постоянной критики со стороны клириков, и ее организаторы обвинялись в “подрывной деятельности” в отношении саудовских социальных норм и культуры.

Бурная активность Салмана мотивирована необходимостью сохранения внутренней стабильности и отвлечения молодежи от салафитского джихадистского нарратива Исламского Государства, который не признает наследственное правление, хотя и воспроизводит жесткую саудовскую интерпретацию шариата и также нацелен на войну против шиитского Ирана и на защите суннитской уммы.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Государство, как минимум, взяло на вооружение язык сектантской ненависти, который во все большей степени определяет Иран, и, в более широком смысле – всех шиитов в качестве врагов ислама. Растущее число проповедников, да и сам великий муфтий Саудовской Аравии утверждают, что королевство вступило в “легитимный джихад” против шиитского Ирана. Это утверждение используется для оправдания интервенции в Йемене и войны против шиитов-зейдитов Ансар Аллах. Такое утверждение, возможно распространяется ради того, чтобы подчеркнуть соблюдение определенных норм ислама – например, обязанности вести джихад. В этом нарративе монарх также выступает в качестве защитника и охранителя суннитского ислама. Между тем, подписание ядерного соглашения Ирана с Западом еще более усиливает давление на короля Салмана.

Это возобновление заигрывания с исламистами, частично путем подобной “полировки” своих заслуг перед религией, на первом этапе, скорее всего, увеличит популярность Салмана среди теологической верхушки и среди исламистов. Тем не менее, эта политика, в долгосрочной перспективе, несет значительные риски. Индикатором нарастающей нестабильности в королевстве является и сама его неспособность остановить “иранскую экспансию” в регионе, обеспечить решающую победу в Йемене, растущая частота доморощенных исламских экстремистов, атакующих шиитское меньшинство и жесткие преследования против сторонников реформ и модернизации.

Попытка укрепить религиозный престиж монархии эксплуатируется политическими активистами в СМИ и в социальных сетях. Исламистский активист Мохсин аль-Аваджи и ведущий ток-шоу Абдулла аль-Мдафайер оказались под следствием за “разжигающие ненависть высказывания” во время прямой трансляции речи короля 29 июня в эфире канала Rotana. Королевским декретом им обоим запрещено появляться на телевидении. Телевизионный сериал, в котором они участвовали, более не показывается.

Саудовский автор Зухаир Кутуби 22 июня позволил себе нелестные высказывания о короле Абдульазизе ас-Сауде (1953-1964). Абдульазиз был отстранен от престола братом Файзалем – за растрату государственных фондов и неспособность противостоять социалистической пропаганде Насера. Высказывания Кутуби расследуются генеральной прокуратурой.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Король Салман выступил перед чиновниками, которым поручена “борьба с коррупцией” Он заявил, что “саудовской конституцией являются Коран и высказывания пророка Мухаммеда”. Он также подчеркнул, что граждане королевства могут подавать иски и к королю, и к наследному принцу и к любому члену правящей династии. Ранее Салман заявлял, что государство “гарантирует свободу слова”.

Rotana является одним из наиболее влиятельных каналов и в Саудовской Аравии, и во всем арабском мире. На этом фоне высказывания аль-Аваджи и Кутуби показывают, что оппозиция осмелела и бросает вызов династии Сауд. Аль-Аваджи подчеркнул что принцип исламской легитимности опирается на то, как люди управляются, а не кем. Кутуби выступил за “политический диалог” и “борьбу с политической, религиозной и финансовой тиранией”.

Оппозицию в Саудовской Аравии можно условно разделить на три категории: исламистская, “либеральная” и шиитская.

Исламитская оппозиция является наиболее организованной фракцией и представляет собой самый серьезный вызов династии в трех-пятилетней перспективе. Ее главный постулат – Сауды не выполняют своей части социального контракта, и не смогли установить в королевстве шариат.

Центристская, так называемая “либеральная” оппозиция плохо организована. В нее входит широкий спектр активистов, требующих более “умеренной” интерпретации шариата, ограничения власти духовных лиц и установления скорее национального, нежели религиозного государства.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Шиитская оппозиция требует лучшего отношения к шиитскому меньшинству и полностью отвергает навязывание салафизма и ваххабизма. Ей не хватает политического представительства и шансы на то, что она будет признана саудовским государством малы.

Аль-Аавджи – один из основателей движения Исламское Пробуждение (ас-Сахва аль-Исламия), которое является становым хребтом суннитской исламистской оппозиции в королевстве. Сахва возникла в результате слияния саудовского брэнда ваххабитского ислама и политической доктрины “Братьев-Мусульман” в том виде, как она сложилась в 60-х годах. Эта идеологическая близость порождает симпатии как минимум части саудовских исламистов в отношении “Братьев-Мусульман” в Египте. Это прямо противоречит саудовской официальной политике, поддерживающей злейшего врага и экстерминатора “Братьев” генерала Абдель-Фаттаха Сиси.

Сахва настаивает на большей ответственности правительства и на “борьбе с коррупцией”. При определенных обстоятельствах эти лозунги могут завоевать большую популярность.

Государственная политика подавления любых проявлений несогласия и его видение всего происходящего в регионе через призму сектансткого конфликта помогают Исламскому государству расширять базу своей поддержки в Саудовской Аравии. Поскольку джихадисткая доктрина является коренной для салафитской ваххабитской идеологии государства, религиозный истеблишмент не в состоянии эффективно противодействовать нарративу Исламского Государства. Более того, исламскую идентичность в Саудовской Аравии практически невозможно развить в национальную идею, которая будет противоречить интересам религиозной верхушки.

Вместо этого, клирики продолжат описывать саудовские военные интервенции и конфликты в качестве “легитимного джихада”, фокусируясь на “криминальных актах” Исламского Государства, или занимать себя дебатами о тех или иных специфических фатвах. В подобных дебатах, носящих технический характер и требующих углубленного понимания исламского дискурса, Исламское Государство, скорее будут побеждать, используя прямые и буквальные интерпретации исламской юридической традиции.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

В Саудовской Аравии уже провозглашен Велайят Нажд Исламского Государства. Он взял на себя ответственность за взрывы в шиитских мечетях в Катифе (Восточная провинция) 21 и 29 мая. Она также организовала кровавый теракт 26 июня в шиитской мечети в Кувейте. Велайят Нажд совершил последнюю суицидную атаку в Эр-Рияде на блок-посту у тюрьмы аль-Хайр, в которой сидят лица, осужденные за терроризм. Террорист сначала застелил собственного дядюшку, полковника саудовской армии, а затем подорвал пояс шахида на въезде в тюрьму.

Приоритет, который саудовская франшиза ISIS террору против шиитов направлен на то, чтобы увеличить и сделать нормой поддержку Исламского Государства среди основной массы населения страны, капитализируя на том факте, что официальная идеология государства рассматривает шиитов в качестве еретиков. Атаки против армии направлены на то, чтобы деморализовать силы безопасности и проверить их реакцию в то время как группа постепенно наращивает свой потенциал по всей стране.

В дополнение к тому, что в королевстве существует плодородная почва для джихадисткой вербовки, доступность оружия в соседних Йемене и Кувейте улучшают возможности для новых атак в Саудовской Аравии. В Йемене оборот оружия практически свободен, две страны разделяет протяженная дырявая граница. С Кувейтом подписано соглашение об открытой границе и свободной торговле. 1 июня сообщила о том, что на КПП Хафиджи перехвачена партия боеприпасов и стрелкового оружия. О таких случаях сообщают редко, но вряд ли речь идет об единичном инциденте.

Исламистская оппозиция осознает, что сейчас она оказалась в выгодной ситуации и может давить на государство сильнее, чем когда-либо ранее – в особенности, из-за эскалации регионального соперничества с Ираном. В ходе упомянутого телевизионного интервью 29 июня Аваджи сказал несколько интересных и значительных вещей. Фактически поставив правительство перед выбором – или принять его требования, или арестовать его, что неизбежно породит реакцию бумеранга и масштабные протесты среди религиозного истеблишмента и исламистской оппозиции.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

Аваджи заявил, что такого понятия, как исламистская оппозиция существовать не может, ибо с точки зрения исламской теологии этот термин определяет тех, кто отошел от исламского закона, который толкуется и развивается религиозным истеблишментом. Поэтому он определил любое противодействие большей репрезентации клириков правительстве как анти-исламское. Он также предупредил монарха о том, что тот потеряет свое право править в случае отхода от исламской идентичности королевства.

Еще более значительны замечания Аваджи об Исламском Государстве. Сначала он осудил “убийства невинных людей”. В то же время, не сказав ничего о религиозных трактовках ISIS он фактически признал их, большей частью корректными. Это, скорее всего, резонирует с настроениями значительной части саудовского населения, с учетом того, что главная теологическая атака против Исламского Государства со стороны теологов ограничена проблемой “убийства мусульман”.

Саудия - использование земли

Саудовская Аравия - использование земли

Следует осознать, что эта исламистская оппозиция – лишь часть более широкого спектра исламистской угрозы саудовской монархии. Комбинация осмелевшей исламистской оппозиции и правительственная политика укрепления религиозного истеблишмента, эскалация анти-иранской и анти-шиитской кампании будут работать на руку джихадистам, в первую очередь, Исламскому Государству.

ISIS корректно оценивает ситуацию, и делает ставку на то, что расширение суннитско-шиитского конфликта приведет к расширению вербовочной базы в королевстве. В большинство протестов в 2011 году были вовлечены представители шиитского меньшинства. Шииты живут в в Восточной провинции и в Наджран. Там сосредоточены основные нефтяные ресурсы королевства. Правительство клеймит шиитские протесты в качестве доказательства иранской подрывной деятельности.

Увеличение количества террористических инцидентов в прошлом году включало в себя нападения на силы безопасности в Катиф (в первую очередь, в шиитском городе аль-Авамийя). Это еще больше увеличит пропасть между силами безопасности шиитским населением, которое они презирают и ненавидят. Саудовский солдат посылают в Восточную провинцию защищать шиитов и одновременно говорят им что шииты – враги.

В арабских социальных сетях пишут, что перед атакой против шиитской мечети в Катиф ISIS предупредило охранявших ее саудовских солдат и порекомендовало покинуть пост. Независимо от правдивости этого утверждения, оно еще раз показывает, как джихадисты капитализируют на саудовской государственной анти-шиитской пропаганде. Это, одновременно, ведет к популяризации среди шиитов идеи о необходимости вооруженного сопротивления, что, опять-таки, будет работать на сектансткий нарратив Исламского государства.

http://postskriptum.org/2015/08/02/saudi-6/