Саудовская Аравия довлела над всем арабским миром и частью исламского мира с начала 70-х годов 20-го века благодаря огромным нефтяным доходам и всесторонней поддержке Соединенных Штатов. Однако сегодня правящий в КСА клан Аль-Сауд развязал войну на слишком многих фронтах, поставив под удар благополучие собственного народа. Опрометчивое обрушение мировых цен на нефть, затеянное этой аравийской монархией под давлением США, будет не так легко повернуть вспять, учитывая растущие запасы черного золота в хранилищах крупнейших потребителей.

Уничтожив большую часть своих собственных доходов, семейство Аль-Сауд не сможет больше финансировать бесчисленное количество салафитских организаций, главным образом террористического толка, действующих на территории Сирии, Ирака, Йемена, Ливии и Египта. Предсказать, какой монетой отплатят бывшие под саудовским контролем радикальные исламисты своим бывшим «благодетелям», невозможно, однако ясно другое − в наступившем хаосе возрастет роль Ирана как Нового Центра политического притяжения, который не насаждает свою политику военной силой, а действует в рамках норм международного права, уважения суверенитета и свободы выбора других государств.

Признаки наступающего краха

В сентябре и октябре с.г. многие аналитики и политологи пренебрежительно отнеслись к комментариям Iran.ru о неизбежном крахе Саудовской Аравии и «распаде племени Аль-Сауд», раскритиковав высказанное агентством мнение о политических успехах Ирана в регионе. Но, правда, нашлись, и те, кто считают, что Iran.ru фактически констатировал неизбежную перспективу нынешней королевской семьи и всего королевства. Это и шиитское восстание на Бахрейне в марте 2011 г., жестоко подавленное саудовскими войсками, это и приход к власти в Йемене в октябре с.г. шиитских повстанцев-хусистов, поддерживаемых Тегераном, и вынесение смертного приговора шейху Нимру аль-Нимру (известный в КСА политический активист-шиит шейх аль-Нимр был арестован по приказу королевской династии. На протяжении десятилетий критиковал реакционную политику короля Абдаллы.

Однако аль-Нимр никогда не призывал к смене действующего режима. Его целью было уровнять права шиитов, которые подвергаются гонениям в королевстве, с суннитским большинством), успехи ИГИЛ в Ираке и Сирии, начиная с июня с.г. и, наконец, невиданный ранее теракт в самой Саудовской Аравии 4 ноября с.г., когда боевики-сунниты из числа членов Исламского государства, воевавших ранее в Сирии и Ираке, напали на шиитов, выходящих из мечети после молитвы, в населенном пункте Далва в Восточной провинции королевства, убив 7 человек, включая детей.

Маниакальный страх представителей правящей династии Аль-Сауд перед любыми демократическими переменами в управлении государством может сыграть с нынешними властями саудовского королевства злую шутку. Сегодня, когда напряжение между шиитами и суннитами на Ближнем Востоке достигло критической отметки, все это может не только сильно дестабилизировать ситуацию в Саудовской Аравии, да еще и обострить противостояние между двумя исламскими конфессиями на всем Ближнем Востоке. Только слепой не видит, что началась эрозия империи Аль-Саудов.

Ошибки устаревшей саудовской монархии

Проблема выживаемости Саудовской Аравии остро стоит из-за готовности всех ведущих престарелых членов королевской семьи оставаться в орбите американского влияния и жесткой привязки к США, в том числе в сфере национальной безопасности и обороны. Фактически, режим в КСА держится исключительно на поддержке американских штыков, которые разбросаны по периметру границ королевства – от Кувейта до Катара. В Бахрейне базируется 5-й флот ВМС США, в Катаре расположена крупнейшая в регионе база ВВС США, а в Кувейте расквартированы 45 тысяч американских военнослужащих. Саудия закупает американское оружие ежегодно на миллиарды долларов.

Кроме того, опасность кроется и внутри. Одиозность ваххабитских властей Эр-Рияда, живущих понятиями 17-го века и пуританского ислама, нежелание модернизироваться, проводить реформирование абсолютной монархии, демократизировать властные структуры, внедрять многопартийность и элементы реального парламентаризма, давать возможность самореализации молодому поколению, засилье старцев на вершине пирамиды правления – все это создает сегодня ситуацию, при которой королевство стало своим собственным наихудшим врагом, а королевская власть – основным тормозом на пути развития и эволюции государственного устройства, что могло бы вытащить КСА из этого болото и дальнейшего сползания к краху и развалу.

Саудия - зависимость от нефти

Эр-Рияд продолжает совершать еще одну ошибку, которая чрезвычайно опасна для стабильности королевства. Речь идет об открытой конфронтации с Ираном, который в последние годы существенно нарастил свое влияние и могущество на Ближнем Востоке. Размахивая жупелом иранской угрозы и крича на всех углах об опасности установления шиитской гегемонии в регионе, Саудовская Аравия перешла все разумные грани. Упорно толкая на конфликт с Тегераном США и Израиль, подталкивая и подстрекая их к военным сценариям против ИРИ, саудовцы не учли, что для Обамы на данном этапе Иран оказался важнее королевства.

Ведь Тегеран сегодня – это ключ к решению проблем Афганистана, Сирии, Ирака и Йемена, это гипотетическая возможность использовать огромный энергетический потенциал этой страны для давления на Россию, это своеобразные ворота на Южный Кавказ и в Центральную Азию, и, наконец, это огромный рынок для американского капитала, особенно в энергетическом секторе ИРИ. Кроме того, сделка с Ираном по его ядерной программе позволила бы Вашингтону избавиться от чрезмерной зависимости от своих арабских «союзников» в Персидском заливе, в первую очередь от КСА, которое за деньги создало в США огромное по влиянию политическое лобби, в основном из республиканцев, завязанных на нефтяной бизнес, ставшее серьезно тяготить демократов.

Нефтедоллары – причина саудовских авантюр

Продвигаемый кланом Аль-Сауд тезис о том, в основе его огромного богатства лежат нефтедоллары, которые и предопределяют нынешнюю политическую и религиозную архитектуру королевства, не выдерживает никакой критики, сдерживая подъем здоровых сил саудовского общества и стимулируя его деградацию. В Эр-Рияде не скрывая упиваются своей финансовой мощью, которое создает нефтяное богатство. Сотни миллиардов долларов позволили Аль-Саудам управлять целыми странами, правительствами и их политикой издалека, смещая неугодные режимы и разжигая «цветные» революции для привода к власти радикальных исламистов, финансируя терроризм и салафитский экстремизм для свержения неугодных Эр-Рияду правителей.

Пытаясь навязать Ближнему Востоку свое видение региона и навязывая свои модели государственного устройства, свои архаичные идеи и свои покрывшиеся плесенью моральные ценности, королевство оказалось заложником тех союзов и альянсов, создание которых оно же и профинансировало. Саудовская Аравия очень скоро столкнется с драматическим экономическим разворотом против самой себя. Эр-Рияд, похоже, потерял контроль над нефтяным рынком, серьезно уронив по просьбе Вашингтона нефтяные цены, чтобы ослабить Россию и Иран. Под угрозой оказался тот запас КСА, который годами накапливался благодаря поступлению нефтедолларов. А остановить падение нефтяных цен саудовцы уже не могут. Процесс принял неконтролируемый характер. Население королевства уже стало жертвой политических и экономических просчетов Аль-Саудов. При нынешней цене на «черное золото» придется урезать социальные расходы на программы, заложенные бюджетом КСА.

Но что самое опасное для Саудии – начинает разгораться пожар, который скоро может сжечь арабские монархии Персидского залива. Если Саудовская Аравия окажется неспособной в финансовом отношении поддержать государства ССАГПЗ и продолжить финансирование развязанных КСА конфликтов в регионе, то поражения начнут сыпаться на всех фронтах войны, развязанной Аль-Саудами: Ливия, Сирия, Ирак, Египет, Йемен, Бахрейн. А за ними последуют аравийские монархии и Иордания.

Иран побеждает

Перед лицом наступления агрессивного исламизма, финансируемого Саудовской Аравией и Катаром, Иран вынужден был вступить в борьбу против исламского радикализма. И стал одерживать одну победу за другой, так как правда и справедливость оказались на стороне Тегерана. В результате, Ближний Восток уже сильно трансформировался после начала «цветных» революций в 2011 г., а сейчас подвергается дальнейшей реструктуризации и перекройке прежних политических карт. По большому счету, на сегодня три основные столицы арабских стран уже оказались в руках Ирана и принадлежат исламской иранской революции, а Сана стала четвертой арабской столицей, которая движется в сторону присоединения к иранской революции. Но в отличие от Саудовской Аравии, которая управляла своими арабскими вассалами как абсолютный монарх, политика Ирана – это политика невмешательства, ее методы – оказывать моральную и материальную помощь, не ввязываясь во внутренние процессы напрямую, и тем более военным путем.

Саудия - платежный баланс

Саудовская Аравия управляла через страх и шантажируя нефтедолларами. Иран же оказался привлекательной альтернативой. Сейчас, когда многие арабские страны и политические силы (Хизбалла, Хамас и т.д.) объединились для противодействия гегемонии Саудовской Аравии и ее тираническому правлению, «дом» Аль-Саудов дал трещину, которая обнажила признаки эрозии его стен, а его фундамент подвергается возрастающему политическому, экономическому, социальному и религиозному давлению.

Запятнав себя связями с мерзкими убийцами и насильниками из таких террористических организаций, как ИГИЛ, Талибан и многие другие, саудовская монархия запятнала себя кровью ни в чем не повинных арабов и мусульман, убитых экстремистами, взращенными на саудовские нефтедоллары. Ее положение как главного исламского авторитета сильно пошатнулось, а статус саудовского короля как «Хранителя двух святынь» − Хадем аль-Харамейн − (в Мекке и Медине) подвергся сомнениям. Многие умеренные исламские авторитеты и богословы заговорили о том, что настало время передать управление процессом Хаджа Всемирному исламскому Совету, а также перевести под его контроль все исламские святыни, в том числе и шиитские.

Кстати, в отличие от экстремистского арабского и особенно ваххабитского саудовского понимания «джихада», в иранском понимании «джихад» не является синонимом религиозной войны, а скорее он является идеологической кампанией против социальной несправедливости в исламском мире и методом идейно-политического противостояния западной модели развития, которая силой навязывается США и их союзниками по НАТО государствам арабского и исламского мира. В отличие от Саудовской Аравии, Тегеран хочет стать центром оси для позитивных изменений, своего рода «покровителем» нынешней политической трансформации Ближнего Востока, подвергшегося агрессии США, Саудовской Аравии, Катара и их сателлитов по НАТО и ССАГПЗ. Одним словом, Иран действует как лидер стран региона, а не деспот или диктатор.

Саудия - ВВП сравнение по годам

Перед Исламской революцией 1979 года Ближний Восток был разделен на два полюса в пределах американской оси: абсолютная теократия Саудовская Аравия и светская республиканская Турция. Появление политического шиитского ислама, созданного республиканской системой Ирана, привело к появлению третьего полюса, причем вне орбиты американского господства. Четвертый существовал в виде группы арабских стран социалистической ориентации под опекой СССР.

Сейчас же осталось всего два полюса: первый находится под лидерством Соединенных Штатов и его консервативных или радикально-экстремистских арабских союзников, а второй находится под лидерством Ирана и государств, которые присоединились к «проекту» иранской революции и которые отстаивают свои права на суверенитет и свободу выбора. Судя по политическим процессам, которые сегодня происходят в регионе, все шансы на успех имеет именно Иран. На его стороне международное право, закон и справедливость, уважение законных интересов всех народов и конфессий Ближнего Востока.

http://iran.ru/news/analytics/95355/Saudovskaya_Araviya_podhodit_k_krahu_svoey_sistemy