Политика, как известно, тесно связана с экономикой и во многих случаях идет в русле той экономической практики, которую исповедует то, или иное государство. Эта тесная привязка явно прослеживается на развитии последнего цикла по снижению нефтяных цен. Первой и главной страной, кто стал сбивать цены – это Саудовская Аравия. Много причин было выдвинуто по поводу нового и казалось совершенно неожиданного курса Эр-Рияда. Но если внимательно проанализировать политические события этого года и, в основном, саудовско-американские отношения, то оказывается, ничего неожиданного здесь нет.

Лобби в США

Как известно, Вашингтон в ходе так называемой сланцевой революции перестал, как раньше, нуждаться в саудовской нефти, и даже в этом плане стал конкурентом саудовцев. Кроме того, администрация Барака Обамы стала заигрывать с иранскими аятоллами и, по всей видимости, решила сделать ставку на более сильный в политическом и экономическом плане Иран.

Здесь нужно обратить внимание на возвращение Тегерана в мировую политику после избрания на пост президента умеренного и прагматичного Хасана Рухани. Иран занимает второе место в мире по запасам газа и третье по резервам нефти, в связи с чем ему вполне по силам изменить расклад в энергетической игре на Ближнем Востоке. Уровень образования 80-миллионного населения страны ничуть не уступает западному, и ее полное возвращение в мировую экономическую систему станет весьма важнейшим событием.

Вполне естественно, это сразу же почувствовали в Эр-Рияде, где по некоторым данным власть все больше при больном и престарелом 90-летним короле Абдалле забирают относительно молодые технократы. Саудовцы, пожалуй, впервые с 1945 года, когда была достигнута договоренность между президентом США Франклином Рузвельтом и королем Саудовской Аравии Абдул Азиз ибн Абд Рахман ибн Фейсал Аль Саудом (Ибн Сауд) о стратегическом союзе, вполне отчетливо поняли, что сейчас им самим придется заботиться и о себе, и о своих огромных нефтяных доходах.

Тогда, по соглашению, Америка гарантировала неизменную поддержку саудовской королевской семье и нефтяной компании Aramco, пока те обеспечивали бесперебойные поставки «черного золота». Эти отношения сохранились почти до последнего дня, несмотря на взлеты и падения в связи с палестино-израильским конфликтом. Но сейчас Вашингтон постепенно стал отходить от безусловной поддержки Эр-Рияда и причин, как уже указывалось, здесь несколько.

Одним из предпринятых шагов со стороны саудовцев стало резкое уменьшение нефтяных цен при сохранении уровня добычи «черного золота». В королевстве один из самых низких в мире уровней добычи барреля по сравнению с Соединёнными Штатами, где рентабельность сланцевой нефти лежит в пределах 50-80 долларов. Недалек тот день, когда перестанут разрабатываться сланцы, а саудовцы, вновь войдя на американский нефтяной рынок, будут монопольно диктовать цены. Кроме того, в Эр-Рияде молодые принцы, рвущиеся к власти, усиленно пытаются осуществить план не только по захвату американского нефтяного рынка, но и оказывать серьезное, если не решающее, значение на политическую систему, вплоть до продвижения на пост президента США через два года своего ставленника.

При этом, саудовцы прекрасно осознают, что если они помогут избраться своему союзнику, бросив при этом в ходе предвыборной кампании не один десяток миллиардов долларов (в американских банках размещено около 1 триллиона саудовских нефтедолларов), то будущий хозяин Белого дома вполне естественно будет благодарен своим помощникам и навряд ли допустить новый этап сланцевой революции. В какой-то мере, ныне саудовцы хотят повторить тот успешный план нефтяного эмбарго, который был осуществлен в далеком 1973 году и который все же привел к позитивному сдвигу Вашингтона в сторону арабов, во главе которых стояла Саудовская Аравия.

Возможен ли такой вариант сейчас или все же хваленая американская «демократия» одержит верх? Все это будет известно через какое-то время, а сейчас рассмотрим, чем же, какими организациями и политиками обладают саудовцы в Соединенных Штатах.

Следует сказать, что американское законодательство запрещает прямое лоббирование со стороны иностранных правительств. Тем не менее, были разработаны эффективные механизмы, позволяющие иностранным государствам добиваться своих интересов на политической арене США и оказывать воздействие на формирование американского внешнеполитического курса и американские выборы. Саудовское направление внешней политики Вашингтона является прекрасным примером такого рода лоббизма, поскольку сложившиеся во второй половине XX веке прочные связи между американским руководством, американскими энергетическими компаниями и нефтедобывающими монархиями Персидского залива во главе с Саудовской Аравией предоставляют последним возможность использовать свой финансово-нефтяной ресурс для влияния на американскую политику на Ближнем Востоке.

По мнению ряда американских исследователей, несмотря на то, что аравийские монархии в сфере безопасности во многом зависят от американской поддержки и американских поставок вооружения, с годами они сумели выработать такую линию поведения в общении с Вашингтоном, что можно даже говорить о подчинении определенных направлений американской внешней политики (главным образом, в сферах энергетики, безопасности, поставок вооружения, отношений с государствами региона) интересам государств Персидского залива, в первую очередь, Саудовской Аравии.[1

За многие годы тесного сотрудничества Саудовской Аравией удалось сколотить целую армию лоббистов, которые функционируют в виде хорошо организованной и разветвлённой сети. Посредством этих лоббистов решались разного рода вопросы, начиная от закупок тяжёлого оружия и до сделок в области добычи и экспорта нефти. При помощи лоббистов саудовцы также имели и имеют возможность влияния на политическую жизнь США. Стоит подчеркнуть, что особой близостью к арабским странам Персидского залива всегда отличались республиканцы. А ведь не следует забывать, что согласно традиции, ни одна партия не находится у власти более 8 лет (два срока для президента) и сейчас наступает очередь республиканской партии.

По сообщениям американских СМИ, Саудовская Аравия активно сотрудничает с компанией Qorvis Communications, которая всеми правдами и неправдами предпринимает отчаянные меры по улучшению имиджа королевства в США. За последние десять лет эта фирма получила от королевства $60,3 млн и продолжает оказывать Саудовской Аравии услуги в медиа-сфере. Одним из первых проектов Qorvis было создание коротких телевизионных и радио сюжетов (продолжительностью 30-60 секунд), в которых рассказывалось об американо-саудовской дружбе и о приверженности монархии борьбе с терроризмом. Одновременно организовывались тщательно подготовленные встречи представителей саудовской правящей семьи с американскими журналистами, интервью и публичные выступления.

Помимо целенаправленных PR-кампаний, Эр-Рияд нуждался в активной работе с конгрессменами и партийными деятелями. Для привлечения «союзников» из среды Демократической партии была нанята фирма Patton Boggs. Она и сейчас продолжает работать на Саудовскую Аравию и в течение последних десяти лет регулярно получает от саудовских правителей не один десяток миллионов долларов.

С республиканской стороны интересы Эр-Рияда в Вашингтоне представляет фирма Loeffler Group, возглавляемая бывшим республиканским членом Палаты представителей от штата Техас и одним из ближайших соратников Джона Маккейна — Томасом Лоффлером, заработавшим на оказании лоббистских услуг аравийской монархии только за несколько лет $10,3 млн.

В общей сложности, по заключению специалиста по изучению арабского лоббизма Митчелла Барда, в течение последних десяти лет Саудовская Аравия воспользовалась услугами более двадцати американских лобби-фирм, консультантов и юридических компаний, потратив на это несколько сот миллионов долларов.

Помимо прямых выплат саудовцы регулярно осуществляют планомерные поставки нефти со значительным дисконтом. В частности, американские корпорации, которым Saudi Aramco продавала нефть с дисконтом, более охотно оказывали финансовую поддержку тем представителям Конгресса США, которые являлись членами Комитета по делам вооруженных сил (House Armed Services Committee), а также Комитета по внешней политике (US Senate Committee on Foreign Relations), чья деятельность представляла существенный интерес для Саудовской Аравии.

Аналитики считают, что преференции от Saudi Aramco получали именно те нефтяные компании, которые более активно поддерживали членов данных комитетов. При этом в абсолютном стоимостном выражении подобная финансовая поддержка выглядела не столь значительно, основная часть средств распределялась посредством финансирования так называемых комитетов политического действия (Political Action Committee) – структур, которые позволяют как физическим, так и юридическим лицам расходовать деньги для лоббирования тех или иных политических задач.

Следует сказать, что первым, кто повел атаку на Вашингтон, был пресловутый саудовский принц Бандар, который на пресс конференции особо указал, что саудовский разворот в сторону от США будет «действительно существенным», поскольку Эр-Рияд более не хочет оказываться в ситуациях, когда он находится в зависимости от действий или бездействия американцев. В связи с развитием «новой ситуации», подчеркнул саудовец, саудовские дипломаты получат распоряжение резко ограничить свои контакты с американскими коллегами, сведя их к необходимому минимуму. Кроме того, королевство начнет искать альтернативу США в качестве основного партнера в нефтяной сфере и главного поставщика вооружений для своей армии.

Когда в 1982 году принц Фахд взошел на трон, он, не забыв прежних заслуг, назначил Бандара послом в Вашингтоне. На этом посту тот прослужил около 22 лет, сделавшись своим человеком не только в самых высших кругах американской элиты, но и подружился с семьей президентов Бушей, особенно с младшим Бушем. Как описывали Бандара тогда некоторые журналисты, он всегда с ласковой улыбкой, льстиво смотрит в глаза, щедро раздает различным гуманитарным фондам и просто «нужным американцам» огромные суммы денег и щедрые подарки в виде бриллиантов.

Саудовский посол, вспоминают очевидцы, был своим человеком в «нужных для него американских министерствах и официальных учреждениях, куда он имел в отличие от других иностранцев свободный доступ». В Вашингтоне до сих пор вспоминают про многочисленные шикарные приемы, которые закатывал Бандар по любому поводу. Вполне естественно, что весь американский бомонд присутствовал на них, и Бандар спокойно, угощая своих визави черной икрой, обделывал нужные ему делишки.

Особо следует отметить «бескорыстную» дружбу Бандара с семьей Бушей и, особенно, с Бушем-младшим, за что его прозвали Бандар-Буш. Родители этого американского президента —Барбара и Джордж (тоже бывший президент) были для жены Бандара — Хайфы «совсем как папа и мама». Принцесса обычно говорила, что если ей что-то нужно, то она немедленно звонила «своим американским родителям». Кстати, единственные люди, кому Барбара Буш разрешала курить в своем доме сигары — это ее сын Джордж и Бандар. Как бывший руководитель ЦРУ, Буш-старший ценил в Бандаре его страсть к тайным операциям и различным комбинациям в восточном вкусе.

Вполне понятно, что за такие «дружеские чувства» саудовец щедро платил своим американским друзьям. Например, только официально он пожертвовал в фонд библиотеки имени Джорджа Буша-старшего несколько миллионов долларов. Как подсчитали американские газетчики, только семье Буша-младшего саудовский посол под различными предлогами передал несколько десятков миллионов долларов.

Этот весьма красноречивый пример говорит о том, что и в дальнейшем, щедро пожертвовав на предвыборную кампанию президента-республиканца, очередной саудовский принц постарается все же перетянуть на свою сторону могущественные Соединенные Штаты. Именно такой выход, как пишет арабская пресса, может спасти нынешний саудовский режим и продлить его существование.

http://ru.journal-neo.org/2014/12/31/rus-saudovtsy-hotyat-posadit-svoego-prezidenta-v-bely-j-dom/