На карте “арабской весны” Саудовская Аравия была помечена светло-желтым цветом, точно так же, как Мавритания, Марокко и Судан. Это означало: уровень протестного движения в них был минимальным по сравнению с другими странами Севера Африки и Ближнего Востока. Но безобидным ягненком Саудовскую Аравию представлять не следует.

ПОСЛЕ ДОЖДИЧКА В ЧЕТВЕРГ

Профессор истории в университете Рутгерс, аналитик международной группы по изучению стран Персидского залива Тоби Джонс, автор книги “Королевство в пустыне: как нефть и вода создавали современную Саудовскую Аравию”, считает, что Саудовская Аравия “ничем не отличается от других авторитарных режимов в регионе”. Но она имеет огромные запасы нефти и практически неограниченные финансовые возможности, чем сдерживает широкое протестное движение.

Активная фаза “арабской весны” в саудовском формате проходила в несколько этапов. Первый - протестное движение. Второй - реакция правящего режима. Третий - силовое подавление саудовцами протестного движения в Бахрейне и Йемене.

Если поводом для протестов в Тунисе явилось самосожжение безработного Мохаммеда Буазизи (17 декабря 2010, город Сиди Буазид), то в Саудовской Аравии - дожди, вызвавшие в конце января наводнение, к которому, как оказалось, не готовы инфраструктуры. Оно оказалось поводом для демонстрации 26 января 2011 г. в портовом городе Джидда. Начавшаяся сразу после пятничной молитвы демонстрация была жестоко подавлена, от 30 до 50 человек были задержаны.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Вторая демонстрация, состоявшаяся 29 января, впервые обозначила требование политических и экономических реформ в Королевстве Саудовская Аравия: преобразование Саудовской Аравии в конституционную монархию, обуздание коррупции, снижение уровня безработицы, более справедливого распределения доходов от продажи нефти.

Третья протестная волна накатилась 5 февраля. В столице Саудовской Аравии Эр-Рияде 40 женщин у здания министерства внутренних дел потребовали освобождения заключенных, арестованных без всякой причины. Напомним, что многие из заключенных (в основном, шииты) находятся в застенках с 1996 года. 17 февраля с.г. свой голос в протестное движение вплели демонстранты из шиитского меньшинства, живущие неподалеку от границы с Бахрейном и считающие необходимым улучшить свое положения на фоне социальных приоритетов в суннитской Саудовской Аравии.

Таким образом, первые недели протестного движения в Саудовской Аравии обозначили различные аспекты социального недовольства: правовой, имущественный, гендерный, конфессиональный.

Саудовская оппозиция в лице так называемой группы Facebook объявила 11 марта Днем гнева в Саудовской Аравии.

Ядро политических требований Дня гнева - требование об отставке монарха, которое было обосновано в письме 40 саудовских правозащитников и поддержано демонстрантами. Документ содержал призыв к королю о начале национального диалога, за которым должны последовать выборы в Меджлис аль Шура (саудовский парламент), предоставление активных и пассивных избирательных прав для женщин, разработка программы эффективных мер против коррупции, финансовой транспарентности и подотчетности правительства, освобождение политических заключенных.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

3 марта состоялись демонстрации в прибрежных городах Аввамийя и Катифе (восточные провинции Саудовской Аравии), в ходе которых были вновь продекларированы требования шиитского меньшинства. Они были восприняты Эр-Риядом особенно болезненно: восток Саудовской Аравии, населенный шиитами, - наиболее нефтеносный. Следом, 4 марта вновь отличился Эр-Рияд, когда после пятничной молитвы на демонстрацию, организованную исламским реформистским движением (MIRA) вышли от 50 до 100 человек. Они выкрикивали слоган “Воры, воры, где 200 миллиардов долларов?”

Власти занервничали. 5 марта саудовское правительство обнародовало запрет на проведение шествий, обоснованный тем, что демонстрации противоречат законам ислама. Тем не менее, группа из 40 женщин организовала шествие в городе Даммам (также расположен на востоке страны). 10 марта саудовская полиция впервые открыла огонь по протестующим в Катифе. Очевидцы сообщили о выстрелах и шумовых гранатах, которыми пытались рассеять несколько сотен демонстрантов, причем, по неподтвержденным данным, один демонстрант был убит и четверо получили ранения.

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ: ЖАНДАРМ И КАРАТЕЛЬ

О том, как воспринял мир Запада “арабскую весну” в саудовском формате, можно судить, в частности, по реакции ряда аналитиков в мае 2011 г. после операции американского спецназа в Пакистане. Они, к примеру, делали акцент на том, что Саудовская Аравия, нефтяная житница планеты, является родиной и бывшим домом Усамы бин Ладена, а также государством, граничащим с Бахрейном, где на волне протестов особенно был заметен голос шиитского меньшинства.

Особое значение приобретает деятельность Саудовской Аравии в деле подавления протестного движения в Йемене. Здесь был использован бахрейнский опыт, считает Тоби Джонс.

Саудовская Аравия, внешне используя тщательно оберегаемый ею политический статус-кво, является, по существу, главным полицейским в регионе. Это - ближневосточная вендетта в конфессиональном или этнографическом аспекте, узаконенный бандитизм, который можно объяснить лишь самодержавными устремлениями, подчеркивают западные эксперты.

Способность Саудовской Аравии использовать принудительную власть, пожалуй, не имеет аналогов в регионе. Если это даже не совсем нравится США, главным пропагандистам идей демократии, они вынуждены не комментировать действия Саудовской Аравии: она - один из важнейших союзников США на Ближнем Востоке. Поэтому США сделали своим приоритетом сохранение прежних властных структур в Эр-Рияде.

ИДЕЯ САУДОВСКАЯ, ПОСТАВКА НЕМЕЦКАЯ

Идея поставки танков “Леопард-2 A7” производства компании Krauss-Maffei Wegmann - давняя мечта саудовцев.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Репутация “Леопарда” в мировом танковом парке, по мнению военных экспертов, сопоставима с Porsche 911 - лучшей в мире спортивной моделью, выпускавшейся в ФРГ более четверти века, - среди автомашин. Но танк - это не просто передвижное средство, но и символ мощи. Немецкие обозреватели отмечают: танки использовались для подавления протестов в странах Варшавского договора, на площади Тяньаньмынь в Пекине. Саудовская Аравия также продемонстрировала актуальность применения танков, когда отправила их в соседнее государство Бахрейн.

Хотя они, по свидетельству экспертов, были использованы либо частично или не были использованы вовсе, они позволили властям Бахрейна одолеть местное движение протеста. “И долго нам еще оставаться зрителями подобных сцен с главной исполнительницей роли в лице немецкой бронетехники? При этом мы, видимо, должны испытывать гордость”, язвит комментатор Эрик Пьермон. Но от авторитарного Эр-Рияда трудно было ждать чего-то иного. Как лаконично указывает директор берлинского исследовательского центра Stiftung Wissenschaft und Politik Фолькер Пертес, саудиты не потерпят “в арабском доме, вход в который расположен в Эр-Рияде, никаких революционных изменений”.

Лучшее средство для предотвращения изменений - тяжелая бронетехника. С помощью навесного отвала она и баррикады разметет, и людей заодно, выстрелит из пушки и даст очередь из пулемета, устрашая толпу, - просто идеальное средство для острастки демонстрантов. Особенно для преследования их в пустыне ввиду высокой проходимости “Леопарда”. Этим объясняется высокий интерес саудовцев к немецким танкам. Тот факт, что федеральное правительство втайне от всех, включая депутатов бундестага, заключило договор с Саудовской Аравией, вызвал политическую бурю.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Комментарии депутатов касались не только прибылей Krauss-Maffei Wegmann, но и политических последствий сделки, в частности, возможностей использования бронетехники против демонстрантов и сооружаемых ими баррикад на площадях и проезжей части дорог. В этом контексте “Леопард-2 A7” представляет особую опасность.

ОРУЖЕЙНОЕ ЛОББИ

Требуется пояснение. Для того чтобы продать немецкое оружие за рубеж, необходимо решение федерального Совета безопасности, в который входят канцлер и восемь министров. Пункт 2 статьи 26 Основного закона ФРГ ясно указывает: оружие для ведения войны транспортируется и поставляется на рынок только с разрешения федерального правительства. Если саудовцы громко и уверенно называют цифру 270, то одно из двух: или танковая сделка проведена в обход этих девяти чиновников, что маловероятно, или она проведена неофициально, тайно, учитывая геополитические интересы и интересы крупного бизнеса, но всем известно, что подобные акции непосредственно связаны с подкупом. В Германии запахло вероятностью коррупционного скандала, в котором замешаны лидеры государства.

Вопрос с ведущими политиками остается открытым, но если что-то просочилось наружу и стало известно широкой общественности, то в качестве своего рода исключения или “политической аварии”, как это случилось с Карлхайнцем Шрайбером. Этот политик лоббировал интересы Thyssen и других компаний при заключении сделки на сумму 100 млн. евро с Саудовской Аравией. После того как заговорили о незаконных пожертвованиях в кассу Христианско-демократического союза, разразился политический скандал. Оружейное лобби защищалось убедительными аргументами.

В их числе 80 тыс. рабочих мест, которые созданы в производстве вооружений в Германии. Другой довод: сохраняется присутствие немецких военнослужащих на Ближнем Востоке (Ливан) и прилегающем районе Африканского Рога, причем присутствие бундесвера в Персидском заливе предусмотрено стратегическими планами ФРГ, и “мы не вправе допустить, чтобы немцы были вооружены хуже, чем остальные”.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

То, что оружейное лобби существует и успешно действует, подтверждается неизменным присутствием в составе сопровождающих канцлера и ключевых министров производителей и профессиональных торговцев оружием. Речь идет не о выборочной, а о регулярной основе: эта ситуация отслежена экспертами, начиная с 2006 г., на примере 35 направлявшихся на Ближний Восток официальных делегаций.

Среди аргументов оружейного лобби в Германии припасен еще один. Дескать, новый “Леопард” должен пройти тестирование на пригодность в пустынной местности. Впрочем, аналитики утверждают, что нынешней осенью такое тестирование уже состоялось, причем там же, на Ближнем Востоке, а именно в Объединенных Арабских Эмиратах. Испытания “Леопарда-2 A7” в Саудовской Аравии, о которых говорят источники в Берлине и Эр-Рияде, являются чистой формальностью: ничем существенным барханы ОАЭ и Саудовской Аравии не различаются. Как говорится в рекламе производителя, последняя версия классики “Леопард-2 A7” особенно подходит для отражения “асимметричных” угроз. В переводе на простой язык: для подавления мятежа в таких странах, как Афганистан или Ирак. Понятно, что глянцевый проспект ничего не сообщает о том, как именно командир танка должен различать террористов и борцов за свободу.

Наконец, в колоде оружейного лобби припасена еще одна карта, на первый взгляд козырная. Есть еще одна примечательная деталь. Главный производитель “Леопардов” компания Krauss-Maffei Wegmann - представитель семейного бизнеса, акции которого не выставлены на фондовом рынке. Следовательно, компания вправе не разглашать информацию о своей продукции, в том числе о своих бизнес-потребностях. Между тем в интернете можно найти не один видеоролик, в котором моделируется ситуация “танк против демонстрантов”.

“Однако это не продукция нашей фирмы”, комментирует сюжет представитель компании Krauss-Maffei Wegmann. Он считает: сюжет, что называется, притянут за уши. Однако цена вопроса - от 3 до 5 млрд. евро, сумма вполне достаточная, чтобы забыть о таких “тонкостях”, как контекст “арабской весны”. Высокие немецкие чиновники защищают компанию, поскольку она, дескать, представляет германский средний класс, а не бизнес-акул.

МЫ НЕ МИЛИТАРИСТЫ

Так начинается деление на “хороших” и “плохих” производителей, а защищать надо слабых, т.е. средний класс. При этом приводится статистика: среди ста крупнейших мировых производителей вооружений в мире немецких только три. Иными словами, не такие уж мы милитаристы. К тому же концерн-гигант из Дюссельдорфа Rheinmetall причастен к “Леопарду”: он комплектует танк, производя 120-миллиметровую гладкоствольную пушку, систему управления огнем, боеприпасы и пулемет калибра 7,62 мм.

Оружейные лоббисты путешествуют по всему миру с Ангелой Меркель, но случайно ли это, акцентируют внимание немецкие СМИ. Они указывают, что в проекте “Леопард” не вдруг участвуют производители линз Carl Zeiss, силовых установок Motoren- und Turbinen-Union (MTU), системы передач Renk, цепей Diehl Stiftung. Выходит, не на все сто процентов “Леопард” - товар от среднего класса.

Экспорт немецкого оружия должен быть основан, как указывается в документах федерального кабмина, на “потребности в безопасности и соблюдении внешнеполитических интересов Федеративной Республики Германии”. Как это вписывается в сделку по поставкам “Леопардов” в район Персидского залива?

История вопроса непростая. Началась она в 1983 г., когда Саудовская Аравия, давно просившая немецкое оружие, наконец-то получила “добро” от правительства ФРГ. Тогда и было подписано первое соглашение о сотрудничестве. В последние годы Саудовская Аравия купила партию истребителей у европейского производителя (в том числе с участием немцев) EADS, пополнила свой ракетный арсенал продукцией от Diehl, а у фирмы Heckler & Koch приобрела лицензию на производство штурмовой винтовки G36, считающейся одной из лучших в мире. Германия, значительно прибавив в заказах, стала одним из основных поставщиков современного вооружения на Ближний Восток, в том числе в Саудовскую Аравию.

Однако в течение сорока лет танки для саудитов были своеобразной запретной зоной. Федеральное правительство отклоняло просьбы, ссылаясь на реальную угрозу для Израиля. Но если отношения Израиля и Саудовской Аравии к настоящему моменту не претерпели значительных изменений, почему заявка легко прошла через руки чиновников Министерства экономики ФРГ (первая и наиболее важная стадия при приеме большинства заявок на разрешения по экспорту оружия)? Почему из 16 тыс. ежегодно проходящих запросов предпочтение было отдано именно саудовской и почему в ходе “арабской весны”, кабмин дал свое тайное согласие, удивляется Катя Коль, первый парламентский лидер от “зеленых” и член парламентского комитета по обороне.

Как же случилось, что федеральный кабмин, молчавший библейский срок, вдруг обрел дар речи? “Остановите эту одиссею!” - потребовал у Ангелы Меркель шеф социал-демократов Зигмар Габриэль. Ряд политических лидеров подали жалобу в Федеральный конституционный суд ввиду того, что в принятии столь ответственного решения обошли парламент, а представитель “зеленых” Фолькер Бек инициировал возбуждение уголовного дела против компании Krauss-Maffei Wegmann, которая, по его мнению, нарушила Закон о контроле над боевым оружием.

Однако федеральный кабмин способен показать, как может обходить закон. Эксперты напоминают: в 1984 г. правительство Коля, отвечая на вопросы депутатов по экспорту вооружений, указало, что данная информация имеет “лишь ограниченную степень публичности”, причем эту степень как раз кабмин и определяет. Сейчас ситуация сходная. Меркель молчит.

ПОЧЕМУ МОЛЧИТ ИЗРАИЛЬ?

Позиция Израиля тоже не ясна. Нет ни решительного возмущения действиями ФРГ, ни требования вето на поставку танков, ни просьбы о защите интересов немецкого среднего класса. То есть решительно ничего, чтобы можно было расставить все точки над “i”.

“Информация из Иерусалима идет непоследовательная, - утверждает Родерих Кизеветтер, эксперт от Христианско-демократического союза. - Возможно, израильтяне в настоящее время более заняты оценкой уровня опасности, которую представляет Иран. Для них это, скорее всего приоритетнее, чем обдумывание последствий заказа из Саудовской Аравии”.

С другой стороны, если создается броневая линия саудовской обороны, которая прикроет Израиль, то она весьма слаба и уязвима для вероятного иранского удара. Канцлер утверждает, ссылаясь на “разумный баланс”, что Саудовская Аравия - “ключевой стратегический партнер” в Ближневосточном регионе. Идет ли речь о создании противовеса Ирану, соблюдении германских интересов о развитии экономики и сохранении занятости - гадает немецкий парламент. Как подчеркивает саудовский генерал Абдулла аль-Салех, сделка весьма перспективна, поскольку “у нас есть опасные соседи”. Абдулла аль-Салех, отвечающий за закупку вооружений в Минобороны Саудовской Аравии, уверен, что Германия правильно понимает угрозы для саудовской (а, может, и для израильской?) безопасности, и 270 танков “Леопард 2 А7” - достаточно внушительное противостояние этим угрозам, идут ли они со стороны Йемена или Ирана.

Еще об одном следует сказать. Об амбициях Саудовской Аравии. 3 тыс. танков “Леопард” разной модификации находятся на вооружении 15 стран мира, однако в этом списке нет главного финансового тяжеловеса на Ближнем Востоке. Смысл высказываний генерала: Саудовская Аравия - не агрессивная страна, и немцы должны наконец это понять. Однако в последних докладах организации по правам человека Amnesty International отмечается, что в Саудовской Аравии проходят демонстрации сторонников реформ, но при этом целью правительства страны является “пресечение всех протестов в зародыше”.

В тюрьмах Саудовской Аравии минимум 300 человек, несмотря на то, что это были мирные демонстранты. Эти события наводят федеральный кабмин на размышления, для какой цели могут быть использованы немецкие танки.

http://russian-bazaar.com/ru/content/96038.htm