Прогнозы о скором и неизбежном крахе Саудовской Аравии - если не в ближайшее время, так к году 2020 уж точно - чрезвычайно популярны в экспертной и журналистской среде. Время идет, а признаков распада не наблюдается даже в условиях падения цен на нефть, однако энтузиазм «прогнозистов», вопреки очевидным фактам, не спадает.

«Большая четверка», люди, реально управляющие Саудовской Аравией, как представляется, решили поставить в этих разговорах жирную точку – некоторое время назад Мохаммед бин Салман, заместитель наследного принца, министр обороны, глава государственного инвестиционного фонда, куратор экономической политики, связанных с нефтью вопросов и прочая, прочая, прочая объявил о начале реализации стратегии «VISION-2030» - программы радикальной модернизации страны. По сути – о начале масштабного экономического и социально-политического эксперимента.

Почему именно сейчас, а не, к примеру, в январе 2015 года, когда Салман бин Абдулазиз Аль Сауд унаследовал трон от своего брата, короля Абдаллы? Ведь ключевые назначения состоялись именно тогда. И тогда же на закрытом совещании ключевых фигур династии было принято принципиальное решение о проведении коренных преобразований. Ответ не в ценах на нефть, а в том, что почти полтора года потребовалось «большой четверке» и тем, кто их поддерживает в Королевстве, для того чтобы определиться с социальной базой реформ, привлечь для проработки ее концептуальных положений ведущими бизнесменами и финансистами. Но главное – показать местным «твердолобым», что при сохранении прежнего курса, без серьезных внутренних изменений в главной миссии Эр-Рияда, как ее понимают в Королевстве – сохранении лидерства в исламском мире – можно благополучно забыть.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Год 2015 стал годом пощечин для саудовских «твердолобых» на международной арене. Администрации Обамы вопреки ожесточенному сопротивлению просаудовского и произраильского лобби удалось продавить в Конгрессе соглашение с Ираном по его ядерному досье. «Подвисла» ситуация в Сирии. Затем последовали Йемен и Ливан, где не только не состоялись военный (в Сане) и политический (в Бейруте) блицкриги, но и потерпела откровенный провал «доктрина короля Салмана», предусматривающая создание некой «исламской коалиции по борьбе с террором». Из широко разрекламированной идеи вышел откровенный фарс – поддержали все, включая Египет и Пакистан, а реальные шаги ограничились «грозными демаршами» Джибути, о существовании которой мир и вспомнил-то только после разрыва этой страной отношений с Тегераном и введении антииранских санкций.

Впрочем, потеряв в имидже, руководство Саудовской Аравии выиграло в другом. «Твердолобые» убедились, что мир действительно изменился, что международный авторитет Королевства пошатнулся, что на Вашингтон надежды мало, а главный региональный противник Тегеран стремится вернуть утраченные позиции и в региональных раскладах, и в вопросах геоэкономики. Убедились, что модернизация королевства – это не прихоть лично короля Салмана и его «выскочки» - младшего сына Мохаммеда, ставшего самым молодым в мире министром обороны, а назревшая необходимость. Уж лучше пожертвовать в малом, разрешить женщинам сесть за руль, чем потерять титул «хранителей Двух Святынь», а возможно, и головы.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

Меньше нефти – больше денег!

Суть многостраничной стратегии «VISION-2030» можно свести к одному предложению – ситуацию, когда девять десятых своих доходов Королевство получает от продажи «черного золота», необходимо в корне изменить, добившись к 2030 году прекращения нефтяной зависимости. Правда, в своей презентации ожидающих Королевство экономических новаций принц Мохаммед бин Салман пошел дальше, утверждая, что Эр-Рияду по силам сделать это вообще к 2020 году – но это вполне можно списать на возрастной оптимизм.

Что же касается самой стратегии, то документ это серьезный и вполне проработанный. На полную модернизацию потребуется около четырех триллионов долларов в течении 15 лет. Три из них составят средства самого Королевства, консолидированные в Фонде национального благосостояния, еще триллион планируется привлечь в виде иностранных инвестиций. Причем, средства из государственного Фонда будут вкладываться в перспективные проекты, акции которых затем пройдут процедуру IPO.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

Первым шагом на этом пути станет приватизация крупнейшей нефтяной компании планеты – саудовской Aramco, добывающей каждый десятый баррель нефти в мире. Правда, по сообщениям хорошо информированных источников, речь пока идет лишь о том, что на продажу будут выставлены акции не добывающих предприятий самой Aramco, а бумаги нефтеперерабатывающих заводов как в Саудовской Аравии, так и за рубежом, при этом акции родительской фирмы участвовать в IPO не будут.

Впрочем, это ничуть не умаляет масштабы предстоящей операции, поскольку нефтеперерабатывающая империя Aramco огромна, по данным Bloomberg, она перерабатывает 5,3 миллиона баррелей в день, из которых собственно ей принадлежит более 3 миллионов. И даже в таком усеченном варианте – продаже от 30 до 49% акций, принадлежащих «жемчужине саудовской короны» НПЗ – Эр-Рияд вполне может получить 100-150 миллиардов долларов.

Однако «VISION-2030» - далеко не только и даже совсем не столько распродажа активов Aramco. Как утверждают близкие к принцу Мохаммеду бин Салману круги, «Саудовская Аравия – это Клондайк неэффективно используемых активов», начиная от 6% мировых запасов урана и заканчивая четырьмя миллионами свободных квадратных метров земель в Мекке. Да-да, именно в Мекке. И если уж речь зашла о таком, то стоит ли удивляться, что по планам саудовского руководства в ближайшее время на приватизацию будут выставлены объекты здравоохранения, некоторые образовательные учреждения и ряд предприятий военной промышленности. Поскольку тот же принц Мохаммед бин Салман назвал «нетерпимой» ситуацию, когда третья в мире по военным расходам страна закупает на своих предприятиях только два процента вооружений.

Почему причина упадка арабских стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?

Столь же амбициозны проекты и в энергетике, и в других отраслях, но для партнеров Саудовской Аравии в мире и тех, кто составляет социальную базу реформ внутри страны, важны не столько технические детали приватизации, инвестиций и изменений в налоговом законодательстве, сколько две очевидные вещи.

Для первых принципиально то, что в Эр-Рияде на высшем уровне признали: «Мы неэффективны, мы коррумпированы, мы должны измениться».

Для вторых важно, что объявленная модернизация открывает, пусть пока и в перспективе, социальные лифты для почти 70% населения страны, тех, кому около 30 лет и меньше. В этом – и сила, и одновременно крайняя уязвимость реформ.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты
а так же в статье:
Как понять арабов

Дом Саудов: интриги и нюансы

Выше уже говорилось о «большой четверке», тех, кто реально управляет сегодня Саудовской Аравией. Пришло время назвать их поименно. Прежде всего, сам король - Салман бин Абдулазиз Аль Сауд, не только благословивший модернизацию, но и согласившийся на роль «технического короля», переходной фигуры от старшего поколения династии, откровенной геронтократии, к «молодежи».

Второй в списке – 56-летний племянник короля, наследный принц Мохаммед бин Наиф, заместитель премьера, министр внутренних дел и куратор министерства нефти. Министерство внутренних дел и весь «силовой блок» Королевства – главная для него задача на сегодня. В западной прессе его называют «принцем антитеррора», поскольку в тесном сотрудничестве со спецслужбами США ему практически удалось покончить с «аль-Каедой Аравийского полуострова» и обрубить каналы ее финансирования не только внутри страны, но и в соседних монархиях. Проблема у него одна, но по местным меркам, критическая – отсутствие сыновей. Что делает его кандидатуру на пост главы Династии и модернизируемого Королевства в дальнейшем несколько, как бы это помягче выразиться, ущербной.

Третий – нынешний министр иностранных дел Адель ибн Ахмед аль-Джубейр. 54 года, получил блестящее образование в США, восемь лет был послом Эр-Рияда в Вашингтоне. Но – членом королевской семьи он не является. Точное количество членов правящей семьи затрудняется назвать даже специальный королевский комитет по определению наследников – в последние годы они называют цифру 25 тысяч, но с оговоркой, что это приблизительные данные. Немного проще с законными детьми - 45 сыновей и 21 дочь, которые, в свою очередь, подарили Саудовской Аравии примерно от пяти до семи тысяч принцев. Аль-Джубейр может быть гением интриги, но против этой массы он не выстоит, как не выстоял куда как больше «весивший» в династических раскладах внук короля Турки ибн Фейсал Аль Сауд, занимавший пост главы саудовской разведки, фигура в тех же США влиятельнейшая – а ныне пребывающего в неопределенном статусе «неофициального посланника».

Основы работы экстремистов Халифата с населением
в статье
Как работает пропаганда ИГИЛ

В итоге – главным локомотивом реформ в Королевстве сегодня является еще один член «четверки», уже неоднократно упоминавшийся заместитель наследного принца, второй заместитель премьер-министра и министр обороны, глава королевского суда, председатель совета по экономическим вопросам и развитию, Мохаммед бин Салман Аль Сауд, 1985 года рождения, сын нынешнего короля Салмана и его третьей жены.

Кумир саудовской молодежи, один из руководителей Королевства, открыто, пусть и с оговорками признавший, что «женщина тоже человек», обладающий неплохими экономическими козырями – внешний долг страны относмтельно к ВВП составляет всего 5%, золотовалютные резервы – более 600 миллиардов долларов и огромное доверие иностранных инвесторов, включая Boing, Airbus, GM, Sony, Siemens и других. Это одна сторона.

Саудия - зависимость от нефти

Но есть и другая. Для «твердолобых» и старой саудовской элиты принц – «выскочка», нарушитель традиций, получивший образование на Западе, но оторвавшийся от корней. Многие его шаги и высказывания вызывают негласное осуждение, а планы по сокращению числа иностранных рабочих (точное количество которых неизвестно, но называют цифру в десять миллионов) и в стране, и за ее пределами вызывают серьезные опасения.

Программа модернизации Королевства не предусматривает приостановки саудовской экспансии и отстаивания лидерства в мусульманском мире. Наоборот, одна из ее конечных целей – сделать это лидерство максимально привлекательным, обеспечить его крепким экономическим «тылом».  Сам принц бин Салман признает, что к реализации «VISION-2030» нужно было приступать в момент, когда цена на нефть была на отметке $65-70 за баррель, но тогда еще не закончились интриги внутри правящего дома Саудов. И по мере того, как «модернизация по-королевски» будет развиваться – эти противоречия будут только нарастать. У нынешнего режима в Эр-Рияде – серьезный запас прочности, кто бы ни утверждал обратное. Но хватит ли его для широкомасштабных реформ, предусмотренных стратегией? Или же все ограничится «косметикой», в конце которой Мохаммед бин Салман покинет свой пост как «не справившийся»?

http://haqqin.az/news/71597