Черный Да’еш, белый Да’еш. Первые режут глотки, расстреливают, забивают камнями насмерть, рубят руки, уничтожают общее наследие человечества, ненавидят археологию, женщин и немусульман. Вторые одеты получше и выглядят опрятнее, но делают то же самое.

Исламское Государство: Саудовская Аравия. В своей борьбе с терроризмом Запад бьет по одному, но жмет руки другому. Таков механизм отрицания , и отрицание имеет свою цену: сохранение знаменитого стратегического союза с Саудовской Аравией. При этом никто не думает о том, что сама Саудовская Аравия опирается на альянс с религиозным истеблишментом, который легитимирует, распространяет, проповедует и защищает ваххабизм, ультра-пуританскую форму ислама, на которой вскормлен Да’еш.

Ваххабизм, мессианский радикализм, поднявшийся в 18-м веке, рассчитывает на реставрацию воображаемого халифата, основанного на пустыне, священной книге и двух святынях – Мекке и Медине. Рожденный на резне и крови, он проявляет себя в сюрреалистических отношениях с женщиной, запрете не-мусульманам появляться на священной территории и безумных религиозных законах. Это выражается в обсессивной ненависти к образности, изображению и потому к искусству, равно как и к телу, наготе и свободе. Саудовская Аравия – это Да’еш, который победил.

Реакция избегания Запада в отношении Саудовской Аравии потрясает воображение: он приветствует теократию в качестве союзника, но претендует не замечать того, что она является главным всемирным спонсором исламистской культуры. Молодые поколения радикалов в так называемом арабском мире не родились джихадистами. Они были вскормлены молоком Долины Фатв, разновидностью исламского Ватикана – мощнейшей индустрии производства теологов, религиозных законов, книг и агрессивных кампаний в медиа.

Могут возразить – разве сама Саудовская Аравия не является целью атак Да’еш? – Да, но если думать только об этом можно забыть о том, что только союз правящей семьи с религиозным истеблишментом поддерживает ее стабильность – и о ненадежности этого союза. Саудовские принцы оказались в идеальной ловушке: ослабленные законом о наследовании, стимулирующем сменяемость, они вцепились в связи предков между королем и проповедником. Саудовский истеблишмент производит исламизм, который одновременно угрожает стране и легитимирует режим.

Нужно жить в мусульманском мире для того, чтобы понять степень огромного трансформирующего влияния религиозных телевизионных каналов на общество. Телевидение бьет по слабым местам – семье, женщинам и сельской местности. Исламисткая культура широко распространена во многих странах – Алжире, Марокко, Тунисе, Ливии, Египте, Мали, Мавритании. Есть тысячи исламистских газет и проповедников, навязывающих единый взгляд на мир, традицию, манеру одеваться, формулы, в которых создаются правительственные законы, и ритуалы общества, которое они заражают.

Стоит почитать реакции некоторых определенных исламистских газет на то, что произошло в Париже. Запад определяется в качестве “земли кафиров”. Атаки стали результатом натиска на ислам. Мусульмане и арабы стали врагами светских и евреев. Сюда же примешивают палестинский вопрос – вместе с изнасилованием Ирака и воспоминаниями о колониальной травме. Все это упаковано в мессианский дискурс, цель которого – обольстить массы. Эти идеи распространяются на нижних уровнях социального пространства, когда наверху политическое руководство посылает свои соболезнования Франции и осуждает преступления против человечности. Это тотально шизофреническая ситуация полностью параллельна реакции избегания Запада.

Все это, вместе взятое, не порождает ничего, кроме глубокого скепсиса в качестве реакции на громогласные декларации западных демократий относительно необходимости войны с терроризмом. Их война может быть только близорукой, потому что ее целями являются результаты, а не причины. Поскольку ISIS, в первую очередь и прежде всего – культура, а не милиция, как можете вы предотвратить обращение в джихадизм следующих поколений, если влияние Долины Фатв ее и клириков , ее культура и ее могучая индустрия пропаганды ненависти остается нетронутой?

Поэтому излечение болезни не может быть простым. Саудовская Аравия продолжает оставаться союзницей Запада во многих шахматных партиях, разыгрываемых на Ближнем Востоке. Ее предпочитают Ирану, серому Да’еш. И в этом ловушка. Избегание создают иллюзию равновесия. Джихадизм проклинают как напасть столетия, но никто не думает о том, что и кто создают и поддерживают его. Это помогает сохранить лицо, но не помогает сохранить жизни.

У Да’еш есть мать – вторжение в Ирак. Но у него есть и отец – Саудовская Аравия и ее религиозно-индустриальный комплекс. До того момента, как это будет осознано, битвы будут выигрывать, но войны проигрывать. Джихадисты будут убиты – только ради того, чтобы быть рожденными заново в новых поколениях и воспитанными на тех же книгах.

Атаки в Париже вновь продемонстрировали это противоречие – но также, как это случилось после 9/11, оно рискует быть стертым и из нашего сознания, и из нашей совести.

http://postskriptum.org/2015/11/21/daesh/