Иорданская ветвь всемирного движения Братья-Мусульмане выступила с заявлением в связи с началом американских бомбардировок Сирии.

В нем сообщается: “Американская администрация находится на пути того, чтобы оставить сионистский проект, и выбрать в качестве нового жандарма в регионе Иран”.

Причиной смены настроений американцев является “продемонстрированная в Газе сионистским образованием неспособность защищать интересы Запада”.

В то же время, “Америка может найти гораздо больше выгод в том, чтобы превратить Иран в нового жандарма Ближнего Востока, ради того, чтобы влиять с его помощью на арабскую нацию, пользуясь уже имеющимися бастионами иранского влияния – от Ливана до Саны, от Багдада до Дамаска. Иран уже подготовил регион к новому переделу и перекройке границ, и перераспределению доходов”.

“Братья-Мусульмане” подтвердили свою “принципиальную позицию” о недопустимости иностранного вмешательства в дела арабских наций и исламских государств. “Братство” напомнило, что он было первым отвергнувшим идею американских бомбардировок Асада год назад, в качестве наказания за применение химического оружия.

Точно также “Братья” выступают сейчас против бомбардировок позиций ISIS, и указывают на то, что Америка, под предлогом борьбы с экстремизмом лишает население региона его права на самоопределение.

Своей главнейшей задачей Братья называют “конфронтацию с сионизмом”, которых, по их мнению, “нацелился на Иорданию после того, как поглотил Палестину”.

Как это не парадоксально звучит, вероятность того, что Саудовская Аравия не считает происходящее угрозой существует.

Драматическая атака против Саны и последующее “перемирие” породили улыбки в Тегеране, слезы в Дохе и загадочное молчание в Эр-Рияде. Фигуры ближневосточной шахматной доски продолжают двигаться. На протяжении трех лет иранский ферзь в Дамаске и иранская тура в Багдаде находились под серьезнейшей угрозой – как вдруг внезапно в Сане, казалось бы, был поставлен шах и мат. На первый взгляд саудовский блок и катаро-турецкий альянс теряют бастион, значение невозможно недооценить.

Пролив Баб эль-Мандаб, на западном берегу Йемена, служит воротами в Красное и Средиземное моря. Шиитские союзники Ирана в Йемене, Ансар Аллах (Хутхи), взяли Сану и передали ключ от пролива Тегерану, уже господствующему в Ормузском проливе – воротах в Персидский залив. Бесценный подарок Хутхи превратил Иран в контролера главных стратегических морских магистралей Ближнего Востока.

Еще более важен тот факт , что Иран играет – не встречая никакого сопротивления в мягком подбрюшье КСА. Мухаммед Маранди, политолог из университета Тегерана говорит: “Несколько лет назад Саудовская Аравия не смогла справиться с несколькими сотнями боевиков Хутхи. Что она может сделать теперь, когда их число достигло нескольких тысяч? Иранские союзники – большинство в стране. Южане и Хутхи – значительный сегмент йеменского общества, в то время как их противники разобщены. Есть партия аль-Ислах (Братья-Мусульмане), поддерживаемая Катаром, есть президент Абед Рабо Мансур Хади, поддерживаемый Саудовской Аравией, и нельзя забывать об экстремистах – Аль-Каиде и Исламском Государстве”.

При этом правительство Йемена издает заявления, которые по меньшей мере, звучат странно: оно приветствует “дружеские силы Хутхи” на улицах Саны – в то время как оттуда исчезает регулярная полиция и армия. Абдулла аш-Шамари, бывший саудовский дипломат и журналист, говорит: “То, что случилось в Йемене на прошлой неделе странно. Могут быть два объяснения – либо саудовская дипломатия вообще не работает, либо Сауды удовлетворены происходящим – вывод, с которым трудно согласиться”.

Как это не парадоксально звучит, вероятность того, что Саудовская Аравия не считает происходящее угрозой существует. 21 сентября в Нью-Йорке встретились министр иностранных дел КСА принц Сауд аль-Файзаль и его иранский коллега, Мухаммед Джавад Зариф – и это произошло за день до соглашения о йеменском перемирии. Тегеран и Эр-Рияд пришли к пониманию того, что перед лицом общих угроз они, в какой-то момент, должны вместе выступить против них. Другой возможности выжить в цунами, поднятом Исламским Государством, просто не существует.

Маранди говорит: “Саудовское решение атаковать Исламское Государство далось нелегко. Ваххабиты атакуют ваххабитов – такое решение никогда не будет популярным в ваххабитском государстве. Иран готов пойти очень далеко, и Саудовской Аравии стоит отнестись к этому серьезно. Иран готов строить мосты между КСА, Ираком и Сирией. Даже в Йемене Иран может помочь. Хутхи – щит, который прикрывает Саудовскую Аравию от экстремистов”. Речь идет о возможности коренного сдвига – изменении ситуации, в которой Саудовская Аравия и Иран на протяжении многих лет ведут региональную войну на территории других государств – в Бахрейне, Ираке, Ливане, Сирии и Йемене.

Саудовско-иранская сделка, конечно же, потребует уступок с обеих сторон. С точки зрения Ирана, некое подобие политического урегулирования и компромисса уже достигнуты в Йемене и Ираке. На очереди -Бахрейн, Ливан и Сирия.

Иранский дипломатический источник сообщил газете Al-Monitor: “Идут серьезные переговоры между королевской семьей Бахрейна и шиитской оппозицией. Оппозиция сможет принять участие в парламентских выборах”.

О возможном примирении Саудовской Аравии и Ирана заговорили еще в мае. Автором “дорожной карты” к такому соглашению якобы является бывший президент Ирана Акбар Хашими Рафсанджани. Согласно его плану, Бахрейну отдается приоритет – но за разрешением этого кризиса, начавшегося в феврале 2011, последует Ливан. Там наконец-то станет возможным достижение консенсуса и избрание президента, без которого страна живет уже пять месяцев.

http://postskriptum.org/2014/09/24/ihvan/2/

http://postskriptum.org/2014/09/25/sanaa/2/