События на Украине достаточно долго отвлекали внимание от проблем российской экономики. Однако последняя неделя, богатая на события именно экономического характера, вернули внимание к этой непростой для понимания теме. Путин съездил в Китай и подписал грандиозный пакет соглашений по экономическому сотрудничеству - около 50 договоров, где самым значимым является, конечно, газовый контракт на 400 млрд. На 30 лет. Кстати, если разложить по годам - чуть более 10 млрд в год будет, не так уж и много... Но,тем не менее, контракт подписан очень вовремя - на фоне экономических санкций со стороны Европы и газового конфликта с Украиной, едва не переходящего в военный.

Такая новость делает из санкций какую-то глупую шутку. И то, как держал себя Путин на экономическом форуме в Петербурге сразу после поездки в Китай, показывает именно такое отношение Кремля к угрозам со стороны запада. Когда за спиной могучий Китай, то обращать внимание на визги и писки из Европы уже как-то странно. Впрочем, Путин вёл себя на форуме корректно и лишь пару раз позволил себе отшутиться на вопросы про Украину. Один раз так, что зал не удержался от хохота...

Мне, конечно, импонирует такая уверенность президента, но замечу, что гордиться в этой ситуации особо нечем. Да, мы нашли кому продавать газ и нефть помимо "западных партнёров". Альтернатива нашлась, к тому же и запад не готов полностью отказаться от российских энергоресурсов. Но сама проблема высвечивает весьма неприятную истину - Россия была и остаётся сырьевым придатком промышленно-развитых стран. Мы сохраняем стабильность собственной экономики, разворачивая трубу с запада на восток, но остаёмся при этом лишь источником сырья, торгуя своими ресурсами. Да, я знаю, что Путин подписал ещё контракты в области авиастроения. Своё мы развалили, так хоть конструкторов пристроили зарабатывать деньги за счёт развития авиации в Китае. Но в любом случае это мелочь в сравнении с контрактами по газу и нефти. И кроме продажи самой нефти и газа китайцев допустили в акционерный капитал российских компаний:

"Сейчас основной акционер «Роснефти» — государственный «Роснефтегаз» (69,5%), а крупный иностранный инвестор — ВР (19,75%). До конца 2014 года правительство готово продать ещё 19,5% минус 1 акция «Роснефти», контрольный пакет останется у государства... Партнер Greenwich Capital Лев Сныков считает, что китайские инвесторы могут получить до 5% «Роснефти», остальное будет продано фондам. Согласно данным Bloomberg, в тройку крупных портфельных инвесторов «Роснефти» сейчас входят три американских фонда: Bank of New York Mellon (0,26%), Van Eck Associates (0,1%) и Blackrock (0,1%)."

Надо заметить, что Китай и так уже крупнейший покупатель российской нефти. С 2009 по 2038 г. «Роснефть» поставит в Китай около 665 млн т нефти. Новые контракты лишь плотнее пристёгивают экономику Китая к нашим ресурсам. Может оно и неплохо, привязывать таким образом интересы соседа к своим, но слабость такой позиции очевидна. Когда-то СССР строил в Китае заводы и делился технологиями абсолютно бесплатно, развивая экономику политического союзника. К сожалению, те времена давно ушли, да и сам союз был недолгим.

Сегодня уже Китай собирается строить заводы в России, но не бесплатно, а в качестве обычного инвестора - с расчётом на прибыли. Россия вместо донора технологий превращается в их покупателя. А платить приходится ресурсами, которые когда-то закончатся. Обязательно ли так действовать? Так ли нужно России продавать свои энергоресурсы, да ещё и искать для этого покупателей по всему миру? Может мы должны продавать газ, чтобы расплатится за импорт? Вообще, в чём суть "экономики трубы"? Это какая-то особая структура экономики?

Если взглянуть на соотношение импорта и экспорта, то есть, на баланс внешней торговли, то выяснится, что Россия продаёт ежегодно на 150-180 млрд долларов больше нефти и газа (остальные виды экспорта можно даже не смотреть), чем закупает различных товаров:

Внешнеторговый оборот

Это при общем объёме экспорта в 400-520 млрд. долларов (данные Минфина, вполне официальные). Это означает, что почти половину экспорта Россия могла бы и исключить - для баланса внешней торговли можно вполне спокойно сократить экспорт на 180 млрд долларов. Ну, понятно, что цены на нефть плавают и может случайно возникнуть дефицит. Но как раз для таких случаев вроде как заготовлен стабилизационный фонд, не так ли? В крайнем случае можно и импорт сократить, не помрём. Скажем сократив импорт автомобилей на соответствующие проценты, просто повысив их ценник в автосалонах. Даже лучше получится для отечественных производителей - тот же "Автоваз" продаст больше "Лад". А это рабочие места и доходы. Так почему мы продаём больше нефти, чем нужно для покупки импорта? Это очень важный вопрос, на который лучшие министры финансов стараются не отвечать. Да и не подпускают к ним с таким вопросом. Чтобы немного понять, в чём же тут дело, нужно взглянуть на другой график:

Платёжный баланс, при том, что имеется огромный профицит внешней торговли, почему-то сводится к нулю. Что такое платёжный баланс? Это поток денег через границу за год. Если был профицит внешней торговли в 180 млрд, то он должен был по идее отразиться в платёжном балансе - в нём должен был бы появится такой же плюс в 180 млрд. Нет их. Почему? Потому что поток денег формируется не только за счёт торговли. Иностранные банки дают кредиты нашим банкам и нашим же компаниям. При выдаче кредита это тоже плюс, а вот при возврате - очевидный минус. Нужно не забывать, что любые инвестиции (прямые и не очень) всегда идут в расчёте на прибыль, то есть западный инвестор рассчитывает не только вернуть свои деньги, но и получить прибыль. Общий итог инвестиций всегда должен быть в пользу инвестора, то есть поток инвестиций должен быть компенсирован ещё большим потоком доходов с этих инвестиций. Если взглянуть на таблицу платёжного баланса с его составляющими на сайте Минфина (опять официальные данные), то можно увидеть графу "баланс инвестиционных доходов", которая показывает ежеквартальный отток капитала от 8 до 23 млрд долларов в прошлом году. А есть и другие графы, по которым фиксируется денежный отток. Получается, что наш излишний экспорт лишь компенсирует отток капитала. И возникает следующий вопрос - откуда он взялся и можно ли его уменьшить?

Тут мы подходим к одной из ключевых проблем российской экономики. Все знают, что проблем у России две и обе начинаются на букву "Д". Наверное, одна из них связана с данной, чисто экономической - это внешние кредиты. Российские банки и компании кредитуются в западных банках. Почему так - обсуждалось на этом сайте много раз. Если кратко, то всему виной высокая запретная ставка рефинансирования нашего ЦБ - она исключает роль последнего как конечного кредитора для российской экономики. Все берут кредиты на западе, где ставки пониже. На конец прошлого 2013 года накопленный внешний долг российскими банками и компаниями суммарно составил уже около 650 млрд долларов. Только проценты по долгу должны составить минимум 35-40 млрд долларов ежегодно. Это только выплаты по набранным кредитам. Но есть ещё и "прямые инвестиции", по ним тоже должны идти выплаты. Даже наш "национальный" "Газпром" принадлежит государству лишь наполовину, а по дивидендам он в прошлом году выплатил 169,56 млрд руб. До половины этой суммы должна уйти иностранным инвесторам, причём не в виде рублей. Так и формируется отток капитала. А мы ещё стараемся инвестиции привлечь... С одной стороны - это рабочие места, с другой - дань иностранному инвестору. Может пытаться инвестировать самим?

По этому поводу Президент, кстати, нашёл место в своём выступлении на экономическом форуме:

России нужна настоящая технологическая революция, серьёзное технологическое обновление, нам необходимо провести самое масштабное за последние полвека технологическое перевооружение наших предприятий. Что мы намерены для этого сделать? Первое – расширить доступ к дешёвым инвестиционным ресурсам. Это легче сказать, чем сделать, но всё-таки это одна из главных целей. Для этого будем активно внедрять механизм проектного финансирования, прежде всего в сфере промышленности. Он предполагает предоставление ресурсов на длительный срок, а также гибкие, необременительные для инвестора условия получения кредита. Причём конечная стоимость таких кредитов не должна превышать уровень инфляции плюс один процент. Правительство и Центральный банк знают об этом, работают над этим, есть соответствующее поручение. В ближайшие дни должны представить соответствующие предложения.

Выступление было длинным, но Президент таки коснулся главной проблемы - высочайшей стоимости кредита для российской экономики. Она входит во все издержки и снижает уровень рентабельности российской экономики относительно западной ровно на разницу в процентах. Интересно, что газета "Ведомости" практически предвидела такие слова Президента и за пару дней опубликовала статью, где описывалась программа стимулирования российской экономики, которую должен был представить Президент. Программа описывалась даже более конкретно:

По данным ЦМАКП, в 2013 г. процентные платежи по кредитам в обрабатывающей промышленности составили 38% прибыли от продаж. Из-за повышения ЦБ ключевой ставки они увеличатся до 42% (47% — кризисный максимум 2009 г.), сами кредиты подорожают на 1,5 процентного пункта. Путин сегодня может заявить о необходимости развивать механизмы предоставления экономике длинных денег, говорит один из чиновников. «Наш ответ на санкции — высокая доходность и низкие риски; если мы можем обеспечить эти условия, сможем выложить их на стол — это будет достойным ответом на санкции», — заявил вчера министр экономического развития Алексей Улюкаев. В проекте плана — повышение производительности труда в промышленности на 50% к 2018 г. Минэкономразвития предлагает дополнительные инструменты рефинансирования банков под залог кредитов на инвестпроекты и упрощение выдачи госгарантий. Некоторые меры ЦБ уже одобрил: с конца июня он может начать предоставлять долгосрочные кредиты крупным банкам (на начальном этапе с капиталом свыше 50 млрд руб.) по ставке 6,5% под инвестпроекты на срок до трёх лет. Обсуждаются разные идеи, как сделать механизм более массовым, говорит федеральный чиновник. Одна из них — разрешить рефинансирование в ЦБ под залог госгарантий, знает чиновник Минфина.

Жаль, что сам президент не был столь конкретен... Однако подобные меры могут изменить ситуацию с внешним долгом - ЦБ может взять на себя часть этого долга, что изменит и ситуацию с оттоком капитала. Меньше внешнего долга - меньше и платить по нему.

Но, к сожалению, экономика трубы не исчерпывается только такими проблемами. Есть ещё одна проблема, не менее важная - это формирование бюджета государства в основном за счёт доходов с продажи ресурсов. Взглянем на структуру доходов бюджета:

Данные опять вполне официальные, взяты с сайта Минфина. Что мы видим? Более трети дохода бюджета формируется за счёт экспортной пошлины. Ещё 20% - налог с добывающих компаний за пользование природными ресурсами. Итого, более половины бюджета формируется за счёт добычи и продажи природных ресурсов. Это и есть в чистом виде "экономика трубы". В "нормальных странах" бюджет формируется за счёт обычных налогов, прежде всего ПОДОХОДНЫХ - с доходов граждан, то есть физических лиц. Например, в Дании около половины бюджета формируется именно за счёт подоходного налога физических лиц - там ставка прогрессивная и достигает 59%. И, кстати, для всех развитых стран характерна именно прогрессивная ставка, где высокодоходные слои населения выплачивают около половины своих доходов в бюджет страны.

Дания - лишь самая социальная из них, при этом средний уровень доходов в ней остаётся самым высоким в Европе. Россия же, с её плоской и низкой шкалой подоходного налога в 13%, является раем для олигархов - они почти ничего не платят в бюджет из личных доходов, да и по другим статьям налогов тоже не платят, регистрируя свои компании в офшорах. Наша налоговая полиция практически не даёт доходов в бюджет, а лишь таможня его наполняет. Это и делает Россию сырьевой колонией, как бы ни уверяли нас на экономических форумах...

Брать пошлины за экспорт нефти - самое простое дело для чиновника. Это самое простое решение проблемы пустого бюджетного кармана. Но и тут не всё чисто, на самом деле! Казалось бы, чего проще - взял пошлину и положил её в бюджет. Нет! Минфин распорядился иначе. Прежде чем пополнить пошлиной бюджет, Минфин сначала наполняет Резервный фонд и только потом остаток включает в бюджет, как доходную часть. В результате иногда даже получается дефицит бюджета, вместо очевидного профицита. Возьмём, к примеру, 2012 год: "федеральный бюджет России в 2012 г. исполнен с дефицитом в размере 12,821 млрд руб. (0,02% ВВП), сообщает Минфин". Может пошлины не собрали в нужном количестве?

Россия-экономика

Нет, с этим всё было в полном порядке. Эта пошлина пополнила Резервный фонд: за год с сентября 2012 года по сентябрь 2013 года вырос на 20 млрд долларов: с 59,87 млрд до 85,38 млрд и продолжал расти. С начала года рост составил почти триллион - 910 млрд рублей. Как в этой ситуации можно говорить про дефицит бюджета? Было трудно отщипнуть 13 млрд от 900 млрд? Мне даже интересно, а Президент у нас в курсе о таких примитивных махинациях Минфина? Довольно часто в СМИ можно прочесть про дефицит бюджета... Это при том, что Резервный фонд у нас стабильно растёт (600 млрд рублей за последний год). Кто тут кого хочет обмануть? Минфин в этой ситуации ещё и требует сокращения бюджета! Но про сокращение государственных расходов и их влияния на экономику лучше поговорить отдельно. И без этого министерство нужно проверять на саботаж и коррупцию...

http://malchish.org/index.php?option=com_content&task=view&id=518&Itemid=35