На прошлой неделе стало известно, что разговоры о сказочных богатствах российского арктического шельфа получили реальное подтверждение. «Роснефть» открыла новое месторождение сверхлегкой нефти в Карском море, ресурсы первой ловушки (часть горной породы, в которой аккумулирована нефть) составляют свыше 100 миллионов тонн. По сообщению корреспондента ИТАР-ТАСС с самой северной в мире арктической скважины «Роснефть» успешно завершила бурение вертикальной скважины глубиной 2113 метров «Университетская-1». В результате, на дне Карского моря на глубине 81 метр обнаружена сверхлегкая нефть, сопоставимая по качествам с маркой Siberian Light. Нефть именно этой марки широко востребована в мире. Новое месторождение в Карском море названо «Победа».

По словам главы «Роснефти» Игоря Сечина, запасы нефти в Карском море могут оказаться больше, чем в Мексиканском заливе, на бразильском шельфе и сравнимы с нефтяными богатствами Саудовской Аравии. Континентальный шельф России, по оценкам экспертов, крупнейший в мире источник неразведанных ресурсов углеводородов, перспективные ресурсы которого в 13 раз превышают запасы Северного моря и Мексиканского залива вместе взятых.

Однако уже в понедельник, 29 сентября, стало известно, что победу праздновать пока рано. Американская компания ExxonMobil, которая, собственно, и вела геологоразведочные работы по договору с «Роснефтью», и технологии которой должны были быть использованы при нефтедобыче, уже в октябре «выходит из игры». Компания подтвердила требование властей США прекратить работу на территории России. «От нас потребовали свернуть всю деятельность, затронутую санкциями, кроме проекта в Карском море, к 26 сентября», — заявили в пресс-службе компании.

Не секрет, что произошло это в рамках войны санкций, которую США объявили России.

Насколько оправданны сверхоптимистичные прогнозы о запасах арктической нефти? И сумеет ли Россия, не обладающая собственными технологиями по глубоководной добыче, ими воспользоваться?

- Радует, что у нас, наконец, впервые со времён СССР нашли крупное месторождение нефти, - говорит депутат Госдумы Вячеслав Тетёкин. – До сих пор мы жили за счёт запасов углеводородов, открытых и освоенных в советские времена. Мало того, долгие годы геологоразведка вообще была свёрнута. В то время как не только на арктическом шельфе, но и в Западной Сибири ещё можно найти новые крупные месторождения.

Пока я бы не стал торопиться с окончательными оценками запасов нефти. Да, были предварительные геофизические исследования, которые показали наличие энергоресурсов. И первая же пробуренная скважина подтвердила эти исследования. С другой стороны, я помню, что несколько лет назад были восторженные разговоры о том, что в Каспийском море имеются запасы углеводородов едва ли не большие, чем в Персидском заливе. Под это дело все страны региона «толкались локтями», пытались поделить Каспий. Однако пробурили несколько скважин, и выяснилось, что запасы нефти там куда более скромные, чем ожидались.

«СП»: - Как повлияет открытие месторождения в Карском море на наши геополитические позиции в Арктике?

- Что касается укрепления наших позиций, можно порадоваться, что Арктике стали уделять повышенный интерес. Ведь ещё не так давно российская власть настолько была безразлична к этим огромным территориям, что в мире пошли разговоры об интернационализации Северного морского пути. Сейчас некоторое движение российской власти в защиту наших национальных интересов всё-таки имеет место. Восстанавливается сеть военных аэродромов на побережье Ледовитого океана, создаются опорные военные пункты.

Приходится только с сожалением констатировать, что делается это после того, как стало ясно, что арктический шельф богат углеводородами. До этого, вроде как, и защищать наши интересы в Арктике, не было нужды. Между тем, уважающие себя страны стремятся защищать свои интересы на любой территории, независимо от того, насколько они богаты месторождениями. У нас же, если бы нефть не нашли, вполне могло бы дойти до того, что мы согласились бы оставить за собой только десятимильную зону вдоль арктического побережья.

- Я бы пока не делал слишком радужных прогнозов, - говорит директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Пока объёмы месторождения «Победа» оцениваются в 100 миллионов тонн, но мы имеем результаты лишь по одному бурению. В итоге может оказаться и в 5, и в 30 раз больше.

В любом случае, у России увеличиваются шансы стать одним из лидеров по добыче нефти. До сих пор мы были шестыми в списке по общим запасам. Теперь же можем занять место в первой тройке. В обозримом будущем стоит ждать, что геополитическая весомость России значительно возрастёт. Много зарубежных компаний, в том числе западных, будут заинтересованы в сотрудничестве с нами.

«СП»: - Но пока, как мы видим на примере ExxonMobil, у западных компаний связаны руки…

- Да, уже с октября ExxonMobil не сможет участвовать в разработке найденного с её же помощью месторождения. Изначально, по условиям контракта, эта компания несла все риски. Она вкладывалась в поиск нефти. И, в случае успеха, ей компенсировались все расходы, плюс к этому она получала доход от экспорта нефти. Теперь же получается, что компании просто компенсируют её расходы, но уже никаких прибылей она получать не будет. «Багаж месторождений», где работает ExxonMobil, невелик. Она была крайне заинтересована в освоении российского арктического шельфа. Поэтому, я не исключаю, что она попытается обойти этот закон или как-то смягчить запреты американского правительства.

«СП»: - А если это не удастся?

- Тогда мы можем обратиться к другим странам. В первую очередь, - к китайцам. У них сейчас активно развиваются компании, работающие на шельфе. Собственной нефти у Поднебесной при всех прикладываемых усилиях по поиску новых месторождений, всё меньше. Они работают в основном в Африке. И, конечно, с удовольствием согласятся войти в долю, чтобы поучаствовать в разработке месторождений на арктическом шельфе. Так же можно рассчитывать на участие бразильских компаний, имеющих опыт глубоководной нефтедобычи. Возможно, мы получим не столь современные и безопасные, чуть более затратные месторождения. Возможно и то, что несколько отодвинутся и сроки, когда начнётся освоение. Обычно от открытия месторождения до начала промышленной добычи проходит около 7 лет. Здесь сроки сместятся на 2-3 года. Но принципиально вряд ли что-то изменится.

«СП»: - Можно ли ждать, что территории вдоль Северного морского пути в связи с открытием новых месторождений станут такими же процветающими, как сейчас регионы Западной Сибири?

- Я думаю, что к практике советского времени, когда строились большие города за Полярным Кругом, возвращения не будут. Очень затратно в таких суровых климатических условиях содержать инфраструктуру больших населённых пунктов. Дороже всего обходится отопление социальных объектов: школ, детских садов, больниц. Но, конечно, будут возникать всё новые «вахтовые посёлки». Рабочих начнут завозить на месяц-два, а потом увозить на большую землю. При этом вместе с ними будет завозиться и весь необходимый обслуживающий персонал: врачи, повара и т.д. Неизбежно будет развиваться и инфраструктура: дороги, аэродромы, судоремонтные предприятия.

«СП»: - А будут ли улучшаться условия жизни в уже построенных арктических городах и посёлках, в таких, как как Дудинка, Мурманск, Тикси и т.д.?

- Да, безусловно, если развитие нефтедобычи в Арктике будет возрастать, то увеличится и роль Северного морского пути. Нам необходимы будут более современные и развитые морские порты вдоль этой трассы.

- Пока можно точно сказать: то, что нашли нефть в Арктике – уже большое достижение, - считает руководитель аналитического управления фонда «Национальная энергетическая безопасность» Александр Пасечник. – По приблизительным оценкам четверть мировых запасов углеводородов находится на морском шельфе. При этом большая часть из них – на Арктическом. Ясно, что нефтедобыча с морского дна неизбежно будет увеличиваться. А вместе с ней увеличиваться и роль России.

Что касается, санкций, можно сказать, что это вещь не стратегическая, а тактическая. Санкции рано или поздно уйдут, а месторождение никуда не денется. Взамен западных компаний с нами готовы работать компании многих других стран от Китая до Бразилии и Индии.

«СП»: - Мы обладаем уникальными разработками в космической сфере, в области производства вооружений. Почему бы нам самим не развивать технологии глубоководной нефтедобычи?

- Если представить, что США каким-то фантастическим образом удастся отвадить от нас все страны, которые подобными технологиями обладают, то нам ничего не останется, как самим разрабатывать эти технологии. Но это, опять-таки приведёт к потере времени и прибылей, к дополнительным финансовым затратам. Поэтому пока выбранная стратегия на сотрудничество с теми компаниями, которыми этими технологиями уже обладают, представляется мне верной.

http://www.svpressa.ru/economy/article/99530/