Поклонники Хиллари Клинтон сетуют на то, что злые люди клевещут на их кумира. Что ж, почему бы во имя объективности не предоставить трибуну самой Хиллари Клинтон? Пусть она выступит прокурором на своем (увы, воображаемом) процессе, пусть сама изобличит себя. Джон Хокинз на веб-сайте Townhall сделал подборку изречений бывшей первой леди на протяжении лет, которые характеризуют ее мировоззрение и характер с исчерпывающей полнотой. Итак:

Из выступления перед группой бизнесменов:

Многие из вас прекрасно знают, как крупно вы нажились на снижении налогов. Мы считаем: для того, чтобы вернуть Америку на путь преуспеяния, нам нужно будет положить конец этой практике и лишить вас этих выгод. Мы заберем у вас часть вашего достояния во имя всеобщего блага.

– Ленинское «Грабь награбленное!» в чистом, незавуалированном виде. Заметьте, речь идет о том, чтобы отнять у бизнесменов известную долю их ЗАКОННЫХ заработков, а Хиллари Клинтон подает это как неправедные доходы акул капитализма.

Не верьте тем, кто утверждает, будто корпорации и бизнесы создают рабочие места.

– А кто их создает, по ее мнению? Ну, конечно, государство, кто же еще. Махнет левой ручкой – фабрика, махнет правой – завод, как в сказке, так что ли? Да, представьте, именно так и рассуждают современные марксисты, чьи представления наиболее ясно сформулировала сенатор-демократ от Массачусетса Элизабет Уоррен (именно у нее Хиллари Клинтон и позаимствовала приведенную цитату). И никто не смеется, никто не советует ей пойти подышать свежим воздухом, записаться на прием к психиатру.

Мы не вправе ограничиваться словами, когда речь идет о снижении нашей зависимости от иностранной нефти и о необходимости решить проблему глобального потепления, и при этом позволять бизнесу орудовать как ни в чем ни бывало. А это значит, что нам придется приступить к экспроприации имущества кое у кого.

– Спасибо хотя бы за откровенность: опять экспроприация экспроприаторов, или более приземленно – все то же грабь награбленное! Уж очень любезен сердцу прогрессистов этот радикальный способ ограбления производителей якобы во имя передачи награбленного социальным паразитам (на самом деле, кто был ничем, ничем и остается при любом общественно-политическом устройстве). Ну и конечно, предполагается, что руководство этим нелегким процессом взвалят на себя непрошенные благодетели человечества вроде Хиллари Клинтон и иже с ней.

Не могу сказать, что меня так уж волнует проблема нехватки капитала у каких-то бизнесов.

– Чего уж жалеть этих кровососов, к стенке бы их всех! Так и видишь Хиллари в кожанке с маузером на боку – комиссаршей в пыльном шлеме, безжалостно истребляющей «контру».

Глубоко укоренившиеся культурные устои, религиозные верования и структурные предрассудки нужно менять.

– Классический элемент коммунистической диктатуры:  проект введения принудительного единомыслия, воспитания нового человека, покорного раба системы. В полном соответствии с комсомольским лозунгом: «Не можешь – научим, не хочешь – заставим!».

Мы находимся на той стадии исторического процесса, когда перед всеми нами на Западе стоит гигантская задача кардинальной переделки общества.

– Разумеется, имеется в виду построение коммунизма. Может, ей неизвестно, что такие попытки уже предпринимались много раз и повсюду с одинаковым результатом. Но это отнюдь не охлаждает ее пыла, она уверена, что там, где остальные споткнулись, ей, великой и гениальной, конечно же, будет во всем сопутствовать удача.

Богатые люди есть повсюду, но они не вносят никакого вклада в развитие своих стран: они не инвестируют свои капиталы в общественные школы, общественные больницы и в другие проекты внутреннего развития.

– Вот и приходится государству тащить эту ношу. Но где ему взять нужные средства? Очень просто – пошарить по карманам у этих самых богатых, благо с бедных взять нечего. Вновь все то же – грабь награбленное!

Нет, мы все же не можем доверять народу подобный выбор. Вместо него такой выбор должно делать правительство.

– Типичное высокомерие либералов, расписывающихся в пламенной любви к народу, но на самом деле испытывающих по отношению к простым людям высокомерное презрение. Перефразируя Солженицына, Хиллари Клинтон и ей подобные любят народ, но ненавидят и презирают население.

Мы ушли из Белого Дома не только без гроша в кармане, но сгибаясь под тяжестью долгов. У нас не было денег, когда мы пришли туда, и нам пришлось выкручиваться, чтобы наскрести денег на оплату ипотек, на содержание наших домов, на оплату учебы Челси. Это было так трудно!

Бедная Хиллари, не потому ли она ограбила Белый Дом, вывозя фурами из него мебель и произведения искусства (всего более чем на 200 000 долларов), чтобы за счет налогоплательщиков обставить свои многомиллионные особняки (делиться надо!) Не потому ли зарегистрировалась, как невеста, в свадебном реестре подарков дорогого ювелирного магазина Borsheims Fine Jewelry & Gifts, многозначительно оповестив об этом всех друзей и знакомых: дескать, примите к сведению и сделайте соответствующие выводы.

Проклятая память не раз подводила бывшую первую леди. Когда она была вызвана специальным прокурором Кеном Старром для дачи показаний по Уайтуотерскому делу, память ей начисто отказала – она раз за разом заявляла под присягой, что и рада бы ответить на задаваемые ей вопросы, но… «забыла», «не помню», «не припомню», «запамятовала» — и так 56 раз. Вот если бы она лгала и была разоблачена, ее можно было бы судить за препятствование отправлению правосудия, а так — поди схвати ее за руку.  Пожалеть нужно несчастную, которую так обделила природа.

Так и в тот раз у Хиллари, надо полагать, выпало из памяти, что еще до ухода из Белого дома она получила от издательского дома Simon & Schuster 8 миллионов долларов в виде аванса под будущую книгу. Причем, видимо, по забывчивости или в беспамятстве Хиллари подписала контракт с издательством уже после того, как ее выбрали сенатором (мало ли что могло бы произойти на выборах – враг не дремлет), но еще до того, как она принесла присягу на посту сенатора. В противном случае она подпала бы под действие сенатских правил, запрещающих подобные сделки. Какая удачная случайность!

Впрочем, обратимся к хронологии. Бывшая первая леди официально стала сенатором в первые дня января 2001 года, уже имея аванс от издательской компании. А Белый дом президентская чета покинула в конце января. Это значит, что Хиллари ушла из президентской резиденции «без гроша в кармане», сжимая в потном кулачке 8 миллионов. Конечно, пустяк, по ее стандартам, но все же нельзя сказать, что так уж совсем ничего.

Ну и, разумеется, нельзя не отметить, что финансовые возможности бывшего президента и первой леди практически неограничены, что они и доказали, сколотив с тех пор вполне приличное состояние – не менее 150 миллионов долларов. Так что вполне возможно,  она просто посчитала, что жалкие 8 миллионов – не деньги. Но ее лживость и готовность играть на жалости людей к себе неистребимы.

Помню, как мы заходили на посадку под огнем снайперов. В аэропорту должна была состояться приветственная церемония, но вместо этого нам пришлось бежать, сгибаясь под пулями, к поджидавшим нас автомобилям.

– Сказано во время предвыборной кампании 2008 года про поездку в Боснию в 1996 году — сказано со скромным достоинством героини, привыкшей жертвовать собой ради народного блага. И не окажись в ее антураже в той поездке чернокожий актер Синдбад, который из расовой солидарности с конкурентом Хиллари Обамой тут же «сдал» бывшую первую леди, эта ложь скорее всего, сошла бы ей с рук. А так правда вышла наружу, тем более, что телекомпания CBS пошарила по сусекам и тут же обнаружила и пустила в эфир видеозапись того эпизода.

Характерно, как она повела себя, когда ее уличили во лжи: «Что ж, я допустила оплошность. С кем не бывает? Это просто лишний раз показывает, что я человек и ничто человеческое мне не чуждо. Что, наверное, сильно удивит некоторых». Опять поза жертвы: видите, как меня третируют враги, они меня за человека не считают, пожалейте меня, люди добрые.

Мой муж не лишен недостатков, но зато он никогда мне не лгал.

– Коли так, то Хиллари может гордиться – она единственный человек в мире, кому Билл Клинтон не лгал. Он честно и откровенно объяснил своей супруге, что все разговоры о его шашнях с Моникой Левински – это подлый навет со стороны вселенского заговора правых сил, о чем Хиллари Клинтон и поведала миру. Можно себе представить, как она негодовала, когда ее достойный супруг был вынужден признать, что погрешил против истины. И несомненно, сочла его признание очередными происками все тех же темных сил реакции. Это в том случае, если она не врет. Но поскольку она вне всякого сомнения врет, никакой сцены негодования не было. Разве что был взрыв ярости по адресу мужа: как ты мог, дубина, так попасть в просак?!

Немедленно посадите вертолет – я забыла темные очки в лимузине, мне нужны эти очки, немедленно назад!

– Простой, скромный, непритязательный человек, не правда ли?

Последний раз я сидела на рулем автомобиля в 1996 году.

– Еще одно доказательство: перед нами – истинный человек из народа. А может, она имела в виду, что обожает сама водить машину, но злая судьба вынуждает ее пользоваться услугами наемных водителей.

Должна признаться, что очень многое из того, что мой муж и я знаем об исламе, мы узнали от нашей дочери. В прошлом году она прослушала в университете курс истории ислама.

– Вот, значит, из какого глубокого источника президентская чета черпала знания, на основе которых строилась ближневосточная политика администрации Билла Клинтона. А учитывая, что Челси Клинтон в Стэнфорде не славилась академическим пылом, зато отнюдь не чуралась радостей студенческого досуга, результатам ближневосточной политики ее августейших родителей не приходится удивляться.

В Сирии правит новый лидер совершенно другого типа –- многие члены Конгресса от обеих партий, побывавшие в Сирии в последние месяцы, считают, что он реформатор.

– Это сказано в марте 2011 года про сирийского президента Башара Асада. Стало быть, госсекретарь Клинтон познавала ситуацию на Ближнем Востоке не только из разговоров с дочерью, но и из бесед с бывшими коллегами, которые охотно наведывались в регион насладиться прославленным арабским гостеприимством, оставлявшим у них самые приятные воспоминания. Что ж, и результат ее политики под стать.

Ну и, разумеется, как забыть коронную фразу, которую она, возбужденно рахмахивая руками, визгливо выкрикнула при даче показаний в сенатском комитете по расследованию обстоятельств трагедии в Бенгази:

Да, четверо американцев погибли. То ли из-за демонстрации протеста, то ли потому что вышедшие как-то вечерком порезвиться ребята решили пойти убивать американцев. Да не все ли равно сейчас, как это произошло!

Дескать, все это быльем поросло, хватит это обсуждать, надоело, говорит эта женщина, которая из чисто политических соображений обрекла четыре десятка своих соотечественников в Бенгази на гибель. И не ее вина, что только благодаря инициативе двух контрактников, ослушавшихся прямого приказа, погибло лишь четверо американцев, включая посла США и обоих героев, да еще 12 были ранены.

Можно привести еще множество примеров аналогичного рода, но думается, что картина и без того достаточно ясна. Все приведенные цитаты, полагаю, не оставляют сомнений в отношении идеологического и морального облика бывшей первой леди и — как она горячо надеется — будущего президента. Хиллари Клинтон – твердокаменная марксистка, отнюдь не уступающая в идеологическом пыле и лживости Бараку Обаме.

И поскольку в этих цитатах она обличает саму себя, вряд ли она сможет на сей раз объявить их подлыми поклепами со стороны все тех же вездесущих злокозненных сил реакции. Хотя, как знать… с нее и это станется. Описал же Евгений Шварц в своей замечательной пьесе «Дракон» некоего персонажа, который интриговал против самого себя с целью занять свое собственное место.

Источник: http://vk.cc/41ZeIQ