Состоявшийся в Варшаве 8−9 июля саммит НАТО стал не просто юбилейным, следует признать, он оказался «эпохальным». Если судить по предшествовавшим ему событиям, на юбилейный, 25-й саммит Североатлантического альянса возлагались очень большие надежды. Как минимум ожидалось увидеть, безусловно, успешные итоги стратегии по изоляции русского медведя в его берлоге. На прошлой встрече в Уэльсе, на волне стенаний о варварском русском вторжении на Украину, главы стран — членов блока много и пафосно рассказывали, как немедленно и тесно организация сплотится перед лицом угрозы с Востока, какими несокрушимыми и молниеносными станут передовые части быстрого реагирования НАТО и каким эффективным и надежным гарантом мира на планете все это сделает саму эту организацию.

Кроме общедекларативных, как водится, у большинства участников имелись и свои собственные персональные ожидания. Так, к примеру, США очень рассчитывали подвигнуть европейских партнеров по блоку раскошелиться на дополнительные военные расходы. Из 27 состоящих в альянсе государств, помимо Америки, лишь 4 страны исполняют установленный его документами уровень военных расходов в 2% от их ВВП (Греция — 2,38%, Великобритания — 2,21%, Эстония — 2,16% и Польша — 2%). Все остальные денег на военные игрушки откровенно жалеют. Даже французы с их бюджетом в 1,78%. Основа сухопутной боевой мощи Европы — Германия — не только имеет лишь 1,19% ВВП военных расходов, но и планирует в предстоящие 4 года их снизить как минимум примерно на четверть. У итальянцев цифра еще ниже — 1,11%, а еще совсем недавно «третьей в Континентальной Европе» армии Бельгии местное правительство выделяет вообще 0,85% ВВП. Сущие крохи. Меньше — 0,44% — только у Люксембурга. Такое положение дел категорически не устраивает США, несущие не просто самую большую, а фактически львиную долю общих военных расходов (3,61% от ВВП Америки).

Дело дошло до того, что один из основных кандидатов в президенты на предстоящих в этому году президентских выборах в США Дональд Трамп уже открытым текстом задает вопрос из категории «а зачем козе баян». Если в 50-е годы ХХ века совокупная мощь НАТО в 3,3 млн «штыков» в Европе лишь на 45% обеспечивалась американским экспедиционным корпусом, а на 55% она состояла из собственных европейских армий, то сейчас боеготовых частей у НАТО насчитывается лишь чуть более 5 тыс. человек. Называются они, конечно, красиво — «Острие копья», но его там всего едва наскребается 20−25 тыс., если считать с войсками, которые альянс теоретически может выставить не раньше, чем на шестой-седьмой месяц войны, и примерно 105 тыс., если внешний враг даст Европе хотя бы год на проведение мобилизации.

Впрочем, на американский взгляд, проблема даже не самой численности. Хуже другое. Европейские армии усохли до таких крошечных размеров, что утратили способность потреблять американское оружие, что является одним из главных интересов Америки во всем проекте. Если европейцев нельзя отправить воевать за американские интересы, если на военных поставках им нельзя заработать, то зачем Америке вообще нужен этот военный блок? Конечно, было бы наивно думать, что позиция Трампа по вопросу европейского военного партнерства в США является доминирующей. Это скорее угроза лимитрофам оставить их без поддержки, один на один со страшным русским медведем. В расчете, что все испугаются и удвоят военные расходы, которые у европейских стран НАТО в 2015 году составили 253 млрд долл., и что львиная доля этих денег окажется в карманах американских военных корпораций.

Свой план по возврату утраченного величия был у и прибалтов. Размещение на их территории постоянных контингентов альянса одновременно сулило денежные доходы из его общего бюджета и повышение статуса этих стран в европейских коридорах. Впрочем, на самом деле устремления прибалтов являются частью большого польского плана на захват руководящей роли если не во всем НАТО и ЕС, то хотя бы в континентальной их части, особенно прибавившими в актуальности в связи с Brexit. Станут ли другие страны автоматические защищать Ригу, Вильнюс или Варшаву на основании какой-то там статьи Атлантического договора — большой вопрос, а вот если под непосредственным огнем русских гаубиц окажутся их солдаты, общественность почти наверняка заставит правительства своих стран пойти на жесткие военные меры. По крайней мере так идея прибалтийского фарша выглядит на взгляд польских стратегов.

Существовали и другие, еще менее адекватные проекты, вроде надежды Киева таки уломать Брюссель на принятие Украины в альянс. Так вот, судя по итоговому документу, 25-й саммит НАТО в Варшаве показал, что за яркой внешней оберткой в реальности ничего нет. Совсем. По правде говоря, политическое руководство военного блока не может даже сколько-нибудь целостно и последовательно внятно сформулировать текущую картину окружающего мира.

Военный союз обязан существовать и крепнуть потому, что военная угроза со стороны России есть, и она в последние годы неуклонно нарастает. Однако при этом НАТО не рассматривает РФ в качестве врага или даже противника, Европа готова на самое широкое сотрудничество с Москвой по любым политическим и военным направлениям. Франция полагает, что с Россией следует говорить исключительно с жестких и четких позиций, но ни в коем случае не ради ее устрашения. Просто только в таких условиях возможно достижение компромиссов, обеспечивающих политическое и экономическое сближение Европы и ее восточного соседа, которое упрочит мир и безопасность на планете. Все это между собой сочетается примерно так же, как сетования Брюсселя на агрессивность российских военных учений на российской территории, даже в Сибири и на Урале, с заверениями о полной безопасности создания в Восточной Европе позиционных районов американской системы ПРО. И уж совсем Москве не стоит считать для себя угрозой переброску в Прибалтику и Польшу четырех батальонов НАТО. Они там строго на ротационной основе, и вообще их туда привезут с совершенно мирной целью — повысить безопасность восточных рубежей альянса.

Попросту говоря, все эти декларации откровенно смахивают на цирковое представление гуттаперчевого мальчика, демонстрирующего невероятные чудеса гибкости. Хотя оно и неудивительно. Варшавский саммит НАТО фактически показал полный провал всей евроатлантической стратегии. Они там потому и вынуждены демонстрировать чудеса освоения высочайших данов йоги, что ничего другого им попросту не остается. Идея превратить блок в своего рода военный инструмент ООН для осуществления проектов по «принуждению к миру» на основании ее резолюций провалилась. Подменить собой международные «голубые каски» не вышло. Имитировать, пусть даже временно, тесную сплоченность перед российской угрозой не получилось тоже.

Про страшные клыки и когти русского медведя ритуальные фразы произносятся, но за ними не удается скрыть отсутствие между членами даже приблизительного единства в восприятии угроз. Это у поляков с прибалтами страшнее русских танков с бурятскими конными десантниками опасности нет. В то время как для Германии, Австрии, Франции и особенно Италии с Грецией нелегальные мигранты с Ближнего Востока выглядят куда ужаснее всей российской Первой Гвардейской танковой армии. В сущности, абсолютное большинство стран НАТО, если чего и желают наращивать, так это не военные расходы, а объемы взаимной торговли с РФ.

В целом это означает отсутствие у НАТО реально осязаемого наполнения. Воевать, тем более воевать наступательно, они не могут и, главное, уже не хотят. Но и признать сей факт официально они тоже по целому ряду причин пока не могут. Иначе возникнет закономерный вопрос в целесообразности существования самого альянса, а он пока очень необходим как минимум Вашингтону, в качестве инструмента контроля над Европой. Вот они и вынуждены прибегать к очень трескучим, но крайне обтекаемым формулировкам. Чтобы и нашим, и вашим. Чтобы для внутреннего потребления они выглядели внушительно и масштабно, но в то же время в любой момент от любой фразы можно было отбрехаться. Правда, получается уже не всегда.

В этой связи особенно забавно выглядит демарш российского МИДа, заявившего о том, что РФ «внимательно изучает решения прошедшего саммита военно-политического блока» и ожидает от представителей НАТО подробных разъяснений по поводу пункта насчет усиления альянса по всем «азимутам». На предстоящей встрече Россия — НАТО, запланированной на 13 июля, брюссельским чиновникам предстоит продемонстрировать чудеса гуттаперчевости. Джентльменов, что называется, поймали за язык.

Словом, если Уэльс еще как-то можно было считать созданием мечты, то Варшава, как в поговорке про гору, родила мышь. Из всех реальных позитивных результатов польской встречи можно считать всего три. Поляки и прибалты по обещанному им батальону НАТО получили. Правда, только на время, только сменных по механизму ротации, и не раньше, чем с конца 2017 года. Но это какая-никакая, а все же победа. Украинцам, вон, не досталось вообще ничего. Еще выиграли британцы с французами. Точнее, там выкрутились все.

Из обещанных четырех батальонных групп по одной предполагалось взять у британцев с французами, но эти ребята таки уговорили партнеров ограничиться всего одним франко-британским батальоном, так сказать, в складчину. Берлин с Вашингтоном также отстояли свое право не нести бремя «больше, чем остальные». Так что они дадут по одному батальону. Крайними назначили канадцев, которые должны будут прислать недостающий, четвертый, батальон. Причем эти силы составляют пятую часть всех войск повышенной готовности НАТО, создание которых руководство блока с такой помпой презентовало в Уэльсе два года назад. И вот эти сквалыжники еще что-то берутся рассуждать про обеспечение безопасности всей планеты!

Горячие головы с российской стороны в интересах российского ВПК пытаются нарастить масштаб экспансии Запада и несколько фривольно трактуют итоги саммита как «серьезные угрозы» России. Мы занимаем другую позицию и предлагаем никуда не нервничать, не торопиться, а спокойно спуститься с горы. Еще два-три таких «эпохальных» саммита с громогласными заявлениями о «русской угрозе», и саммиты НАТО начнут превращаться в объект для самых убойных насмешек со стороны западных СМИ, что и будет самым серьезным ответом на перспективы этой ржавеющей военно-политической машины ХХ века.

В субботу в Варшаве завершился двухдневный саммит НАТО на уровне глав государств и правительств. В его ходе члены альянса приняли решение о размещении в странах Балтии и Польше четырех многонациональных батальонов, о начальном уровне операционной готовности системы ЕвроПРО и многонациональном присутствии в черноморском регионе.

Как заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что отношения с Москвой будут основываться "на обороне и диалоге", передаёт РИА Новости.

Помимо этого лидеры государств-участников договорились продлить небоевую миссию в Афганистане, задействовать самолеты с системой дальнего радиолокационного обнаружения AWACS, которые будут использованы в операции против террористов без захода на территорию Сирии и Ирака, а также приняли пакет мер в поддержку Украины.

Экспертные оценки:

Константин Сивков

НАТО является инструментом транснациональной глобальной элиты и решает задачу создания условий для разгрома России. Развёртывание четырёх батальонов – лишь передовой эшелон, который должен обеспечить построение военной инфраструктуры в регионе, сформировать поддержание этих стран в состоянии базы вооружения для более крупных формирований, которые могут быть развёрнуты путём переброса личного состава с территории США или с глубинных территорий Европы. Поэтому самый уязвимый в настоящий момент для России регион – Приднестровье, находящийся в исключительно невыгодном геостратегическом положении – уже начинает подвергаться давлению. С одной стороны, там инспирируется внутренний конфликт. С другой, идут первые шаги по блокаде ПМР. В третьих, открыто выступает министр обороны Молдавии, требуя НАТО помочь Кишинёву убрать российский контингент из Приднестровья. По всем направлениям идёт подготовка к военному конфликту, избежать которого Россия без потерь для своего имиджа не сможет.

При этом явно просматривается и тот факт, что национальные элиты ряда европейских стран начинают понимать опасность следования курсу транснациональных элит и пытаются заявить о своих интересах. По признанию целого ряда военных и политических экспертов - полного согласия в НАТО нет. Более того, наблюдается углубление конфликтности, усиление противоречий между позициями членов НАТО, что делает альянс рыхлой организацией. Весьма вероятны предпосылки к ослаблению НАТО путём выхода из его состава ряда стран. В частности, тому подтверждение - заявление президента Чехии о возможности всенародного референдума по выходу из ЕС и НАТО.

Игорь Коротченко

Варшавский саммит показал, что Россия теперь не является партнёром для НАТО. По крайней мере, предшествующие двадцать лет альянс вслух говорил о партнёрстве. Сегодня речь идёт о «сдерживании» и угрозах через устрашение. Для этого создаётся соответствующая военная инфраструктура на территории Литвы, Латвии, Эстонии и Польши. Вблизи российских границ в ближайшие годы будут развёрнуты новые военные аэродромы, базы, командные пункты, центры управления, склады с вооружением, военной техникой для мобилизационного развёртывания войск. И, наконец, в качестве первых сил обозначения появится четыре батальона НАТО, вслед за которыми, очевидно, в ближайшие годы будет создана полноценная военная группировка альянса. Надо понимать, что эти четыре батальона нужны лишь только для того, чтобы была создана соответствующая военная инфраструктура, опираясь на которую НАТО сможет, в любой момент, в течение нескольких суток существенно нарастить свои вооружённые силы вблизи российских границ.

Понятно, что сегодня войны ведутся по-новому, поэтому танковые клинья в направлении Москвы посылаться не будут. Но будут посылать «Томагавки», будут посылать новые ударные системы высокоточного оружия, будут посылать гиперзвуковые летательные аппараты, отработка которых активно ведётся в настоящее время в США. Поэтому задача России, проанализировав решения, которые приняты на варшавском саммите НАТО, создать соответствующий контрсиловой потенциал для нейтрализации тех угроз, которые будут для нас наиболее опасными.

Так, Украина – это антироссийский таран, который направлен против нашей страны. Это не цивилизованное государство, фактически – террористический вооружённый режим. Никаких иллюзий здесь быть не должно. Очевидно, что Киев не будет выполнять минские соглашения, а Запад по-прежнему будет проводить политику двойных стандартов, обвиняя во всём Россию, хотя Москва – даже не участник соглашений. Зато с Украины как с гуся вода – никаких претензий. Поэтому Россия должна вести себя так, как ведёт себя Израиль в отношении своих беспокойных арабских соседей. Любой теракт, вооружённая вылазка, обстрел – тут же адекватный военно-силовой ответ. Надо ставить Украину на место, при необходимости и использовать высокоточное дистанционное оружия для подавления огневых позиций украинских силовиков, откуда Украина ведётся артиллерийский обстрел городов Донбасса. С режимом Порошенко мы однозначно ни о чём не договоримся. Вместо беззубого и толерантного Зурабова в Киеве нужен новый посол. Украина, официально провозгласившая Россию в качестве своего военного противника, заслуживает жёсткого отношения.

Разумеется, мы не желаем какой-либо войны. Мы привержены нормам международного права, мы привержены минским соглашениям, но безнаказанно наблюдать за продолжающимися обстрелами городов Донбасса- мы не должны. Поэтому общее пространство безопасности – определённый зонтик, который мы раскрываем над Донбассом для предотвращения жертв среди гражданского населения, которые растут каждый день по вине украинских вооружённых сил.

Мы должны предупредить Украину: нецивилизованное поведение будет означать, что в отношении Киева будут действовать те же самые меры, которые действовали в своё время против Милошевича в Косово. Мы должны чётко заявить, что крымско-татарский Меджлис, который заявил о подготовке боевиков для совершения терактов на территории Крыма, является террористической организацией. И либо Украина должна принять меры по пресечению такой деятельности, либо, в соответствии с нормами международного права, Россия имеет возможность нанесения ударов высокоточным ракетным оружием по лагерям, где на территории Украины готовятся международные террористы.

Что касается сдерживающего фактора: в нашей военной доктрине написано, что Россия имеет право на первое применение ядерного оружия в случае нападения. НАТО должно понимать, что в случае вооружённой агрессии оно получит ядерный удар. Сегодня ядерное оружие выступает в качестве эффективного механизма поддержания глобальных мировых процессов. Если бы не ядерное оружие, очевидно, уже шла бы Третья мировая война. Фактор взаимного ядерного сдерживания позитивно влияет на международную обстановку и не даёт возможности США безнаказанно действовать там, где они пожелают. Для России ядерное оружие – важнейший фактор поддержания нашей боеготовности, фундамент национальной безопасности. Поэтому отношение к новым инициативам Обамы просто - есть договор СНВ-III, мы его подписали, мы его выполняем, дальнейшее снижение ядерного потенциала России в настоящих условиях невозможно, особенно на фоне активного развития американских противоракетных программ.

Леонид Ивашов

Я бы очень серьёзно относится к намерениям НАТО. С момента создания альянса в апреле 1949 года - его сущность не изменилась. И термин «сдерживание» тогда же появился - «сдерживание коммунизма», потом «сдерживание Варшавского договора» и вот теперь «сдерживание России». Это геополитическая доктрина англосаксонской цивилизации. Россия – континентальный центр мира, без контроля или разрушения которого мировое господство невозможно. Поэтому нацеленность на Россию проходит через всю историю НАТО.

Разрушился Варшавский договор, разрушился Советский Союз. Но с момента распада Советского Союза и Варшавского договора НАТО приблизилось к нашим границам, окольцовывало нас своей «Анакондой» своей, несмотря на то, что мы дружили, подписывали основополагающий акт «Россия-НАТО». Однако процесс приближения к нашим границам, охвата наших границ, последовательно продолжался. Только риторика была дружелюбной и миролюбивой. Но в последние годы Россия стала укрепляться в военном и политическом отношении, Россия стала инициировать строительство нового мира. За океаном пришли к выводу, что Россию если сейчас не остановить, то завтра она превратится в мощное государство и центр, который будет собирать вокруг себя незападные цивилизации.

Информационная война против нас России в самом разгаре. Идёт демонизация России, как страны-агрессора. И то, что создаются ударные группировки, концентрируются натовские войска, усиливается их мощь – говорит о приготовлении к военным действиям. Идёт процесс нейтрализации нашего ядерного потенциала через стратегию быстрого глобального удара и развёртывание глобальной системы противоракетной обороны.

С 2006 года действует арктическая дорожная карта. Идёт наращивание на северо-западе. Сейчас создаётся некий военный альянс в Черноморском бассейне. Европейцы воевать сами не хотят, но подталкивают к этому Анкару и Киев. Украина и Турция сегодня являются пушечным мясом НАТО.

Нацеленность на войну - очевидна. И война может начаться с какой-то провокации, в которой будут фигурировать натовские военные. А дальше – главнокомандующий объединёнными силами НАТО в Европе отдаст приказ на отражение агрессии.

И ядерное оружие не является в полной мере нашим щитом. Если в тактических ядерных вооружениях у нас есть паритет с Западом, то в стратегических вооружениях мы серьёзно уступаем, и не только в количестве боезарядов, ограниченных договором СНВ-III. Американцы наращивают защиту через систему противоракетной обороны. Плюс они развернули группировки для быстрого глобального удара и отрабатывают варианты уничтожения почти половины наших стратегических ядерных средств. Остальные надеются перехватить системой ПРО. И это соотношение не в нашу пользу. Поэтому нужно сосредоточиться на высокоточном оружии, на возможности поражения объектов на территории США, в том числе и с применением тактического ядерного оружия.

Во внешней политике России сегодня приоритет государственников, патриотов, отстаивающих национальные интересы. Но правительство отстаивает интересы крупного бизнеса. А наш крупный капитал встроен в определённую нишу западного капитала, контролируется оттуда и отчасти даже управляется. Поэтому правительство далеко от национальных интересов, от интересов простых граждан. Мы видим, что экономические власти всё делают, для того, чтобы спасти корпорации, нарастить их прибыли. И, конечно, они всегда будут в какой-то мере «пятой колонной». Это нужно учитывать. Россия стоит на растяжке: внешняя политика отражает национальные интересы, интересы безопасности российского государства, а внутри у нас движение в обратную сторону – закрепиться на Западе, поддерживать западное давление. Вот в чём наша проблема, внешняя политика ведёт нас на Восток, в евразийскую зону, а внутренняя политика нацелена на Запад.

То, что вновь бросились дружить с Турцией, означает, что капитал победил внешнеполитическую стратегию. Долго противостояние этих двух позиций в государстве идти не может. В России грядут серьёзные изменения в ту или другую сторону. Если побеждает крупный капитал, то кардинальным образом меняется наша внешняя политическая стратегия. Мы вывешиваем белый флаг, опять начинаем дружить с Западом, а ещё в 1912 году Алексей Ефимович Вандам, наш выдающийся полководец, разведчик, аналитик сказал: «Хуже войны с англосаксом может быть только дружба с ним». Начнём дружить – будем сдавать свой суверенитет, людей, земли, ресурсы. Но тогда революция становится неизбежной.

https://regnum.ru/news/polit/2156057.html

http://zavtra.ru/content/view/nato-6/