Саммит НАТО в Варшаве 8–9 июля изначально предполагался крупным антироссийским мероприятием. Может, даже скандально русофобским. Хотя по официальным текстам и заявлениям, звучавшим с трибуны, он не вполне отвечал этим ожиданиям. Легенда была такой: агрессивная Россия нам угрожает и вот-вот нападёт, но мы готовы защищаться и даже идти на переговоры с врагом, лишь бы сохранить мир и спокойствие.

К сожалению, решения, которые стоят за словами, носят гораздо более опасный характер.

Для западных лидеров привычна риторика, по содержанию прямо противоположная действиям. Если подлинный интерес состоит в развязывании военных конфликтов, то публично надо говорить о мире. В этом ничего нового и необычного.

Но что у нас воспринимается с трудом, так это упорное желание Запада решать внутренние проблемы через внешние войны. Русские, имея другую этику и пройдя через страшнейшие войны ХХ века, не понимают такого хода мыслей – он кажется чем-то средневеково-архаичным и предельно недальновидным. А главное – аморальным. Но такова реальность, и с ней нужно считаться. То, что Россия никому не угрожает, всем известно, однако это не соответствует национальным интересам США и их союзников – как они их понимают.

На саммите говорилось, что НАТО не хочет сползания в новую холодную войну, но на деле речь идёт о переходе от холодной войны к горячей. Новая холодная война началась ещё в середине 1990-х, когда в Вашингтоне решили не включать Россию в западные структуры безопасности, а продолжать её ослаблять и разваливать.

Сейчас отношения России и Запада находятся на грани срыва в полномасштабную войну, хотя лучше было бы сохранять спокойное течение войны холодной. В 1960–1980-х хватило же ума понять, что вражда лучше, чем война. Теперь ситуация изменилась – Россия гораздо меньше и слабее, чем прежде. Но стала усиливаться – и это заставляет США ускорить приготовление к горячей стадии конфликта, к окончательному решению «русского вопроса».

Размещение четырёх батальонов НАТО, танковых бригад и систем ПРО, а также командного центра НАТО в Щецине – это создание военной инфраструктуры, которая может быть использована в наступательных целях и в гораздо больших масштабах, чем заявляется ныне.

Однако пока что это скорее демонстрация силы и способ нажима на Россию для продавливания новых уступок и решения политических задач. Надо понимать, что обычной войны между НАТО и РФ сейчас быть не может: при существующих диспропорциях она почти сразу станет атомной. А это слишком опасный сценарий, в том числе для самого Запада. И всё же усиление давления на Россию признаётся столь важным, что решено идти на риск.

На Западе нет слова «авось», но на него там всё равно нередко полагаются: авось Россия сломается раньше, чем дело дойдёт до войны. Как и прежде думали: авось в Ираке наступит процветание, когда мы им навяжем нашу демократию и заберём недра.

При этом в последние годы западные «авоси» как-то очень регулярно не срабатывают. Несмотря на это, лобби военно-промышленного комплекса требует не останавливать, а, наоборот, разворачивать гонку вооружений, пусть даже ради этого нужно балансировать на грани войны.

Ещё очевидно, что сейчас участники блока НАТО не столь солидарны во мнениях, какими были в тех же 60-х. Искусственное создание ситуации, приближающей столкновение с Россией, нравится не всем, встречает растущее сопротивление. Ощущение, что Вашингтон напрягает все силы для поддержания сплочённости в блоке, но при этом хорошо понимает, что в час испытаний он может дать сильнейшие трещины.

Тезис о российской военной угрозе обосновывается главным образом на примере Украины. Однако украинская тема была хоть и важной, но далеко не центральной на саммите, что разочаровало Киев. Впрочем, суть, очевидно, как раз в том, что сам Киев сильно разочаровал Запад, и там уже не решаются использовать украинский фактор так, как предполагали ранее. «Комплексный пакет помощи», который решено выделить Украине, довольно обширен, но явно недотягивает до ожидавшегося её властями. Масштабного перевооружения украинской армии не будет. Украине не предоставляется план действий относительно подготовки к членству в альянсе, более того, нет пункта, подтверждающего решения Бухарестского саммита 2008 года о перспективе членства Украины. Оставлена лишь общая традиционная формулировка об «открытых дверях», но понятно, что это имеет отношение скорее к Швеции и Финляндии, чем к Украине.

Самым неприятным ударом для Порошенко оказалось постановление Сената Польши в канун саммита о признании Волынской резни геноцидом. Причём уже трудно сомневаться, что скоро то же решение пройдёт и через Сейм, приобретёт силу закона. Поляки словно отомстили Киеву за 9 апреля 2015 года, когда в день визита на Украину президента Польши Коморовского Верховная Рада приняла закон о героизации ОУН и УПА, что ударило по предвыборным позициям самого Коморовского и было расценено в Польше как национальное оскорбление.

Впрочем, украинцы тогда просто просчитались с датой и недооценили польскую реакцию – уровень профессионализма киевских политиков невысок. Однако теперь получили «ответку», причём в самый неподходящий момент. Всё это обрекло Порошенко на довольно безрадостное возвращение домой. Киеву остаётся надеяться на дальнейшее ухудшение отношений России и Запада, что может вновь повысить роль Украины и заставить западных партнёров хотя бы на время закрыть глаза на то, что там происходит.

Не знаю как вы, а я еще не разучился по взгляду, мимике и риторике опознавать натужное вранье. Поэтому так странно было увидеть в посвященной саммиту НАТО программе В.Соловьева от 10 июля поведение российских участников. Патриоты Минобороны во главе с Коротченко старательно имитировали натужную эмоциональность и риторику, обычно присущие украинским завсегдатаям сатирической части данного ангажемента. При всем эмоциональном накале критиков натовских нападок на Россию и даже логичности этой критики, чего-то явно не хватало – искренности, внутреннего огонька.

Точно такое же впечатление нарочитого троллинга производит разухабистое интервью зубра российской системно-либеральной политологии С.Караганова немецкому журналу «Шпигель». Контраст со всем прежним стилем выступлений мэтра слишком ярок, чтобы не побуждать поискать ему более разумную причину, нежели внезапное перерождение прожженного академического циника в рубаху-парня, рвущего на себе косоворотку. Что-то здесь не так, и не стал бы декан факультета мировой политики ВШЭ вещать в Европе нечто, чего не хотели бы от него услышать именно западные коллеги. Тогда возникает логичный вопрос, какой именно тщательно маскируемой от широкой публики политической интриге, подыгрывают в том числе и российские статусные комментаторы, помогая выставлять в СМИ дымовую завесу?

О том, что скандально антироссийские решения саммита НАТО тоже являются собственно главной частью раздуваемой дымовой завесы можно было бы догадаться и без ернических подмигиваний и мимических подсказок Караганова, Коротченко и компании. Просто до этого сохранившему разумение наблюдателю было сложно себе представить, чтобы серьезные политики, главы великих держав подпишутся под тезисами, скопипащенными из пропагандистских передовиц и темников украинских средств массовой военной пропаганды.

Однако же это случилось, и казалось бы – пора всем, кто сохранил еще трезвость ума, посыпать голову пеплом и искренне возмущаться. Если бы одновременно с этим падением уровня НАТО ниже плинтуса внезапно не произошли, как бы для контраста, вполне вразумительные движения британской элиты. Речь не только об искусно продавленном через плебисцит якобы спонтанном решении народа о Брекзите, но и о публикации более чем основательного «доклада Чилкота» о причинах провального военного вмешательства США с союзниками в Ираке.

Итак, британская высшая элита, не избираемая, но меняющая премьеров по своему усмотрению, практически одновременно поддерживает своей подписью под заявлением НАТО вздорные обвинения против России, а другой рукой вынимает из заднего кармана фигу – мол, вот какова базарная цена всем таким обвинениям. При этом было заранее объявлено, что доклад Чилкота не может быть опубликован раньше Брекзита, то есть вместе с референдумом был приурочен к предстоящему саммиту НАТО. Тот факт, что подпись под очередными фейковыми обвинениями поставил проигравший и уходящий премьер Кэмерон тоже имеет символическое значение.

Теперь все же попробуем разобраться в этой глобально-политической шараде: почему и зачем именно сейчас все это понадобилось именно Лондону. Зачем нужно именно сейчас ослаблять, ставить на грань развала ЕС и одновременно форсировать и консолидировать ослабленное НАТО, причем на заведомо порочном основании, чтобы в любой момент можно было эту антироссийскую консолидацию дезавуировать. Текущий дивиденд – с помощью восточных европейцев втянуть грандов Старой Европы в антироссийскую пропаганду, затруднить связи с Россией и тем самым еще больше ослабить ядро ЕС – тоже нужно учесть, но он не объясняет всю долгоиграющую интригу с учетом подмигивающего из-за вестминстерских кулис сэра Джона Чилкота.

Что общего между НАТО и ЕС, одновременно оказавшихся в фокусе мировой перезагрузки? Во-первых, это два главных международных инструмента американской и шире – англо-саксонской союзной политики однополярной глобализации. Причем с самого начала эта политика была направлена не столько против России, сколько против политического усиления континентальной Европы как главного конкурента англосаксов, но одновременно экономического двигателя глобализации. Скорее, речь идет о том, что конфронтация с СССР (как и теперь с РФ), удержание России в режиме осажденной крепости, была направлена на одновременное экономическое ослабление СССР из-за милитаристского перекоса и на политическое подчинение Европы через советскую угрозу. Ничего не скажешь – стратегия действительно искусная, и чувствуется рука мастера внешнеполитической манипуляции в духе британских традиций.

Удержание под контролем Европы, а через нее – и всего Старого Света за исключением зоны советского влияния, стабилизирующего сам процесс глобализации, осуществлялось совместно двумя крыльями англо-саксонской элиты – финансово-милитаристским («пираты», главные политические инструменты – ФРС + НАТО) и финансово-торговой («менялы», система европейских валют + ЕС). Понятно, что эмиссия доллара, подкрепленная военной мощью США, делала второе, лондонское крыло глобальной финансовой элиты подчиненным, подсобным. Однако именно задача удержания политического контроля над континентальной Европой обусловила особый статус Лондона как запасного центра глобализации, обладающего определенной свободой действий во всем мире, хотя и закулисных.

В двадцатом веке все глобальные центры силы исповедовали идеи глобализации и внешнеполитического гегемонизма – и США с Британией, и Германия с Францией и Италией, и СССР с Китаем, и даже Израиль. Просто у каждого из глобальных игроков было свое видение перспективы, свои мечты и даже планы поэтапного использования и переподчинения союзников и конкурентов с целью выстраивание иерархии глобальных полюсов под себя. Даже провал собственных проектов, как германский милитаристский рейх или британская торгово-финансовая империя, не означал потерю всех ключевых ресурсов, а только встраивание их в иерархию других коалиций с надеждой на будущую «перестройку» конкурентов и «перезагрузку» глобальной системы.

Соответственно, для британского центра мягкой финансовой силы место левой пристяжной в лидирующей тройке с США в центре и Израилем справа – было и остается шансом выйти вперед, дождавшись заветного часа мирового кризиса долларовой системы и ослабления финансово-милитаристского, «пиратского» крыла глобальной финансовой элиты. Для этого нужно было, как минимум, терпеливо дожидаться своего часа, до последнего момента работая на общую англо-саксонскую систему сдерживания и Европы, и России, в том числе путем их постоянного сталкивания, стравливания, разрушения связей.

Сейчас этот момент начала распада долларовой системы настал, но общей задачей англо-саксов остается сделать этот демонтаж финансовой пирамиды управляемым, что сохраняет зависимость совокупной американской элиты от британского мастерства закулисных манипуляций, и тем самым дает шанс Лондону попытаться сохранить лидерство всей англо-саксонской системы, и одновременно перехватить в ней лидерство. Для этого нужно продолжать удерживать в подчиненном состоянии Европу, не дать ей политически консолидироваться, чтобы ослабить всех англо-саксов и самой выйти в лидеры. Отсюда и возникла вдруг повышенная востребованность НАТО как политического инструмента ослабления ядра ЕС, работающего против неподконтрольного развития экономических и, тем более, политических связей с Россией.

Для континентальной Старой Европы в середине прошлого века задачей было вообще восстановление политической субъектности, хотя бы внутри западного союза, что было выгодно также и Лондону, которому грозила полная потеря субъектности. Потому и помогали Союзу британские разведчики, пусть даже искренне веруя в марксизм, но бессознательно, интуитивно работая на спасение статуса всего Альбиона. И уж, как минимум, высшая политическая и финансовая элита не пресекала такую помощь.

Война в Корее, в ходе которой проявился военно-стратегический паритет двух Союзов, стала основой для возрождения субъектности Европы при ведущей роли Лондона как проводника общеевропейских интересов, даже при сохранении разницы дальних целей на континенте и на острове. США были вынуждены сохранять фокус внимания на Европе вместо того, чтобы сосредоточиться на формировании тихоокеанской сферы влияния и огромного общего рынка. Вынуждены были позволить европейским теперь уже не строго подчиненным, а партнерам по НАТО сформировать полноценные валюты и валютную систему, на балансе между которой и долларовой системой играл свою беспроигрышную «женскую партию в блэк-джек» английский фунт.

Временное, хотя и долговременное совпадение интересов Европы, Британии и США было сформировано движением к глобализации, формированию единого политико-экономического пространства, последним этапом которого все три стороны видели тот самый проект Трансатлантического партнерства. Просто в зависимости от принципов, зашитых в нормы центральной части уже не глобализирующегося, а глобализированного мира, лидерство могли получить не США, а Европа. Это если бы упор был сделан на технологические, экологические, санитарные нормы и, соответственно, на экспертное сообщество Европы, диктующее содержание политических или судебных решений.

Если бы, как в нынешнем проекте TTP, были закреплены принципы англо-саксонского торгового арбитража, подкрепленные прецедентным правом мест регистрации ТНК и банков, то лидерство осталось бы за англосаксами. Третий вариант - синкретичное соединение несоединимого, смешение принципов, требующее постоянного разруливания противоречий между двумя равновеликими полюсами, естественным арбитром и непревзойденным манипулятором между которыми стал бы в свою пользу Лондон.

Несложно увидеть, что вековая «большая гонка» глобальных игроков за первое место в будущей иерархии, без которой европейские и вестернизированные элиты и вовсе не мыслят порядка, в конечном счете сформировала уверенный тренд на многополярность. Многие игроки, и Россия в их числе, осознали утопичность ставки на выигрыш во всех дисциплинах геополитической олимпиады, а также тот факт, что у большинства игроков, не имеющих ресурсов, сил и средств для гегемонии, есть достаточно сил и, главное, общий интерес в предотвращении такого доминирования. На примере укрощения СССР такое единство не только Запада, но и Востока было явлено, после чего игроки не могли не задуматься о судьбе оставшегося гегемона.

Поэтому политическая ставка на движение к многополярному миру, при уважении к текущему статусу США, стала основной для большинства «полюсов», кроме англо-саксов и континентальной Европы, сохранявших надежду обыграть друг друга на финише. Именно сейчас эта финишная прямая достигнута, и поэтому наблюдается то, что наблюдается. В частности и ЕС, и НАТО как инструменты гегемонии США над Европой подвергаются «перезагрузке», причем по инициативе Лондона, заинтересованного в проявлении противоречий, но не в полном разводе, а в своей востребованности как старшего по опыту родственника для примирения сторон под свою диктовку. Что и говорить, роль коварно улыбчивой тещи для британской королевы – привычна.

Опять же, не так сложно заметить из вышеизложенного анализа, что для достижения реальной, а не показной гегемонии, то есть перехвата ключевых технологий глобальной власти британскому центру мягчайшей силы возможно и нужно использовать стремление остальных полюсов избегать чьей-либо гегемонии. Вот такое парадоксальное решение не решаемой вроде бы задачи.

Поддержание равенства между двумя полюсами Запада – Америкой и Европой дает шанс занять нишу политического арбитра, имеющего доступ к политическим ресурсам обеих сторон. А с этой позиции намного легче реализовать стратегию негласного протеже над многополярным проектом БРИКС, в том числе поддерживая противоречия внутри экономического альянса, но не давая ему распадаться.

И тогда можно попытаться в течение некоторого переходного периода после очевидного ослабления хватки прежнего гегемона, помогая ему удержаться на плаву, а с его помощью и помощью других игроков предотвращая усиление Европы до уровня нового гегемона, под дымовой завесой монополии глобальных масс-медиа перехватить и остальные ключевые технологии властвования – финансовые («бумажное золото»,а не евро как фактическая замена доллара ) и военные (ракетно-ядерные).

Из этих целей также вытекает необходимость удара по ЕС, чтобы сделать неопределенным будущее евро, а также перехват инициативы в НАТО, но так, чтобы не напугать всерьез, а только раззадорить антиамериканскую риторику и в Европе, и в России, и в других полюсах.

Не вызывает сомнений тот факт, что на протяжении всей недолгой истории ЕС ключевые посты в наднациональных органах занимали протеже англо-саксонских элит, а текущий контроль над брюссельской бюрократией осуществлялся в их общих интересах из Лондона. Достаточно напомнить фамилии Баррозу, Эштон, ван Ромпея, политиков из стран, входящих в финансово-политическую орбиту Лондона. Поэтому смена караула и передача ведущих постов прогерманским политикам (Туск, Юнкер) была более чем знаковой и означала приближение кардинальных перемен.

Одновременно, и более чем вероятно, что в порядке обмена в закулисном торге, ключевые посты в руководстве НАТО перешли к пролондонским политикам (Столтенберг – норвежский лейборист). Хотя будет вернее говорить об их принадлежности к одному из двух крыльев англо-саксонской элиты, имеющих долю власти в США с опорой на британскую элиту. И наоборот, представители финансово-милитаристского крыла как сугубый ястреб Бридлав из руководства НАТО постепенно удаляются.

Таким образом, на наших глазах происходит великая путаница, смешение жанров и соединение элементов, прежде не мыслимые. Бюрократическое руководство ЕС, требующее как и в свое время госорганы СССР, внешнего политического руководства со стороны политических институтов властной олигархии, передано в руки Германии, которая мало что может с этим поделать, используя привычные немцам прямолинейные методы. Это для британской элиты закулисное манипулирование бюрократией, имея в основе финансовое политбюро над ЕЦБ, было естественной функцией.

С другой стороны, финансово-торговое, условно «ротшильдовское» крыло англо-саксонской олигархии, получило в свои руки НАТО - главный инструмент своих конкурентов из финансово-милитаристской, условно «рокфеллеровской» ветви банкстерской элиты. Управлять этой машиной тоже нужно иметь опыт и связи, а иначе получаются такие откровенно манипулятивные пропагандистские документы как антироссийское коммюнике Варшавского саммита. В общем, пока выходит, как в той детской книжке: «Свинки замяукали, кошечки захрюкали…»

Происходящая на главном политическом фронте президентских выборов в США также укладывается в канву этой сложносочиненной интриги. Происхождение политика из той или иной ветви элиты, имеющей корни в конкретных штатах США и странах Европы, откуда прибыли предки, имеет в американской политике большое значение. Чем больше видимое разнообразие вариантов, тем важнее распознавание «свой-чужой». Дональд Трамп очевидно заточен политически против Хиллари Клинтон как лидера финансово-милитаристской элиты. При этом раньше он был их союзником, что соответствует его происхождению из «рокфеллеровских» штатов, немцко-голландско-шотландских.

Однако именно шотландское происхождение и тем самым связь с базовой территорией британского Адмиралтейства указывает на принадлежность к элите «старых денег» военно-промышленного и судостроительного бизнеса. В условиях общего кризиса и раскола финансовой элиты, «старые деньги» вернули автономию от финансистов и ищут новые альянсы уже от своего имени, как Керри от торговых «старых денег» действует автономно, хотя и с оглядкой на бывших старших союзников из «ротшильдовского» крыла.

Так вот, интрига с Трампом, включая его приезд на историческую родину с фактической поддержкой Брекзита, может объясняться налаживанием более тесных связей между «старыми деньгами» из ВПК, их британскими партнерами по отрасли и британскими финансистами, скажем, из Ройял Бэнк оф Скотланд. Американские мощности плюс британские ядерные технологии и специалисты, плюс финансовая мощь, порождаемая участием британских банков в обслуживании валютных и торговых транзакций между полюсами Европы, Азии, Латинской Америки.

В таком случае может стать понятным, почему не только Обама, но и элиты других полюсов так терпимо относятся ко всем выходкам Хиллари и ее команды, а равно и почему пролондонская глобальная монополия масс-медиа так заточена на обличение ее как «исчадия ада». Впрочем, очень большая доля истины в этих обличениях есть, если смотреть на прошлые заслуги ее самой и в целом финансово-милитаристской ветви банкстеров в деле раздувания новой мировой войны, пусть даже не сильно интенсивной, но зато тридцатилетней.

Примера Ливии и Сирии вполне достаточно для понимания этой перспективы. Но это если допустить Хиллари к выборам, сохранив при этом целыми и отдав ей в руки финансово-милитаристские технологии власти. Однако механизм эмиссии долларов уже давно исчерпал свой потолок. Попытка спекулятивной атаки через дефляционный шок на рубеже 2016 года не привела к притоку долларов в США. Машина НАТО не без помощи всех прочих конкурентов «пиратов» передана «менялам», не готовым с нею обращаться, а потому ведущим дело к развалу.

Похоже, что ядовитые зубы у этой «первой головы дракона» вырвали, и если теперь Хиллари допустят на выборы – то это и будет главным свидетельством реального слома прежней финансово-военно-политической машины. Допускать на выборы Сандерса вместо Хиллари тоже будет проигрышем для американской элиты – тогда на выборах будут два ставленника пролондонского крыла с гарантией его победы.

Вот если бы Сандерс снялся с выборов от демпартии, тогда вариант выдвижения кого-нибудь третьего, например, Байдена был бы вполне вероятен. Но именно поэтому Сандерс готов даже публично поддержать Хиллари, но кандидатуру формально не снимает на всякий пожарный случай. А потому этот пожарный случай со стороны ФБР и прочих следственных органов пока и не наступает.

Итак, если обобщить все сказанное, то складывается такая картина: прежний однополярный механизм, приводными ремнями в котором были НАТО и ЕС, больше не работает. Что не отменяет имманентное желание западных элит господствовать на вершине выстраиваемых иерархий. Однако теперь им приходится учитывать желание всех остальных глобальных игроков «второго мира» избавиться от западного гегемонизма.

Хотя в элитах, особенно американских и российских, но не только, есть и альтернативное желание – вернуться во времена Холодной войны с ее стабильными правилами и общим движением к прогрессу. На этой ностальгии основан один из продвигаемых сегодня вариантов переходного периода – виртуальная Холодная война, имитация военно-политического противостояния между НАТО и Россией, опять же виртуально поддерживаемой Китаем.

Такой вариант возможен за счет сговора элит США и РФ, обеспечивающего в реальности «полутораполярный» режим выхода из мирового финансового кризиса, при котором США сохраняли бы в своих руках и военно-политические, и финансовые инструменты властвования, прежде всего над Европой. Этот вариант пока еще возможен, о чем, в частности, свидетельствует готовность Кремля со своей стороны поддержать воинственную пропаганду и обозначать готовность к гонке вооружений. Для контроля над Европой этого было бы достаточно, особенно имея в рядах ЕС такого «троянского коня» как Британия.

Однако для самого Лондона это вариант грозит полной потерей шансов на реванш и на самостоятельную роль в таком «новом дивном мире», разделенном на виртуально воюющие «Океанию, Евразию и Остазию». Трансатлантическое торговое партнерство, в которое Европу загнали бы ради антироссийской солидарности, а равно жесткая связка между евро и долларом, ФРС и ЕЦБ исключала бы лондонский Сити из финансовой, а значит и из политической игры. Однако и сейчас зависимость Сити от ФРС и ЕЦБ достаточно велика, чтобы можно было вести свою игру в открытую.

Поэтому до последнего момента британские политики и СМИ делали вид или заблуждались, будто референдум по Брекзиту – это такая игра для торга с Еврокомиссией об условиях сохранения членства. Однако, в последний момент выяснилось, что это была ставка ва-банк, чтобы сорвать саму возможность формирования ТТП, а заодно максимально ослабить Европу в предстоящей гонке переходного периода за лидерство на Западе. Так что «полутораполярная» альтернатива многополярному миру после Брекзита очень сильно потеряла в шансах на реализацию. А шансы Лондона навязать свое полутеневое финансовое и теневое политическое лидерство в квазимногополярном мире, разделяя и сталкивая между собой «полюса» повысились.

Аналогично и с саммитом НАТО, который готовился задолго до Брекзита, а его руководство, хоть и пролондонское, вряд ли догадывалось об истинной цели именно такой подготовки и антироссийской пропагандистской накачки. Судя по всему, даже премьер Кэмерон не догадывался о своей участи сбрасываемого балласта. Лондон не мог до перехода через рубикон Брекзита не подыгрывать полутораполярному варианту, чаемому Вашингтоном.

Отсюда видимая установка на виртуальную конфронтацию с Россией, когда заведомо менее сильная страна, даже не союз и не блок, приравнивалась по степени угрозы к бывшему СССР. Единственный маневр, доступный Лондону и его протеже в руководстве НАТО – еще сильнее докрутить сюжет до уровня абсурда, а также использовать эту согласованное движение в своих интересах. В том числе оттолкнуть Старую Европу подальше от России, но не только.

Одной из самых главных целей, вероятнее всего, тоже согласованных с Белым Домом до Брекзита является попытка перехвата Лондоном через НАТО политического контроля над лимитрофами, разделяющими ЕС и РФ. Попытка уже не первая, если учесть, что ранее Лондон на паях с Берлином уже забирали себе контроль над Польшей, но после того, как пайщики рассорились из-за дележа власти в Киеве, контроль вернули себе американцы. Сейчас будет еще одна попытка, на этот раз в Киеве и в столицах стран Балтии, для этого и потребовалась клинически русофобская идеологическая платформа со стороны пролондонского офиса НАТО. Для сохранения американского контроля такого усугубления и тем самым опускания НАТО на киевско-виленский пещерный уровень вовсе не требовалось. А вот для смены контроля это обязательно нужно.

Ситуация в Киеве и без этого близится к политическому кризису и развязке. Киевские олигархи, оттесненные проамериканскими силами от рычагов власти, в том числе Ахметов, Фирташ и прочие ротшильдовские клиенты из Донбасса, давно уже готовят реванш и хотят возвращение отнятой у Януковича власти, которую у них буквально из-под носа, изо рта выхватили и украли боевики Майдана по заказу американской «партии войны». От политических последствий финансового дефолта, уже состоявшегося, киевскую власть защитили, поменяв ради этого даже правила МВФ. Но вот от энергетического дефолта никакие манипулирования правилами не спасают, а именно к такому тотальному блэкауту вполне очевидно подводят подчиненные и ставленники донецко-днепровских олигархов.

Опять же летом и осенью такой блэкаут относительно безопасен, не приведет к гуманитарной катастрофе, но может и должен привести к падению правительства. А вот сформировать новое пролондонским олигархам будет намного легче, имея поддержку из офиса НАТО, который только что подсластил Порошенке эту наступающую «пилюлю», воспроизведя в официальном натовском документе почти дословно русофобские бредни и дежурные обвинения Киева в адрес России. Даже нынешний Киев для лондонских пока еще стоит мессы, пусть даже черной.

Еще более интересна ситуация вокруг стран Балтии, куда натовцы решили отправить по батальону военных из более сильных стран. Кстати, сам состав этих батальонов, так или иначе подчиненных британской короне, тоже является лишним подтверждением пролондонского переформатирования восточного фланга НАТО. До сих пор прибалтийские столицы, как и Киев до и после Януковича, контролировались американскими ястребами. Между прочим, пронацистские эмигранты в США и движения в Европе в послевоенное время стали основой известной цуршной сети боевиков «Гладио», формально для отражения русской агрессии, а фактически – для силового контроля европейских политиков через угрозу физической расправы (как с Улофом Пальме). Так что невозможно было услышать от высокопоставленных политиков из стран НАТО пророссийские или даже нейтральные по отношению к России сентенции.

Однако, что будет означать появление, скажем, канадского батальона в Латвии, где по численности, не говоря уже по реальной силе с внешней поддержкой, он будет сопоставим со всей латвийской армией. Политически это будет равносильно мягкой оккупации страны, поскольку не только местные военные, но и силы специальных операций, действующие здесь будут защищать местную политическую элиту, нет, не от злобных русских, а от куда более опасных американских союзников из конкурирующей коалиции. Канадцы в данном контексте будут оперативно подчинены натовскому штабу, а политические они лояльны британской короне и подлондонскому нынче НАТО.

В этом контексте несколько иначе смотрится проходная вроде бы новость об участии президента Латвии Вейманиса в азиатско-европейском саммите в Улан-Баторе, где речь шла в основном о перспективах торгового транзита между ЕС и странами Азии. А именно политический контроль и финансовое окормление всех этих «новых шелковых путей» является главной глобальной ставкой Лондона. Вот и сопоставьте сами, зачем им теперь понадобились вместо ускользнувшей Польши прибалтийские страны с их портами. В свое время пролондонское правительство Януковича пыталось продвинуть маршрут НШП через Крым и по берегам Черного моря и к Балтике через Польшу, но ястребы из «партии войны» этот проект похерили. Теперь, похоже, наступает время возобновить этот же проект, хотя и на весьма зыбкой идеологической основе политического контроля. Но других вариантов и времени у проектировщиков уже не осталось.

Так что в переходный период ближайших лет 10 на восточно-европейском направлении нас ждут весьма парадоксальные, а то и оксюморонные политические тренды и движения, сочетающие радикальную антироссийскую риторику с прагматичным налаживанием торговых связей. Разумеется, лондонские хитрецы хотели бы под эту натовскую русофобскую сурдинку отсечь российских конкурентов от участия в прибалтийском бизнесе. Но на это желание уже поступил превентивный публичный комментарий руководителя АП РФ во время Петербургского форума – мол, похоже, что обслуживание натовских батальонов будет единственным источником доходов для прибалтийской экономики. Так что интересы российского бизнеса придется учесть.

Кстати, это тоже один из мотивов для активизации НАТО как механизма поддержки прибалтийских элит, поскольку после Брекзита и ухода одного из крупнейших доноров ЕС бюджетные дотации балтийским бюрократам однозначно урежут. И только поддержание в западной прессе перманентной антироссийской истерики может хоть как-то помочь не урезать европейские дотации радикально. К этому следует добавить еще один рычаг давления Лондона на восточных европейцев вследствие Брекзита. Теперь Лондон будет решать, пускать ли на свой трудовой рынок тех же прибалтов, и может грозить в любой момент вытолкнуть уже работающих на сузившийся рынок ЕС, что означает резкое снижение зарплат для всех трудовых эмигрантов, не только в Британии. Потому прибалтам лучше внимательнее слушать, что говорит баба Лиза, а не дядя Сэм или тетя Ангела.

Ну и напоследок вернемся к ситуации в политизированном информационном пространстве, где даже заслуженные корифеи политологии начинают гнать пургу и выставлять дымовую завесу в интересах тех или иных партнеров на Западе. При этом для массового зрителя говорится одно, для более понимающих – как минимум, делаются толстые намеки на тонкие обстоятельства, как с докладом Чилкота. Ну и совсем уж циничными соображениями делятся в своем кругу, за закрытыми дверями. «А что делать? Не мы такие, жизнь такая…»

Военной силой и неприкрытой агрессией сейчас уже никого не принудишь расстаться с активами или перейти на требуемую сторону. А вот путем манипуляций и закулисных маневров можно заставить своих же бывших партнеров или клиентов проиграть в пользу манипулятора. Хотя для этого нужно хотя бы немного этому манипулятору доверять, иметь от него какие-то поощрительные бонусы в прошлом, при втягивании в игру. Как те пресловутые пять миллиардов для киевских элит, размазанные на двадцать лет и поделенные в основном между самими спонсорами, но расплачиваться за этот «бесплатный сыр» приходится теперь всем обитателям захлопнувшейся мышеловки.

http://lgz.ru/article/-28-6559-13-07-2016/avos-rossiya-slomaetsya/

http://oohoo.livejournal.com/203028.html