Саммит "Большой двадцатки" в городе Ханчжоу, назначенный на 4-5 сентября, заранее был объявлен самым главным дипломатическим событием нынешнего года для Китая. Власти Поднебесной любят и умеют проводить у себя статусные спортивные соревнования, включая Олимпийские игры, саммиты АТЭС, ШОС и БРИКС, всевозможные ЭКСПО, международные ярмарки, конференции и т.д.

Если раньше иностранных гостей привозили преимущественно в Пекин и Шанхай, то в последние годы география престижных мероприятий расширилась. Недавняя встреча премьер-министров ШОС, например, прошла в городе Чжэнчжоу. А эмблемы с надписью "G-20" заполонили улицы города Ханчжоу, одной из восьми древних столиц Китая, которую за красоту издавна считают "земным Раем". Выбор новичков международной дипломатической деятельности происходит не совсем случайно. В Чжэнчжоу до переезда в Пекин работал премьер Госсовета КНР (глава правительства) Ли Кэцян. Ну, а из Ханчжоу провинцией Чжэцзян с 2002 по 2007 год руководил нынешний китайский лидер Си Цзиньпин. Под крупные международные мероприятия центр выделяет дополнительный бюджет, сооружаются новые аэропорты и уникальные здания, ремонтируются старые и строятся новые дороги…

Не стало исключением и мероприятие в Ханчжоу. Собственными глазами в начале августа удалось оценить только часть приготовлений: введённый месяцем ранее строжайший режим безопасности не позволил даже специально приглашённым российским журналистам приблизиться к "Спортивному центру ЭКСПО" — спешно переоборудованному в конгресс-центр зданию стадиона. По тем же причинам не удалось получить серьёзную информацию и от представителей городских властей — они широко улыбались и заверяли, что приготовления закончатся в срок и всё пройдёт замечательно. Хорошо, что существуют "обычно хорошо информированные источники". Это, в первую очередь, издания из Гонконга. В газете "Саут Чайна морнинг пост" была опубликована подборка материалов о саммите в Ханчжоу.

Оказывается, правительство, с учётом непростой финансовой ситуации, смогло выделить всего 60 миллионов юаней (9 млн. долл. США), предложив местным властям поискать средства в городском бюджете (160 млрд. юаней). Скрытые резервы действительно нашли и осуществили 650 проектов улучшения облика города. Помимо традиционного асфальтирования и озеленения главных улиц, обновления фасадов и развешивания множества флажков и плакатов, построили новое шоссе из аэропорта, проложили велодорожки по берегам красивейшего озера Сиху, установили десятки тысяч лампочек для подсветки исторических зданий. Заодно снесли несколько обветшавших кварталов в пригородах, ликвидация которых была намечена на более поздние сроки.

"Над Ханчжоу — голубое небо!". Под этим девизом осуществляется целая программа обеспечения благоприятной экологической обстановки в дни саммита. В самом Ханчжоу, центре современной высокотехнологичной промышленности, все предприятия будут закрыты с 26 августа по 6 сентября, рабочие отправляются во внеплановый отпуск. В соседнем Шанхае, также издавна страдающем от смога, заводы закрываются ещё раньше — 24 августа. Жёсткие меры применяются ко всем предприятиям в радиусе 300 километров от Ханчжоу.

Соседи "земного Рая" помогут, чем смогут, и в других областях. Шанхай прислал спецподразделения полиции, обладающей немалым опытом обеспечения безопасности на международных мероприятиях. Им составят компанию курсанты полицейских училищ из нескольких городов Восточного Китая. В самом же Ханчжоу полиция работает в усиленном режиме уже несколько месяцев, патрулируются улицы, то и дело перекрываются магистрали, на вокзалах и в гостиницах действуют круглосуточные пункты сплошной проверки документов и багажа. Помогать участникам саммита будут знающие языки волонтёры из числа студентов, но только члены комсомола и партии. Впрочем, простые люди тоже не останутся без дела — 760 тысяч бдительных бабушек и дедушек с красными повязками будут с неподдельным вниманием следить за своими двориками и подъездами, сообщая обо всём подозрительном в полицию.

Прощание с глобализацией

Неизбежно возникает вопрос: зачем нужна такая колоссальная подготовка ради двухдневного совещания, пусть даже мирового масштаба? Ответов несколько. Во-первых, знаменитые "китайские церемонии" никуда не делись и в XXI веке. Безукоризненное выполнение церемоний как основы любого порядка входит в главное понятие учения Конфуция — "ли". Сюда же стоит добавить всё ещё сохраняющееся у китайцев ощущение новичков на международной сцене, стремление играть по правилам "цивилизованных стран" сразу во всех организациях — от ООН, МВФ или ВТО до АТЭС, БРИКС, ШОС.

Во-вторых, хозяева саммита сформулировали его повестку как "строительство инновационной, энергичной, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики". Они исходят из того, что в совокупности страны "двадцатки" представляют 90% мирового ВВП и 80% мировой торговли. Добиваясь перевода собственной экономики на рельсы инноваций, они признают своих главных гостей лидерами развития экономики и инноваций и надеются почерпнуть их опыт.

В-третьих, китайские руководители, похоже, всё ещё возлагают на "большую двадцатку" свои надежды. Освоив правила игры из учебника глобализма, китайцы за минувшее десятилетие не только почти не пострадали от мирового финансового кризиса 2008-2009-х годов, но и приумножили свои ресурсы и капиталы. Естественно, они хотят "продолжения банкета" по опробованным правилам глобализма. В Пекине не забыли, что с начала своей деятельности в 2008 году "Большая двадцатка" сыграла положительную роль в смягчении и преодолении пика финансового кризиса. Сейчас в китайской столице надеются, что организация способна превратиться из антикризисного механизма в структуру долгосрочного глобального управления, подготовить и осуществить системную реформу мировых финансов и экономики. Нынешний саммит как раз призван сыграть связующую роль между днями сегодняшним и завтрашним с временами десятилетней давности.

Конечно, участники "восхождения на вершину" в китайском Ханчжоу будут соблюдать все правила этикета. Главы 77 государств и международных организаций (на правах хозяина Пекин пригласил поучаствовать в саммите страны АСЕАН и Африканского союза и даже соседний Казахстан) произнесут округлые речи, примут заранее согласованные документы. Замминистра финансов КНР Чжу Гуанъяо недавно сообщил журналистам, что "шерпы" лидеров "Большой двадцатки" с начала года определили 9 приоритетных направлений и 48 руководящих принципов структурных реформ мировой экономики, разработали систему показателей оценки результатов реформ, приняли "Инициативу о создании глобального союза инфраструктурной взаимосвязанности".

Хотелось бы, чтобы лидеры "Большой двадцатки" и их коллеги вышли из зала заседаний в Ханчжоу с просветлёнными лицами и, взявшись за руки, сразу включились в перестройку мировой экономики в духе предложенного Китаем "строительства инновационной, энергичной, взаимосвязанной и инклюзивной мировой экономики", ранее одобренных всем миром "Целей развития ООН" и других замечательных документов. Но что-то мешает поверить в такое развитие событий.

От глобализации к регионализации

Прежде всего, преодоление острой фазы мирового кризиса и положительная динамика развития экономики в США и Европе ослабили тягу к совместным действиям. "Большая двадцатка" по-прежнему рассматривается как чрезвычайный комитет по выходу из финансового кризиса и в новых условиях теряет свою актуальность. Рекомендации из Ханчжоу имеют не много шансов быть положенными в основу реальных мероприятий правительств и центробанков стран-участниц.

Кроме того, построенное американскими архитекторами здание глобализма, одним из символов которого стала "Большая двадцатка", на наших глазах ими же и разваливается. Вместо глобализма они спешно возводят новые сооружения — суперрегиональные блоки. Транстихоокеанское торговое партнерство (ТПП) уже создано, хотя пока только на бумаге. Отчаянные усилия прилагаются для создания аналогичной структуры в Атлантическом регионе — (ТТИП). Само собой разумеется, "чересчур эффективным" китайцам места в новых блоках не предложено. И это при том, что с 2008 по 2015 год вклад Китая в рост мирового ВВП составил 47%. В прошлом году мировая торговля продемонстрировала двузначный отрицательный рост, в то время как доля Китая в мировой торговле с 12,2% повысилась до 13,8%.

Противостояние доллара и юаня, американской и китайской экономик, становится всё заметнее и уже сопровождается акциями по сдерживанию Китая не только экономическими и финансовыми, но также и военно-политическими мерами. В начале существования "Большой двадцатки" Китай ещё выполнял завет Дэн Сяопина "держаться в тени" и действовал в рамках схемы глобализации и "вашингтонского консенсуса". Однако начатый в 2014 году переход к созданию национально ориентированной экономики "Новая норма" и соответствующей модели внешней политики сулит антагонистические противоречия по линии Китай-США. Америка не хочет расстаться с монополией на мировое управление и не станет себя ни в чём ограничивать в борьбе с очередным конкурентом. Об этом в последние месяцы красноречиво сказали оба кандидата в президенты США.

Крушение однополярного мира, ненадолго возникшего после распада Советского Союза, проявляется в повсеместном росте центробежных настроений. Россия, несмотря на небывалое экономическое, военное и информационное давление, неуклонно расширяет поле независимой внешней политики и всё более явно тяготится правилами "вашингтонского консенсуса" в экономике и финансах. Выход Великобритании из Евросоюза начал процесс дезинтеграции этого важнейшего для системы глобализации экономического блока. Покончить со статусом американских протекторатов стремятся влиятельные круги Японии и Южной Кореи. Параллельно продолжается создание неподконтрольных Вашингтону экономических (ЕАЭС, ШОС, БРИКС) и финансовых (АБИИ, Новый банк БРИКС, Фонд "Шёлковый путь") структур. С блоком ТПП конкурирует проект соглашения о региональном комплексном экономическом партнёрстве в Восточной Азии (РСЕП). Даже американские союзники Япония и Южная Корея ведут с Китаем переговоры о создании зоны свободной торговли. Реализация инициативы "Один пояс и один путь" может означать возникновение зоны экономического взаимодействия и свободной торговли в масштабах всего материка Евразии.

На фоне инициированных США процессов деглобализации, Россия и Китай отстаивают свои национальные интересы. В условиях экономической дискриминации и военно-политического окружения они постоянно повышают уровень координации своих действий. Это проявляется на многих международных площадках, в том числе и "Большой двадцатке". Китайцы оказали нам поддержку при подготовке и проведении саммита в Санкт-Петербурге три года назад. В свою очередь наши "шерпы" оказали максимальное содействие китайским в подготовке саммита в Ханчжоу. В сентябре руководители наших стран встретятся в этом городе впервые после принятия в июне нынешнего года "Совместного заявления Китая и России об укреплении глобальной стратегической стабильности". Вряд ли эта возможность наполнить реальным содержанием столь важный документ будет упущена.

От российско-китайского взаимопонимания и взаимодействия зависит очень многое не только на саммите "Большой двадцатки" в Ханчжоу. А будет зависеть — ещё больше.

http://izborskiy-club.livejournal.com/557462.html