Глобализация мировой экономики, характеризующаяся господством крупных транснациональных корпораций, пытающихся диктовать свои условия правительствам ведущих стран, не обошла стороной и рыбную отрасль.  Как отмечается в новом докладе исследователей Стокгольмского Университета, опубликованном в научном журнале PLoS ONE, около 10 миллионов тонн морепродуктов или 11-16% мирового морского улова контролируется всего 13 компаниями:

- Maruha Nichiro (базируется в Токио) – имеет 174 подразделения (включая афиллированные компании), работает в 65 странах;

- Nippon Suisan Kaisha (Nissui, Токио) – имеет 103 подразделения, работает в 32 странах;

- Kyokuyo (Токио) – имеет 26 подразделений, работает в 15 странах;

- Thai Union Frozen Products (Бангкок) – имеет 48 подразделений, работает в 18 странах;

- Charoen Pokphand Foods (Бангкок) – имеет 123 подразделения, работает в 36 странах;

- Marine Harvest (Осло) – имеет 108 подразделений, работает в 25 странах;

- Austevoll Seafood (Осло) – имеет 82 подразделения, работает в 22 странах;

- Dongwon Industries (Сеул) – имеет 25 подразделений, работает в 10 странах;

- Skretting (Норвегия, часть датской группы Nutreco, которую недавно купила другая датская группа SHV Investments) – имеет 16 подразделений, работает в 30 странах;

- Pescanova (Испания) – имеет 105 подразделений, работает в 27 странах;

- Pacific Andes International Holdings (Гонконг) – имеет 122 подразделения, работает в 36 странах;

- Ewos (Норвегия) – имеет 14 подразделений, работает в 9 странах;

- Trident Seafood (США) – имеет 6 подразделений, работает в 4 странах.

Фактически, эти 13 крупнейших холдингов доминируют во всех сегментах производства морепродуктов, работая через обширную глобальную сеть дочерних компаний и оказывая непосредственное влияние на принятие отдельными правительствами и региональными организациями решений в сфере рыболовства и аквакультуры.  Если посмотреть на такие ценные виды, как минтай, полосатый тунец или перуанский анчоус, то степень доминирования транснациональных корпораций на их рынке выглядит удручающей.

Как мы видим, в числе этой «чертовой дюжины» нет ни одной российской компании, хотя интересы нашей страны здесь затрагиваются.  Достаточно обратить внимание на рынок минтая, являющегося крупнейшим объектом российского рыбного экспорта.  Общемировой вылов минтая достигает примерно 3,3 млн тонн в год, а самые большие объемы вылова приходятся на исключительную экономическую зону РФ на Дальнем Востоке— 48%, на промысел США — 38%, рыбодобычу Японии — 7%.  То есть, у нас добывается практически половина всего минтая.  Но вот контролируется рынок совсем не нами – ведущие позиции на минтаевом рынке занимают компании Maruha Nichiro, Austevoll Seafood, Trident Seafood и Pacific Andes, которые держат под своим контролем 40 процентов рынка.

Присутствие в этом списке компании Pacific Andes следует отметить особо, поскольку именно с ней был связан громкий скандал, разразившийся в 2012 году, после того, как представители этого гонконгского холдинга заявили, что контролируют более 60 процентов добычи минтая на Дальнем Востоке России.  Это заявление повлекло за собой расследование Федеральной антимонопольной службы России, выявившее картельный сговор членов Ассоциации добытчиков минтая, которая, как выяснилось в ходе расследования ФАС, была создана по инициативе Pacific Andes и контролировалась этим китайским холдингом.  Разразившийся в этой связи скандал привел к тому, что ряд членов АДМ был признан виновным в картельном сговоре, а Pacific Andes заявила о своем уходе из России.

Как «Пасифик Андес» стал монополистом в сфере добычи российского минтая

Для понимания, что представляет из себя эта компания, следует немного остановиться на ее истории.  «Пасифик Андес» была создана в 1986 году в Гонконге как небольшой семейный бизнес и сначала ориентировалась на торговлю замороженными морепродуктами.  Но за короткое время ей удалось наладить международные связи и организовать поставки креветки, кальмара и сига из прибрежных провинций Китая на рынки США и Европы.  Сначала компания импортировала рыбу из Индии, Пакистана и Южной Америки и продавала ее на Тайване. Затем ПА стала экспортировать в США и Великобританию креветки из Тайваня и Китая.

Однако к началу 90-х гг прошлого века тогдашний владелец компании Джо Сианг понял, что, хотя до сих пор дела шли удачно, креветки не могут и дальше быть основным товаром компании.  Однако промысел популярных видов рыбы, например трески, был довольно дорог.  Тогда было принято решение обратить внимание на промысел в то время еще мало знакомой покупателям рыбы, причем поначалу силами российских траулеров. В 1991 году Pacific Andes нацелилась на минтай - эта рыба, у которой плотное филе, была явно недооценена рынком. В России, например, ее использовали для изготовления рыбной кормовой муки. Поскольку минтай — родственник трески и похож на нее строением и вкусом, он оказался естественной заменой треске. В результате его цена поднялась с $240 за тонну в начале 1990-х до $1300.

Чтобы получить рыбу, Pacific Andes платила своим российским поставщикам вперед, покрывая их расходы на топливо и рыбопромысловое оборудование. Тем самым она закрепила отношения с флотом, который сильно пострадал от распада СССР. Получая предоплату, российские судовладельцы шли на большие скидки.

Получив доступ к выловленной российскими компании рыбе, «Пасифик Андес» начала выпускать рыбное филе через субподрядные компании в Китае.  После фазы бурного развития, в 1994 году уже в виде международной холдинговой компании «Pacific Andes International Holdings Limited» (PAIH) была включена в листинг компаний, акции которых обращаются на Гонконгской фондовой бирже. Через два года, входящая в состав холдинга торговая компания была включена в листинг на Сингапурской бирже Securities Trading Limited. В 1997 году «ПасификАндес» открыла собственные заводы по переработке в Китае, быстро нарастив их мощность построив самый крупный в мире перерабатывающий завод в Циндао, с возможностью производить 60 тысяч тонн рыбного филе в год, на котором трудится около 30 тысяч рабочих.

Первые шаги по приобретению российских рыбодобывающих активов были сделаны в начале 2000-х годов. В 2003 году «Пасифик Андес» получает от китайского Правительства 700 млн. долларов США на приобретение российских рыбодобывающих компаний. Китайцев интересую в первую очередь компании, имеющие рыбодобывающий флот и долгосрочные квоты на вылов рыбы в российских дальневосточных морях.

В том же году, по информации российских СМИ, «Пасифик Андес» выделило сахалинской компании ЗАО «Гидрострой», принадлежащей нынешнему члену Совета Федерации РФ от Сахалинской области Александру Верховскому, 67 млн. долларов на приобретение дальневосточных рыбодобывающих компаний.

На часть из этих денег, к примеру, было приобретено ЗАО «Пиленга». Через ЗАО «Гидрострой» ПА приобрела также акции ЗАО «Ролиз», ОАО «Находкинская БАМР».  При этом официальными покупателями были ООО «Управление тралового флота» и ЗАО «Союз-Океан» («УТФ» принадлежал «Союз-Океану», а тот принадлежал «Гидрострою»). Кроме того, аффилированное с ПА ООО «Новые технологии» (Москва) являлось собственником ООО «Алитет».

По данным Eurofish, сингапурская «дочка» ПА также приобрела 100% акций чукотской компании «Тралфлот» и контрольный пакет камчаткой «Океанрыбфлот». Летом 2006 года пакет акций НБАМР купили структуры, аффилированные с «Пасифик Андес». Обобщение публикаций российских электронных СМИ свидетельствует о том, что сейчас ПА смогла завладеть через аффилированные структуры акциями крупнейших российских предприятий, занимающихся добычей рыбы и морепродуктов.

Так, дочерняя компания ПА «Чайна фишери групп» контролировала ЗАО «Инвест Групп» (Москва), а она, в свою очередь, управляла сахалинскими ООО «Альбатрос» и ООО «Инвестиционная компания Кредо».  Другая дочка «Пасифик Андес» – гонконгская «Aterbury LTD» - являлась учредителем ЗАО «Морская Звезда» и ЗАО «Ассоль», которые были собственниками  ООО «Востокрыбпром».  Акции «Туринфа» ПА купила через скандально известного в Приморье бизнесмена Лысака и ООО «Охотоморье» (ее владелец – ООО «Бизнес-Актив» (Москва).  Через ЗАО «Прогресс Инвест» (Москва) ПА контролировала ОАО «Дальрыба», ООО «Дальрыбпром», ООО «Си-Гал», ООО «Дальвест», ООО «Кронверк», ООО «Софко».

В феврале 2010 года руководство «Пасифик Андес» обратилось к российскому рыбному бизнесу с предложением стать единственным покупателем всего выловленного минтая по фиксированной цене, причем на условиях предоплаты. (Подобная схема продажи рыбы в воде практиковалась в середине 90-х годов). При внешней привлекательности данного предложения для отдельных рыболовецких компаний, его принятие могло бы обернуться крахом для дальнейшего развития рыбохозяйственного комплекса страны, превратив его в сырьевой придаток иностранных рыбопромышленных комплексов, создающих продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Предложение не было принято, но и без этого к 2012 году «Пасифик Андес» контролировала порядка 60-70 процентов всей добычи минтая на Дальнем Востоке РФ, о чем и заявило руководство холдинга в одном из своих выступлений, стремясь поднять цену своих акций.  Но это выступление вызвало обратный эффект – им очень сильно заинтересовались российские официальные лица, пришедшие в недоумение от того, каким это образом китайская компания поставила под контроль основную часть добычи минтая в России.  За этим последовало расследование деятельности Ассоциации добытчиков минтая, руководитель которой Герман Зверев настойчиво продвигал интересы ПА и неоднократно заявлял о том, что эта компания на рынке минтая подобна Майкрософту на рынке компьютерного программного обеспечения, поэтому решать вопросы рыбодобычи необходимо только с ее участием.

В конце июля 2012 года на заседании правительственной комиссии по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, проходившей под председательством премьер-министра Дмитрия Медведева, холдинг «Pacific Andes» был приведен в качестве примера иностранного участника, пытающегося установить контроль над российскими рыболовными компаниями. Министрам было предписано принять меры по приведению деятельности иностранных компаний в российской рыбопромысловой отрасли в соответствие с действующим законодательством. Федеральная антимонопольная служба также отметила необходимость привести деятельность иностранных компаний, осуществляющих промысловые операции в российских водах, в соответствие с государственными законами РФ.

Тогдашний руководитель Росрыболовства Андрей Крайний заявил, что в результате деятельности некоторых иностранных операторов экономике России был нанесен значительный урон,  и в ближайшее время будут выработаны конкретные меры по установлению законности и правопорядка в этой сфере. А. Крайний также упомянул планы «Pacific Andes» привлечь USD 300 млн за счет размещения облигаций и направить эти средства на расширение промысловых операций холдинга в северной части Тихого океана.

«Пасифик Андес» ушел или просто спрятался?

Федеральная антимонопольная служба России провела расследование по признакам картельного сговора членов АДМ и подозрениями в их аффилированности с «Пасифик Андес» и 12 декабря 2012 года признала 26 рыбодобывающих предприятий Дальнего Востока и некоммерческую организацию Ассоциация добытчиков минтая виновными в нарушении российского антимонопольного законодательства, а именно – в организации картельного сговора.  Ранее пресс-служба ФАС сообщала, что «АДМ подозревается в незаконной координации экономической деятельности хозяйствующих субъектов, а компании – в создании и участии в картеле – антиконкурентном соглашении, которое привело или могло привести к установлению или поддержанию цен, сокращению или прекращению производства товаров».

Как отмечается в официальном решении комиссии ФАС РФ, «объем реализации минтая и продуктов его переработки существенно отличается в меньшую сторону от объемов добычи минтая». Исходя из этого представители антимонопольной службы делают вывод, что порядка одной трети этой рыбы, добытой в российской исключительной экономической зоне, отправляется за рубеж по «серым схемам», позволяющим рыбодобывающим фирмам уходить от уплаты налогов. Так, добытая морепродукция  поставляется   в Китай и Южную Корею по фиктивным контрактам, заключенным с компаниями, зарегистрированными в оффшорных зонах и третьих странах (Панама, Белиз, Виргинские острова, Гонконг, Сингапур и т.д.), но в действительности реализуется в КНР и РК по ценам, намного превышающим контрактные.

Теперь, по результатам проведенного ФАС расследования, некоторые  предприятия рыбной отрасли Дальнего Востока могут стать фигурантами уголовного дела о картельном сговоре, на возбуждении которого настаивает Федеральная антимонопольная служба России.  Предварительно сотрудники ФАС провели проверку, в ходе которой осмотрели офисы фирм, скопировали их документацию и информацию с компьютерных серверов, а также переписку по электронной почте.

Как сообщало издание «Коммерсант», «согласно письму ФАС, направленному в Госдуму в ответ на запрос депутатов «О возможной аффилированности российских рыбодобывающих компаний с гонконгской Pacific Andes», ведомство завершило внеплановые проверки ряда компаний и Ассоциации добытчиков минтая (АДМ) Приморского края. Проверка, как говорится в документе, проводилась по поручению Виктора Зубкова в бытность его вице-премьером.  В частности, сообщается в письме, ФАС совместно с УФСБ по Приморскому краю проверили десять компаний — ООО «Дальвест», ООО «Востокрыбпром», ООО «Дальрыбпром», ООО «Кроверк», ООО «СиГал», ООО «Софко», ЗАО «Интрарос», ОАО «НБАМР», ООО «Ролиз», ОАО «Турниф» и АДМ.

По результатам, говорится в письме, в действиях перечисленных компаний были обнаружены признаки нарушения п. п. 1, 3 ч. 1 ст. 11 ФЗ N135 «О защите конкуренции», а в деятельности АДМ — нарушение ч. 5 ст. 11 того же закона.  Материалы проверки ФАС намеревалась передать в российские правоохранительные органы для возбуждения уголовного дела по статье 178 УК РФ («Недопущение, ограничение или устранение конкуренции»), предусматривающей до 7 лет лишения свободы. Также ФАС направила материалы проверки правоохранительным органам Японии, Китая и Южной Кореи.

Но самому главному фигуранту – компании «Пасифик Андес» - никакое преследование даже не грозило, поскольку доказать причастность гонконгского холдинга к картельному сговору было практически нереально.  Единственное, что можно было инкриминировать ПА, это нарушение российского законодательства об иностранных инвестициях в стратегические отрасли, что было подтверждено правительственной комиссией по контролю за осуществлением иностранных инвестиций в стратегические отрасли.

Как сообщил глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев, комиссией было установлено, что компания «Пасифик Андес» добывала рыбу в российских водах, контролируя российские промысловые компании через сложные схемы, в том числе тайные соглашения, тогда как правительство не давало холдингу разрешения покупать рыболовецкие предприятия в России.  Учитывая, что добыча рыбы входит в число стратегических отраслей в России, участие иностранных предприятий в этой отрасли запрещено — владеть квотами и добывать рыбу могут только отечественные компании и суда.

В случае же с «Пасифик Андес» и членами АДМ, российские акционеры входящих в указанную Ассоциацию компаний, обладающих квотами на вылов биоресурсов на Дальнем Востоке, были всего лишь номинальными держателями акций.  Так что по результатам расследования российские власти поставили «Пасифик Андес» перед выбором: получить официальные разрешения на инвестиции в стратегическую отрасль либо избавиться от принадлежащих холдингу российских активов.

Руководство ПА в своих многочисленных выступлениях заявляло, что все утверждения о том, что они контролировали 60% добычи минтая на Дальнем Востоке России являются не более чем слухами.  А зарубежные отраслевые интернет-порталы до сих пор называют возникшие у ПА в России проблемы носящими «политический характер», что, как мы понимаем, абсолютно не соответствует действительности и не имеет к политике никакого отношения.  Как бы то ни было, китайский холдинг все же был вынужден продать свои российские активы, значительная часть которых перешла к компании «Русское море – добыча» (сейчас – «Русская рыбная компания»).

ПА также расторгла долгосрочные договора с российскими рыбодобывающими фирмами и попросила вернуть уплаченную ранее предоплату за продукцию.  К настоящему времени китайцы уже получили 180 миллионов долларов, составляющих 75 процентов от суммы, которую должны вернуть российские компании, а остаток рассчитывают получить в ближайшие месяцы, хотя по условиям договора это должно быть сделано до марта 2016 года.

Означает ли это, что «Пасифик Андес» действительно ушел из России?  Конечно, нет.  Они были, есть и будут присутствовать на российском рынке, хотя масштабы их деятельности действительно становятся меньше, хотя это обусловлено не столько результатами расследования ФАС, сколько снижением доходности работы на минтаевом рынке – себестоимость переработки в КНР растет, цены на сырье растут, а вот рост цен на конечную продукцию – китайское филе минтая двойной заморозки – на европейском рынке увеличиваться такими же темпами не стремятся.  Тем не менее, «Пасифик Андес» продолжает работать с Россией и по-прежнему закупает российский минтай.  Просто сейчас эти поставки проходят по контрактам с другими фирмами, а дочерние компании ПА выступают в качестве конечных получателей.

Так, сейчас компании Qingdao Pacific Andes International Trading Co., LTD, Pacific Andes Food LTD и еще одна дочка ПА - Europaco Limited, зарегистрированная на Британских Виргинских островах, получают российский минтай через копании Yokohama Trading Corporation, LTD, Ocean Trawlers Hong Kong LTD, Korea Trading & Industries Co., LTD.  А поставщиками выступают российские фирмы ЗАО «Восток-рыба», ООО «Ролиз», ООО «Магадантралфлот», ЗАО «Акрос», ОАО НБАМР, ОАО «Озерновский рыбоконсервный завод № 55, ОАО «Сахалин Лизинг флот», Тихоокеанская рыбопромышленная компания.

Это только верхушка айсберга, поскольку здесь приведены данные только о тех поставках, при которых дочерние предприятия «Пасифик Андес» были официально указаны в контрактах или приложениях к ним и выступали в качестве получателей продукции, поставляемой российскими экспортерами по контрактам с другими фирмами.  В действительности ситуация, скорее всего, выглядит более впечатляюще.

Вместо послесловия – увидим ли мы «свет в конце тоннеля»?

Усилия российских властей по ликвидации зависимости отечественной рыбной отрасли от иностранных компаний могут оказаться неэффективными, если не решить главную проблему – необходимо устранить возможность завязанных на иностранцев деятелей отечественной рыбодобывающей отрасли оказывать влияние на политику государства в этой сфере.  Стоит обратить внимание, что многие ключевые инициативы в формировании нормативно-правовой базы рыбной отрасли исходят от Германа Зверева, являющегося председателем Комиссии по рыбохозяйственному комплексу и аквакультуре РСПП и одновременно занимающего пост президента Ассоциации добытчиков минтая, созданной по инициативе Pacific Andes и до сих пор контролирующей порядка 70 процентов добычи этой рыбы на Дальнем Востоке, большая часть которой по-прежнему отправляется на экспорт в КНР в виде сырья для китайских перерабатывающих заводов.

Кроме того, как показало расследование Федеральной антимонопольной службы в отношении «Пасифик Андес» и Ассоциации добытчиков минтая, одним из активных участников схемы, позволившей китайцам взять под свой контроль основную часть добычи минтая на Дальнем Востоке РФ, было ЗАО «Гидрострой», 100% акций которого принадлежит сенатору от Сахалина Александру Верховскому, являющемуся также одним из руководителей АДМ.  Этот «рыбный король Сахалина», как его именуют в интернете, является соавтором законопроектов, негативное влияние которых на развитие рыбной отрасли России столь же велико, сколь велико их положительное воздействие не только на интересы бизнеса сенатора, но и на интересы иностранных рыбопромышленников.

Достаточно хотя бы упомянуть закон «Об аквакультуре», в который усилиями сахалинского сенатора попал пункт о прибрежном рыболовстве, разрешивший отправку добычи прибрежного лова на экспорт.  Это положение поставило на грань краха береговые рыбоперерабатывающие предприятия, что в наибольшей степени ощутили на себе мурманские предприятия.  А принятый недавно закон о запрете дрифтерного лова попросту лишил работы 500 рыбаков Северо-Курильска и при этом ликвидировал возможность поставлять нерку дрифтерного лова из России в Японию, полностью отдав японский рынок американским компаниям.  Это, собственно, не выглядит удивительным, если учесть многочисленные сообщения в сети интернет о том, что компании Верховского активно работают через зарегистрированные в США фирмы, контролируемые сенатором.

Пока приходящие во власть представители бизнеса будут использовать свои возможности для продвижения собственных интересов, а не интересов российского государства, ситуацию не исправить, а отечественные биоресурсы по-прежнему будут уплывать за границу, причем не в виде продукции с высокой добавочной стоимостью, а в виде сырья, необходимого для загрузки производственных мощностей иностранных перерабатывающих предприятий, в том числе принадлежащих холдингу «Пасифик Андес» или каким-либо другим зарубежным партнерам российских рыбопромышленников.

http://aftershock.su/?q=node/317811