Русский вопрос Трампа

Президент США начал выполнять свое обещание наладить отношения с Россией

Президент США Дональд Трамп попросил своего госсекретаря Рекса Тиллерсона наладить отношения с Россией. Примерно так интерпретировали некоторые западные СМИ заявление главы американского внешнеполитического ведомства, сделанное им в ходе визита в Новую Зеландию.

В Веллингтон — столицу Новой Зеландии Тиллерсон прибыл во вторник. Во время традиционной пресс-конференции, как сообщает ТАСС со ссылкой на агентство Reuters, ему был задан вопрос: беспокоит ли его, как главу Госдепартамента, расследование предполагаемых «связей Трампа с Россией», и как это расследование повлияет на устойчивость американской администрации? На что госсекретарь сказал, что президент дал ему ясно понять, что все это не должно подрывать усилия по восстановлению отношений с Москвой, где «мы можем добиться прогресса».

Российско-американские отношения, действительно, нуждаются в серьезной позитивной корректировке. О чем, кстати говоря, неоднократно заявлял и наш президент. Последний раз — на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге, где Владимир Путин очень доступно — почти, что на пальцах — объяснил, что все нападки на Россию безосновательны и вредят, прежде всего, самим США и всему миру.

С другой стороны, о каком улучшении двусторонних отношений может идти речь, если Тиллерсон их будет налаживать, вице-президент Пенс — портить в традициях Обамы, а представитель США в ООН Никки Хейли морализаторствовать в наш адрес свысока?

То есть, когда эта игра слов и метания в окружении нового главы Белого дома закончатся и можно будет серьезно о чем-то договариваться?

— Мне все-таки кажется, что «инструкция Трампа», которую цитирует Тиллерсон, отражает ту реальность, которая сейчас есть в Белом доме. И, прежде всего, позицию самого президента, — комментирует ситуацию профессор департамента политической науки ГУ-ВШЭ, доктор философских наук Леонид Поляков. — Хотя нельзя исключать того, что заявления вице-президента и представителя США в ООН тоже как бы скоординированы и прозвучали неслучайно.

Но… мне кажется, что отношения с Россией, это очень тонкая материя. Она настолько завязана на внутриполитические контексты, что, по сути дела, выводит на самую проблемную точку. А именно, возможность предъявления (или, по крайней мере, инициативы) импичмента президенту. И, конечно же, Трамп здесь должен быть крайне расчетлив, осторожен и максимально точен.

Я думаю, то, о чем сказал Тиллерсон, свидетельствует о переходе в некую наступательную позицию. Потому что до сих пор то, что мы наблюдали, было скорее стратегией обороны.

То есть, на Трампа наступают. Навешивают на него все новые и новые «факты» или фейковые новости по поводу того, что кто-то из его переходной администрации с кем-то там тайно встречался… И в основном реакция была защитная — все это глупость, все это невозможно и т. д.

Сходство Римской Империи и США

Но состояние взаимоотношений с Россией, действительно, оказалось на точке глубокой заморозки.

И вот, мне кажется, фраза Трампа, которую воспроизводит госсекретарь, она может быть прочитана таким образом:

«Несмотря на то, что на меня давят и пытаются скомпрометировать, вообще, за любую связь с Россией, я для того, чтобы доказать, что как раз здесь никаким образом не уязвим, все-таки начну процесс, что называется, реанимации этих отношений. И буду искать контакты и взаимные выгоды в тех точках, в которых соглашения возможны».

Это, я думаю, свидетельствует и о том, что он будет уже по-другому реагировать на то, что происходит во внутриполитическом контексте.

И, конечно, для нас, да и для мира в целом, это хороший знак. Здесь все будет непросто. Препятствий много. В самой консервативной партии есть человек по имени Джон Маккейн, который заявил, что Россия — это более серьезная угроза миру, чем ИГИЛ *.

Но Маккейна с его биографией и болезненной русофобий трудно воспринимать всерьез. Он просто неадекватен…

— Это у нас его всерьез не воспринимают. А для американцев и для некоторых государств, типа Украины, Маккейн по-прежнему остается гуру международной политики. Его слушают и прислушиваются. И в любом случае, когда человек, который занимает важный пост в американском сенате, заявляет нечто подобное, это имеет определенные последствия и дает серьёзный резонанс.

США разрушается по образцу Рима

Я к тому, что Трампу, действительно, придется преодолевать очень много препятствий.

Помимо того, что агрессивная русофобия, перебрасываемая во внутриамериканский политический контекст, связана с прямым интересом демократов, которые хотят отмыться от поражения, и объясняют своему электорату, что «мы проиграли президентские выборы, потому что нам помешали русские». В самом сообществе республиканцев есть очень разные позиции. И, в частности, позиция Маккейна в этом смысле, она далеко неблагоприятна в перспективе на улучшение наших взаимоотношений.

Трамп, в общем, человек железный. Человек простой — в хорошем смысле слова. Не дурачок. Потому что бывает простота хуже воровства. И он следует своим принципам очень виртуозно, используя контекст.

Думаю, что Тиллерсон как раз имел в виду это. Хотя до конца, конечно, невозможно прочитать все контексты.

Но фраза о том, что «президент дал ясно понять, добиваться прогресса в тех областях, где этот прогресс возможен», это — сигнал. Сигнал к тому, чтобы переходить, скажем, от «окопной тактики» к «тактике наступательной». И, действительно, искать точки соприкосновения и выходить на продуктивный диалог.

Мне кажется, это момент, когда начинает выстаиваться подготовка к встрече Путина и Трампа на саммите G-20 в Гамбурге.

Не рано? До самого события больше месяца…

— Выстраивать предварительную карту такой встречи нужно и можно. И это очень важно.

Чем руководствуется политика Америки
в статье

Идеология США
в статье
Опыт идеологической работы в США

Потому что одно дело просто холодно пообщаться, как это было, скажем, в Париже, когда Путин наносил символический визит для встречи с новоизбранным президентом Эммануэлем Макроном. Повод был дипломатично избран — 300-летие визита Петра I во Францию. Но в целом, я бы сказал, холод остался.

В отношениях с Трампом эта встреча должна быть значительно более — что называется — продуктивной по своим результатам.

Ну, Макрон, будучи новичком в клубе мировых лидеров, пригласил Путина, как мне кажется, чтобы повысить свой внешнеполитический статус. А здесь все-таки «весовые категории» равны…

— Да, Макрон явно хотел повысить свой статус за счет демонстрации того, как он может непримиримо разговаривать с Путиным. Что он может ему пенять на RT, на Sputnik, напоминать про права человека…

Трамп, я думаю, конечно, не опустится до подобной позиции. Не исключаю, что какие-то сюжеты будут проговорены. Но у нас есть более серьезные точки, по которым нам нужно договариваться, и от решения которых будет зависеть очень многое и глобально. В частности, это Сирия. Это Украина. И отчасти, это северокорейская ядерная программа. Баланс здесь держится на очень-очень тонкой нити, если можно так выразиться.

Потому что если вдруг американцы, действительно, нанесут какой-то удар по Северной Корее, это может вызвать совершенно непредсказуемые последствия. Учитывая, что внутри дальневосточного треугольника Россия, Китай и Япония, эта комбинация может разыграться таким образом, что мало не покажется никому.

В общем, есть о чем говорить серьезно. Есть основания все-таки вырваться из этого тупика, в который Трампа загнали довольно умело его оппоненты в Америке. И не только в Америке. Потому что здесь, я думаю, давление так называемых союзников-европейцев, которые продолжают придерживаться обамовской стратегии попытки изоляции России, тоже влияет определенным образом.

Чтобы вырваться из этого тупика, надо начинать действовать заранее. И усилия Тиллерсона, мне кажется, здесь тоже будут важны. Во всяком случае, первое такое усилие уже продемонстрировано.

США армия

В полном размере:
Базы США в мире
Больше в статье:
Геополитика США
Также в статье:
Сделать Америку опять великой

По мнению заместителя директора Института США и Канады РАН Виктора Кременюка, в том, что Соединенные Штаты нуждаются в нормальных отношениях с Россией, сомнений быть не должно:

— Надо лишь понимать, что налаживание этих отношений не должно выглядеть как какая-то капитуляция со стороны Трампа. Иначе его заклюют его же собственные консерваторы. И вообще, все шовинисты.

Поэтому, наверняка, существует договоренность — гласная или негласная — между президентом и госсекретарём о том, что не надо, во-первых, пытаться загонять Россию в угол. Ни разу Америка от этого ничего не выигрывала.

Второе. Россия потенциально может быть очень важным, серьезным партнером Америки и на Ближнем Востоке, и в Европе, и на Дальнем Востоке.

Короче говоря, стоит задача перед Трампом, как он понимает, из России сделать не врага, а хотя бы нейтральную страну. Госсекретарь понимает эту задачу и не возражает против нее. Но должен действовать здесь крайне аккуратно, чтобы не «подставить» президента всяким Маккейнам, которые начнут его поливать грязью по любому поводу.

Да, только другие члены команды Трампа подыгрывают, получается, его врагам, когда называют «Россию угрозой миру»?

— А вы хотите, чтобы американская администрация единым строем пошла вперед навстречу Путину? Этого не будет.

Потому что там есть разные люди и разные группы. Одни считают: не надо делать из России врага. Россия еще может пригодиться. И в плане борьбы против терроризма, и в плане какого-то противостояние КНДР, и в плане противостояния распространению ядерного оружия.

Но это не означает, что все сразу там развернулись в нашу сторону и теперь любят Россию. Ничего подобного. Россию не любят. Многие не любят. Не любят по дурости. По каким-то другим вещам…

Но Россия — это огромная страна, которая может уничтожить США. Об этом забывать нельзя. Так же как нам нельзя забывать, что Соединенные Штаты — это супердержава, которая может уничтожить нас.

Нужно здесь балансировать: между признанием того, что Россия может пригодиться, и признанием того, что «Россия является угрозой».

Ну, сумели здесь нас «обыграть» наши американские партнеры — сумели изобразить из России угрозу. Хотя наша пропаганда делает то же самое.

Но реально это не так. Мы противники, соперники. Нам надо много работать.

США могут встать в один ряд со странами третьего мира, где свергать неугодных элите лидеров – нормальная практика

Стремление свергнуть президента США Дональда Трампа связано с отторжением, которое испытывают американские элиты к бывшему ведущему популярного телешоу. Если им это удастся, США встанут в один ряд со странами третьего мира, в которых подобная практика обычна, пишет Патрик Дж. Бьюкенен в статье для The American Conservative.

Так, отвечая на вопросы телеведущей Меган Келли о связях с главой Белого дома Дональдом Трампом, президент России Владимир Путин назвал саму эту идею бредом. И если учесть, какие вопросы будоражат Вашингтон с момента победы Дональда Трампа, которому пророчат импичмент, Путин может оказаться прав.

Так, внутриполитические круги США не могут оставить такие вопросы, как возможный сговор Трампа с Россией, которая пошла на взлом электронной переписки Национального комитета Демократической партии, затем передав материалы WikiLeaks. После этого все узнали, что его председатель Дебби Вассерман-Шульц вставляла палки в колеса кампании соперника Хиллари Клинтон Берни Сандерса.

При этом на фоне информации о том, что ЦРУ и Агентство национальной безопасности (АНБ) США, кажется, перехватывают почти все сказанное американцам русскими, возникает вопрос, почему ФБР, почти год ведущее свое расследование, по-прежнему не может ответить точно, был ли сговор или нет. Медлительностью расследования ФБР можно объяснить разочарованность Трампа, но чем объяснить апатию самого ФБР?

Ежедневно можно слышать о «российском скандале» Трампа, однако никто так и не предстал перед судом за предполагаемый сговор, а все сотрудники спецслужб, как бывшие, так и действующие, говоря об этом деле, вторят бывшему временно исполняющему обязанности директора ЦРУ Майклу Морреллу, который заявил, что «по вопросу сговора предвыборного штаба Трампа с русскими есть только дым, но огня нет, совсем… нет ни костра, ни маленькой свечки, ни даже искры».

В том же, что касается встреч между генералом Майклом Флинном, зятем Трампа Джаредом Кушнером и сенатором Джеффом Сешнсом с послом России Сергеем Кисляком, Трамп, по всей видимости, хотел создать «закрытый канал связи» с Путиным, чтобы президент-республиканец смог выполнить взятые на себя обязательства по улучшению отношений с Россией.

Если принять во внимание царящую в США русофобию, подобное развитие событий вполне логично. И хотя использование российских каналов связи может показаться довольно дилетантским шагом со стороны Флинна, в чем здесь преступление, задается вопросом автор. Путин не Сталин, а советские войска больше не стоят на Эльбе. Холодная война закончилась. Более того, многие главы Белого дома использовали закрытые каналы связи. В том же, что касается просьбы Трампа к бывшему директору Джеймсу Коми сделать Флинну поблажку, то такой шаг по-человечески понятен, поскольку Флинн был верным помощником и другом Трампа.

Так в чем же суть всего этого неестественного шока вокруг общения Кушнера или Сешнса с Кисляком? Ненависть к Трампу и фанатическое желание его свергнуть начались задолго до того, как он принял присягу. Так, в 2016 году Трамп избирался не просто как альтернативный кандидат от Республиканской партии, его кандидатура представляла собой отторжение закостенелых элит, политиков и СМИ, выступающих от обеих партий. Граждане США проголосовали в 2016 году не только за смену руководства страны, но и за революцию против правящего режима.

Таким образом, Вашингтон так и не смог примириться с победой Трампа, а сам президент ежедневно утирает им нос с помощью своих сообщений в Twitter. Поэтому в поисках рационального обоснования своего неприятия Трампа Вашингтон занял знакомую позицию. Нет, элиты не проиграли, поскольку выборы у них были украдены в ходе масштабного заговора, «акта агрессии» против США, удара по их демократии, преступного сговора между Кремлем и сторонниками Трампа.

Отсюда и обвинения Трампа в том, что он нелегитимный президент, и заявления о том, что долг бравых граждан из обеих партий — принять меры для устранения узурпатора. Попытки пересмотреть результаты выборов, которые не устраивают элиты, не так редки в истории США. Они предпринимались во времена Ричарда Никсона и Рональда Рейгана. И если в случае с Никсоном элитам это удалось, то Рейган лишь едва избежал краха.

Таким образом, заключает автор, если Трампа удастся свергнуть на основе того, что президент России Владимир Путин верно называет «бредом», то Вашингтону удастся провернуть бескровный переворот против законно избранного президента. Если это произойдет, США окажутся в одном ряду со странами третьего мира, где такой подход является распространённой практикой сохранения у власти коррумпированных элит.

Американский политолог Дмитрий Саймс — о предстоящей встрече Владимира Путина и Дональда Трампа, взаимоотношениях ФБР и ЦРУ с главой Белого дома и о будущем российско-американского диалога

Несмотря на то что президентские выборы остались далеко позади, политические баталии в Вашингтоне не утихают ни на минуту. В интервью специальному корреспонденту «Известий» Георгию Асатряну президент Центра национальных интересов (Вашингтон), издатель журнала The National Interest, политолог Дмитрий Саймс рассказал о политическом шторме, в который попал Дональд Трамп, современной американской журналистике и диалоге Москвы и Вашингтона.

— Каковы перспективы российско-американских отношений при нынешней администрации в США?

— На данный момент перспективы развития американо-российских отношений сложные и неясные (пауза). Очевидно, что Белый дом и в особенности сам президент Дональд Трамп заинтересованы в нормализации отношений с Россией и старте нового диалога с Москвой. С другой стороны, есть реальное несовпадение позиций и большое недоверие между двумя странами, о котором говорил Госсекретарь Рекс Тиллерсон. Можно бесконечно спорить, откуда оно появилось, кто виноват, но отрицать это невозможно. Президент Трамп находится в эпицентре шторма из-за расследования по так называемому вмешательству России в американские выборы. Процессы, которые раньше воспринимались нормально, например контакты между бизнесменами, трактуются совсем не так, как это было несколько лет назад.

Многие в конгрессе и американских СМИ смотрят на контакты с РФ с большим подозрением. Исходя из этого, можно представить ту тяжелую психологическую обстановку, в которой оказалась администрация Трампа. Ей нужно вести переговоры, заниматься конкретными вопросами экономики, обсуждать сложные политические нюансы с российскими коллегами. Однако Белому дому приходится постоянно держать в голове, что если они пойдут на какие-то уступки или проявят понимание позиции России, то на следующий день многие СМИ поставят под сомнение их лояльность. Готовность многих политиков в Вашингтоне идти на такие риски ограниченна. Помимо этого, есть серьезные расхождения в позициях Москвы и Вашингтона по многим проблемам мировой политики. Скажу вам честно, я не припомню периода, когда взаимное недоверие было таким сильным.

— Что должны сделать политики в США и России, чтобы содействовать нормальному развитию отношений?

— Первое и самое главное. Можно долго обвинять друг друга и искать виноватых, но это ни к чему не приведет. Нужно понять и признать, что у стран есть взаимное недоверие, разные интересы и позиции по многим вопросам. В США новая администрация, которая никогда Россию ни в чем не обманывала. И она пока не обвиняет Москву в том, что та вводила ее в заблуждение. Нужно попытаться начать с чистого листа и работать на восстановление доверия.

— Первая встреча президентов России и США должна состоятся в июле. Стоит ли ожидать прорыва или можно говорить только о знакомстве и наведении мостов?

— Сейчас всё активнее происходит обмен мнениями между США и Россией на самом разном уровне. Но пока нет детальных переговоров, благодаря которым можно добиться конкретных соглашений. Наиболее вероятный и оптимистический результат первой встречи между президентом США Дональдом Трампом и президентом России Владимиром Путиным — возникновение правильной динамики отношений. А также то, что у двух лидеров будет ощущение, что при всех разногласиях они имеют дело с перспективным партнером. Очень важно возникновение концептуального понимания позиций друг друга по ключевым вопросам мировой политики, таким как Сирия, Украина и, разумеется, борьба с терроризмом.

Важно, что, по последним оценкам Пентагона, Россия сейчас способствует деэскалации на юге Сирии.

Нужно иметь в виду, что Трамп отличается от своего предшественника Обамы тем, что у него нет негативного отношения к Владимиру Путину. Это может сыграть позитивную роль в достижении результатов, выгодных обеим сторонам. Вместе с тем нужно понимать, что в отличие от бывшего президента Трамп готов применять силу в целях защиты национальных интересов США. Именно это он продемонстрировал в Сирии. Одним словом, с одной стороны, есть возможность начала нового и реального диалога между Вашингтоном и Москвой. С другой, есть вариант, что если он провалится и возникнет разочарование, то России придется иметь дело с президентом США, который готов к применению жестких мер, включая военные.

— Можно ли предположить, что отношения не заладятся прямо на встрече? Скажем, несовпадение характеров...

— Я не думаю, что может возникнуть конфликт между президентом России и США из-за несовпадения характеров. Во-первых, они, хоть и не встречались, но достаточно много знают друг о друге. Во-вторых, ставки очень высоки, обе стороны хотят договориться хотя бы о начале диалога. Я бы опасался, что лидеры могут прийти на переговоры с полностью противоречащими друг другу фактическими данными по актуальным вопросам. Нужно восстанавливать доверие, это деликатная и требующая терпения работа.

— Дональд Трамп изменил свое отношение к России? Есть ли вероятность, что, осознав степень негативного отношения СМИ, части истеблишмента и демократов, он отойдет от намерений нормализовать отношения с Москвой?

— Я думаю, что какие-то изменения в подходе Трампа к России должны были так или иначе и без всяких скандалов произойти. Его желание улучшить отношения с Москвой было вполне искренним, но не был детально продуман механизм. Они в большей мере показывали его склонность отвергать позицию американского истеблишмента и задавать логичные, но неудобные вопросы. Трамп спрашивал: «Политики в Вашингтоне мне говорят, что Россия противник Америки. Ну хорошо. Если мы не можем нанести поражение Москве, так как это ядерная держава, значит, нехорошо, что она наш противник?». Более того, Трамп просил объяснить, в чем именно проявляется угроза со стороны России фундаментальным интересам США. То есть он хотел как-то изменить подход к Москве, он не заявлял, что Россия друг США. Трамп просто не понимал тех догм и подходов, которые сложились в американском истеблишменте в отношении Москвы.

Когда Трамп формировал свою команду, он не пытался назначать людей, которые стремятся к нормализации с Россией. Во-первых, таких людей немного. Во-вторых, Трамп никогда не занимался политикой и не представлял, кто есть кто в Вашингтоне. В основном назначения проходили таким образом, чтобы они были утверждены в сенате. Рассматривались те кандидаты, которые в прошлом не занимались нападками на президента. Однако Трамп не проводил собеседований по поводу отношения к России, да и более широко — по поводу курса США в мире. Это вылилось в то, что руководители администрации не чувствовали себя связанными в проведении внешней политики Трампа, так как эти вопросы не обсуждались в качестве условий назначения. Сейчас происходит процесс притирки американского президента и его сотрудников. Трамп начал понимать, насколько тяжела шапка Мономаха, и осознал, что он не в состоянии поворачивать политический корабль в любом направлении, в котором захочет. А его сотрудники начинают понимать, что у них есть большая доля автономии. Одновременно с этим, если кто-то в администрации считает себя «свободным художником» и может игнорировать предпочтения президента, он будет терять свое влияние, а может быть, и должность.

— В The Washington Post и The New York Times ежедневно появляются эксклюзивные материалы о шпионах, хакерах, спецслужбах. Порой кажется, что добрая половина сотрудников ЦРУ переехала в офисы этих респектабельных изданий. Можно ли говорить, что спецслужбы США настроены против Трампа? Или это проявление художественных способностей журналистов?

— Никто не проводил соцопросы среди сотрудников ФБР и ЦРУ об их отношении к Трампу. Я думаю, что их отношение к нему — противоречиво. С одной стороны, эти организации, в особенности ФБР, по своей природе консервативные, поддерживают традиционные ценности и склонны к государственнической позиции. Это должно вызывать у них симпатии к американскому президенту и республиканцам. С другой стороны, Трамп заявлял, что его приоритет — «осушить вашингтонское болото» и разогнать многих, кто так или иначе работал на предыдущие администрации. Трамп возлагал на них ответственность за многие провалы внешней политики США.

Либеральные СМИ пришли к выводу, что Дональд Трамп представляет собой эдакое вселенское зло, что он настолько опасен для Америки по своим взглядам, характеру и поведению, что нормальные правила освещения политических процессов больше не должны действовать, так как это, в их понимании, против интересов государства. СМИ публикуют непроверенные материалы, зачастую со ссылкой на анонимные источники. При этом они организуют свои статьи таким образом, что на первый взгляд кажется, что речь идет о государственной измене. Однако если прочесть материалы полностью, то можно говорить о немудром или неэтичном поведении, но не о нарушении закона. Заголовки заметок в ведущих СМИ также зачастую не соответствуют содержанию.

Нужно также помнить об очень важной вещи. Раньше — скажем, во времена Уотергейтского скандала — либералы контролировали практически все СМИ. Сейчас ситуация другая. Во-первых, есть альтернативные медиа, есть интернет. И большая часть мотивированного электората Трампа черпает информацию именно оттуда. И если The New York Times напишет, что вы русский шпион, то для этих людей это будет доказательством того, что вы настоящий американский патриот. Более того, телеканал The Fox News открыто говорит, что The Washington Post и The New York Times занимаются маккартизмом и «охотой на ведьм». Одним словом, мотивированная часть электората Трампа получает совершенно другую информацию.

Если вдруг после слушаний в конгрессе и деятельности спецпрокурора Мюллера будет сказано, что Трамп действовал «под руководством российской разведки», то значительная часть республиканцев начнет от него отходить. Сейчас доказательств этому нет и президент США обладает надежной поддержкой своей электоральной базы.

— В СМИ активно обсуждается возможность импичмента. Демократический конгрессмен из Техаса сделал даже на этот счет официальное заявление. Есть ли перспективы импичмента?

— Я думаю, что перспективы импичмента пока невелики. Для того чтобы убедить республиканское большинство в конгрессе поддержать импичмент, должны быть очень серьезные доказательства нарушения закона. В особенности если речь идет о сотрудничестве команды Трампа с какими-то российскими структурами. О таких доказательствах я пока ни от кого не слышал. Более того, если вы посмотрите на историю расследований, которое ведет ФБР, то обнаружите, что они часто не подтверждают первоначальные подозрения. Тем не менее речь может идти о препятствии правосудию.

По американской юридической системе, например, вводить в заблуждение агентов ФБР является преступлением. Вводить в заблуждение комитеты конгресса, особенно когда даешь показания под присягой, является преступлением. Часто бывало, что человека не смогли осудить за преступления, которые первоначально ему предъявлялись, но потом оказывается, что он что-то скрыл. Часто люди скрывают вещи, которые не являются преступлением, но они что-то хотят утаить от жены, сослуживцев, детей, а иногда людей сильно подводит память. В этих случаях у прокуратуры есть возможность говорить о том, что они пытались препятствовать правосудию. Но это непросто доказать.

Наиболее серьезная угроза Трампу исходит не от обвинений в нелегальных договоренностях с Россией. Внесу ясность. Президент может сколько угодно говорить директору ФБР, генеральному прокурору, что он считает, что какое-то лицо не надо преследовать. Например, Обама очень хорошо прощал целые категории нелегальных иммигрантов, проявлял на уровне исполнительных указов гуманизм в отношении людей, которых судили за торговлю наркотиками. Но это может считаться преступлением, если ты это делаешь не для того, чтобы проводить политику в интересах государства, — на это президент имеет все права, — а если ты хочешь спасти себя от расследований. Коми обвинил Трампа именно в этом.

— В американской прессе продолжают появляться обвинения в адрес посла РФ в США Сергея Кисляка. Ситуация дошла до того, что российский МИД выразил протест в связи с этим.

— Для дипломатов, в особенности послов, вполне естественно встречаться с широким кругом людей, в том числе с представителями новой администрации, членами переходных команд, ближайшими помощниками президента. Это делают многие государства. Но если вы приведете этот аргумент, то немедленно последует ответ, что другие государства тут не пример, потому что с Россией у США, по мнению многих представителей истеблишмента, враждебные отношения.

Тем, у кого сложилось впечатление, что Россия не только главный враг Америки, но и активно вмешивалась в американские выборы (а многие из этих людей верят, что именно поэтому Трамп и выиграл, а Клинтон проиграла), переговоры между командой Трампа и российским послом кажутся очень подозрительными. Это одна из тем, которая, я предполагаю, будет выяснена в скором времени, потому что Флинн и Кушнер согласились дать показания, а Коми уже выступил в сенате.

* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ, ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

http://svpressa.ru/politic/article/173992/

https://regnum.ru/news/polit/2286247.html

https://vk.cc/6MMUXh

Опубликовано 22 Июн 2017 в 14:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.