Разворот России на Восток, которым так долго грозилась Москва в отместку санкциям Запада, похоже, отменяется. Последние данные показывают — торговые отношения с Китаем в прошлом году не только не углубились, но и резко сократились: импорт китайских товаров в январе сократился на 42,1% в годовом исчислении, а поставки российских товаров в Китай — на 28,7%. Но, конечно, дело не только в экономике. Россия и Китай — слишком разные. О том, как на самом деле выглядит Китай изнутри, Александру Литому рассказал Андрей Н., который уже больше 10 лет живет в КНР и преподает в местном университете.

Работать в китайском университете приятно. Китайцы по старинке уважают университетских работников, привечают, зовут в гости, поят, кормят. В Китае всегда ценилось образование. Наследственной аристократии не было, в люди выходил тот, кто сдавал экзамен на чиновника. У нас большие отпуска – два месяца зимой, два месяца летом. Нагрузка не жесткая – у меня в этом семестре, например, 12 академических часов в неделю.

Китайские тетки, лет по 70, в русской народной одежде исполняли «Калинку-малинку» -трэш, конечно.

На нашем факультете четыре преподавателя русского языка, кафедра создана недавно, её широко рекламируют в Китае. Идея у нас в том, что изучается не просто язык, но и культура, искусство, история России. Мы смотрим картины, фильмы, книжки студентам пока тяжело читать… Я стараюсь ставить с ними спектакли, мы учим песни.  У нас ещё есть отделение французского языка. Студенты оттуда в полосатых костюмах цветов французского флага исполняли «Les Champs-Elysées», наши – в арендованных на день русских нарядах – «Калинку-малинку» и прочее. Также специально для ректора пригласили ансамбль «Березку» – приехали престарелые китайские тетки, лет по 70, тоже в русской народной одежде, и исполняли ту же «Калинку-малинку». Трэш, конечно. Вообще, китайцы старшего возраста дико любят советскую культуру и советские песни.

Наш университет интересен тем, что он – чуть ли не первый частный вуз в Китае. Ректора нашего по-русски зовут Вася – у всех, кто учит русский язык, есть русское имя – ему 84 года. Он – сын репрессированных родителей, помещиков. С 14 лет жил на улице, но смог поступить в университет в Харбине, где было много русских специалистов, и относится к ним, к СССР, с диким пиететом. Он преподавал русский язык, но потом, когда грянула культурная революция, он 3 месяца сидел в тюрьме и 10 лет «перевоспитывался» в деревне. Вернулся, преподавал японский (так как отношения СССР и Китая были испорчены, русский преподавать было нельзя), вел образовательные программы на радио. Выйдя на пенсию, решил создать свой университет. Позвал много известных пожилых профессоров, вышедших на пенсию. В Китае жестко – исполнилось 60 лет, с госслужбы (в том числе из государственных вузов) увольняют. А люди еще хотят работать. По сравнению с госвузами у нас меньше бюрократии, больше свободы. В университете даже нет статуи Мао Цзэдуна, только Сунь Ятсена. Нашему декану тоже за 80, его зовут Володя. Он любит, чтобы его так называли. Те, кто учил русский в молодости, взяли эти уменьшительные имена и сохраняют их всю жизнь. До пяти лет он жил с русской няней, дочкой белого генерала. Отец его был генералом Гоминьдана, тоже был репрессирован.

В Москве эти люди принимают гомофобные законы, а в Китае – заказывают себе не только девочек, но и мальчиков.

К нам приезжали делегации по установлению русско-китайской дружбы между вузами, но это выглядело странно. Во всей делегации только один человек имел отношение к образованию, а с ним – таможенные начальники, сотрудники ФСИН, депутаты Госдумы. Это такая коррупционная схема – российский ректор оплачивает отдых депутатов, они лицензируют, прикрывают как-то его вуз, а в поездки с собой берут своих товарищей из разных ведомств. Общаясь с ними, я лучше узнал Россию. В Москве эти люди принимают гомофобные законы, а в Китае – заказывают себе не только девочек, но и мальчиков. Рассказывают, как классно быть депутатом: что в столовой Госдумы в чайниках водка вместо чая, у депутатов молодые красивые помощницы и оборудованные лежанки в подсобках кабинетов.

Такие персонажи Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Они на полном серьезе задавали вопросы: ого, сколько этажей в здании университета! Кого ваш ректор кинул, чтобы его построить? А кто вас крышует? Им не могло прийти в голову, что нет «крыши», что вуз построен на заработанные деньги. Отдых заграницей для них подразумевает проституток в первый же день – вроде как правило хорошего тона. Если кто откажется – на него будут косо смотреть. Интерес к достопримечательностям у таких туристов нулевой. Разве что ночью на катере покататься и попялиться на небоскребы.

В Китае считается, что студенты должны любить преподавателя. Мне в первые дни декан сказал: вас студенты уже полюбили, это хорошо, но плохо, что они вас ещё и немного боятся. Я спрашиваю – почему? Ну, вы не улыбаетесь, улыбайтесь побольше. В результате, студенты меня так полюбили, что днюют и ночуют у меня дома: едят, сидят в интернете, смотрят телевизор. Они выбирают, где будут справлять день рождения – у меня дома или у декана. У двадцатилетних студентов реально детский менталитет. На дне рождения просто едят тортик, не выпивая. Очень трогательно всё за преподавателем повторяют хором. Стараются, чтобы мне было весело: заставляют, например, играть с ними в пинг-понг, готовят для меня.

Есть один странный мальчик, который ходит за мной и норовит нести полы моего пальто. Он очень любит русское оружие, и хотел взять себе имя Катюша. Я сказал, что, если он решит продолжить обучение в России, то у нас его неправильно поймут, он долго думал, переживал, и предложил, чтобы его называли Винтовка Мосина. Я опять сказал, что это неидеальный вариант. В конце концов, он согласился на Мишу – в честь Калашникова.

Декан передал преподавательнице письмо в конверте, такого содержания: «Не смей давать им эти упражнения, потому что студенты будут плакать!»

Если студенты не любят преподавателя, они могут нажаловаться начальству и преподавателя уволят. С факультета французского языка хотели уволить преподавательницу, за то что она давала студентам свои задания и не слушала, какие задания студенты хотели бы получить. У нас преподавательница пыталась вразумить двух студентов, которые ничего не делали. Они наябедничали декану и передали ей от декана письмо в конверте, такого содержания:  «Не смей давать им эти упражнения, потому что студенты будут плакать!» Насколько я знаю, такие отношения студентов с преподавателями и в государственных вузах.

Дело тут не только в том что в нашем вузе студенты платят за обучение. Китайцы убеждены, что если студенты будут больше общаться с преподавателями, они лучше выучат предмет. Через общение, а не принуждение. Это, наверное, связно с китайской традицией коллективности во всем. Коллективность – одна из причин, почему коммунистическая идея в Китае так подзадержалась. К примеру, если русский встретит другого русского заграницей, он, вероятно, отвернется и отойдет в сторону. Китайцы бегут друг к другу навстречу, обнимаются. Повсюду очень много коллективных эмоций. Бывает, в кафе в Китае кто-то плачет, это перекидывается на соседние столики, кто-то смеется – то же самое.

Как-то я попал на китайский пляж, и это были самые страшные секунды в моей жизни. Кругом масса диких мест для купания, а на платный пляж набивается тысяча людей, плечом к плечу. Не потому что нет места, а просто людям нравится сгрудиться и слиться в единую массу. Вместе же весело. Они все с одинаковыми зонтиками, в одинаковых резиновых кругах, стоят по колено в воде в небольшом отгороженном лягушатнике.

Я оказался зажат толпой китайцев, увидевших белого голого человека… А китайцы русских зовут «маоцзы» – «поросшие шерстью». Они закричали: «Маоцзы!» Стали меня щипать, дергать, дети выдергивали у меня маленькие волоски. Я покрылся краской стыда, как огромная белая обезьяна в зоопарке и опрометью бросился прочь, разгребая руками тела.

Коллективность проявляется и на деловых переговорах. На переговоры в Китае приходит не 2-3 человека, которые в курсе дела, а десятки людей. Если мало людей приходит к вам на переговоры – это знак неуважения. По вузовским делам нам нужно было узнать у одних чиновников, признаются ли российские дипломы определенного образца. Чиновники позвали всех из своего отдела и из соседних организаций. В результате за столом сидело человек 70, с водкой, ничего обсудить не удалось. Я слышал от российских бизнесменов, что ну с седьмой поездки удается провести деловые переговоры – к этому моменту китайцам надоедают такие сборища.

В Китае вообще очень важно мнение людей о тебе, что о тебе говорят. Надо быть со всеми и как все, и все же чуть-чуть выделяться: чтобы была самая большая тачка, самый большой телевизор, самый огромный дом.

Китайцы бывают разные, конечно. Есть китайские националисты, которые на всех смотрят свысока. Есть телепередачи, где говорят, что нужно отказаться от гамбургеров, потому что есть какая-то китайская булочка. Или неважно, что американцы раньше китайцев полетели в космос, ведь несколько тысяч лет назад китайцы изобрели дельтаплан.

В России распространена странная идея, что китайцы якобы хотят заселить Сибирь. Это бред. Я ездил по БАМу, Транссибу. Там есть китайские торговцы, но никаких колоний китайцев там нет. Я не видел в Китае желающих жить в Сибири. Они боятся сложных перемещений в непонятные им суровые пространства. Ладно, они мне такое могли не говорить в глаза: но я нигде в Китае не читал никаких обсуждений захвата Сибири! Там холодно, не лучшие места для жизни. В самом Китае тоже есть неосвоенные районы такого плана. Китайцы любят жить в Китае, а ездить куда-то – чтобы заработать. Те, кто хочет эмигрировать, скорее уж выберут США или Канаду.

Я не видел китайцев, желающих захватить Россию, хотя многие нашу страну действительно любят. При этом, многие не любят Америку – я, конечно, опросов не проводил, но таковы эмпирические наблюдения. Многие говорят: «Классно, что мы дружим с Россией, мы вместе надаем Америке под зад». Они писают кипятком от сильного Путина, который один в состоянии насолить Обаме.

О Китае в России много вранья. Был характерный момент, когда все русские блогеры писали, что Путин опозорился, потому что он жене Си Цзиньпина накинул на плечи шаль, а в Китае нельзя трогать женщину. Якобы, это оскорбление, и все блогеры Китая в вейбо – это аналог твиттера – возмущаются. Это полный бред, он же не за задницу её схватил. Я смотрел вэйбо, там, наоборот, писали, как Путин замечательно поухаживал за ней, какой он «теплый» человек.

Или недавно Антон Носик писал: в России кризис, и в китайских блогах пишут «пусть голодная собака подыхает», «страна-агрессор должна умереть». Вероятно, такие блогеры есть, но это не выборка об отношении китайцев к России.

Есть молодые и старые китайцы, которые любят Россию. Старые – из ностальгических соображений. Пока СССР и Китай дружили, мы действительно много дали им в плане образования, помогали в войне с Японией, советские специалисты помогали строить заводы и железные дороги.

Среднее и младшее поколение любит Россию за противостояние Америке. Я видел в магазинах книги о Путине, которые стоят на полках не торцом, а обложкой. Свежий бестселлер: «Возвращение царя. Впечатляющая речь Путина». Многие хотят делать бизнес в России, и из этих соображений отдают детей учить русский язык.

При всей распространенности антиамериканизма, китайцы, конечно, любят не свою булочку, а американский гамбургер из «Макдоналдса». Apple, айфоны, большие машины, доллары… Уважают Америку за материальное благополучие. Детей посылают учиться в Америку. Такая любовь-ненависть.

Современная китайская культура во многом копировальная. Они копируют внешний вид, особо не разбираясь. Клубная культура: китайцы видели, что в Европе молодежь на дискотеках закидывается таблетками. Я наблюдал в одном клубе, как китайцы на полном серьезе закидывались не наркотиками, а аспирином. Я встречал людей с ирокезами, и выяснялось, что они вообще не знают, что такое панк, просто скопировали увиденное на фотке из журнала.

Построены целые города, которые копируют Париж, европейские и русские дворцы. Квартиры, правда, там не раскуплены, потому что очень дорого. Наверное, когда китайцы набиваются купаться тысячами по колено в воде, они тоже копируют европейцев из журнала. Сами-то китайцы не любят плавать в море – можно утонуть. Если и встречается редкий пловец, то плывет он вдоль берега. Китайцы гораздо больше любят бассейны.

Испокон веков целью даосского культа было достижение бессмертия, поэтому не принимается всё, что опасно, и сулит потерю жизни или сильные увечья. Например, долго в стране не были развиты смешанные единоборства.

Однажды я видел в горах китайцев в крутом альпинистском снаряжении, с профессиональными фотоаппаратами. Я удивился, потому как китайцы-то не любят альпинизм – это тоже опасно. Так и вышло: на гору залез я один, а китайцы зависли в ресторане у подножья горы. Они просто фотографировали друг друга на фоне гор в крутых костюмах.

Почему китайцев так тянет копировать? До 1979 года они голодали. У людей, которые не могли себе позволить больше чашки риса, в глазах замелькал доллар. С долларом пришла зависть, ненависть и, одновременно, уважение к странам, которые богаче. И они стали копировать то, что считали знаковым – от образа жизни до престижных предметов.

Цензура китайского интернета — это, по сути, вопрос в том, сколько ты готов тратить времени, чтобы обойти блокировки. Одно дело – 5-10 минут, другое, 2-3 часа. Раньше гугл не блокировался, сейчас – да. Нет фэйсбука, ютюба, твиттера. Это можно было обходить «Тором» или программой «Анкор шилд». Сейчас их рубят. Когда обходить блокировки стало трудоемко, я на это забил.

Могут прессануть за критику властей в интернете. У меня соседа напрягали просто за блог про городскую мэрию. Соцсети отслеживаются по ключевым словам. Была история: сын какого-то члена политбюро в Пекине сбил то ли на мазерати, то ли на феррари женщину. Слово «мазерати» начали блокировать, так что нельзя было ничего выяснить, тем более объединиться в группу с другими возмутившимися по этому поводу.

От коммунизма тут только недорогая медицина и пенсии для работников госструктур. По-моему, квартиру нельзя купить официально – ты берешь как бы в аренду на 90 лет. Такое лицемерие, конечно…

А так, как в СССР – государственный капитализм, всем правит партия. Хотя есть своего рода и зачатки демократии – ротация и выборы внутри компартии, конкуренция между разными кланами, поколениями, зачастую не подковерная, а достаточно открытая… Так как людей в партии много, то и получается, что большая часть общества в это вовлечена.

Раньше звучала такая идея: что до строительства коммунизма нужно обогатиться, поэтому они откатились назад к обогащению, а потом снова возьмутся за коммунизм. Но, мне кажется, это развод.

В быту отношения между людьми построены на долге и материальном расчете. Ты что-то сделал кому-то, и тебе должны сделать в ответ. В ресторанах не каждый платит за себя, а один – за всех, но в следующий раз платит другой. Со временем очередь дойдет до каждого.

Все мои попытки с кем-то просто так дружить заканчивались идеей мне что-нибудь продать.

Я редко видел китайцев, которые любят «бесцельно проводить время» как мы: например, болтать и пить пиво с друзьями. Если уж не работаешь и пьешь, нужно играть на деньги. В гостях китайцы играют в карты, маджонг. Все мои попытки с кем-то просто так дружить заканчивались идеей мне что-нибудь продать. Я познакомился с детским писателем, он подарил мне свою книжку. Это человек, сам выучивший русский язык, поклонник Толстого и Достоевского. Потом оказалось, что у него есть магазин футболок, и общение свелось к тому, что я должен покупать эти футболки. Когда выяснилось, что мне они не нужны, наша дружба быстро иссякла.

Был знакомый художник. Его жена позвала меня в гости. Я удивился – в Китае редко зовут в гости. Она выставила все его картины, наклеила на них ценники – нужно было что-то купить. Притом, что она знала, я не коллекционер, не галерист.

Еще я общался с музыкантом. Наученный горьким опытом, я даже покупал музыку в его магазинчике. Боялся потерять последнего друга… Но пока мы слушали музыку, вместе пили чай. И он пытался втюхать мне дико дорогой чай, хотя у меня и так весь дом завален чаем.

Помня свое юношеское увлечение даосской философией, как-то я зашел в храм. Мужик из храма выдал мне визитку, что он директор храма. Говорил, как классно, что я пришел, у него есть идея забабахать новый храм, и ему нужен инвестор. Раз я белый, то очень богат. Мы можем скинуться и выстроить огромный новый храм. Он изложил мне это минут за пять знакомства.

Он стал объяснять мне, что он просветлен: к нему по ночам приходит бог. Мужик хотел построить гостиницу, а бог сказал ему, что лучше храм – на гостинице много бабла не зашибешь. Туристический сезон только четыре месяца в году, а в храме верующие каждый день покупают специальные палочки. И меня, белого инвестора, ему тоже бог послал.

Или еще случай. У меня был знакомый директор парка по культурному развитию в предгорьях Тибета, буддист. Я у него снимал домик, мы сблизились. Мы неделю говорили о философии. Постепенно разговор иссяк, и он тоже захотел во что-нибудь поиграть. Я ни во что играть не умел, и он решил, что раз я русский, мы можем сыграть в «кто больше выпьет». Мы выпили весь его бар, потом я угощал его в кафе. На третий день пьянства я понял, что деньги заканчиваются, нужно уезжать. Он поехал на работу. Тут жена выкатывает шестизначный счет, не только за комнату, но и за всё совместно выпитое за эти дни. Может сложиться впечатление, что так случалось со мной, потому что я иностранец. Но я видел, что люди общаются точно так же и друг с другом, просто не буду приводить примеры из чужой жизни. В университете такого уже нет, там мы как бы все уже в одной упряжке.

На тему пьянства – один из мифов, что в России пьют больше всех. Внешне Китай напоминает Россию начала 90-х: на улицах ларьки, всюду можно пить и курить, круглосуточно продается алкоголь… Часто говорят, что в России всё плохо, потому что русские – пропойцы. Огромное количество китайцев – чудовищные пьяницы, но у них почему-то всё развивается.

Обед у нас в университете с 11 до 14 часов. В это же время происходят партсобрания, и преподаватели на них частенько напиваются.

Ещё один миф – китайцы очень трудолюбивы. Обед у нас в университете с 11 до 14 часов. В это же время происходят партсобрания, и преподаватели на них частенько напиваются. Чиновники на всех встречах должны бесконечно пить. Прозвище секретаря парторганизации в городе-миллионнике неподалеку – «Первый стаканчик». У нас в университете тоже главный пьяница – секретарь парторганизации. Когда пьют – встают, обходят всех по кругу, чокаются. Отказаться от выпивки невозможно: постоянно наливают, тост за того, тост за этого. Говоришь – у меня подагра, а тебе – да у меня самого подагра, всё равно надо.

Конечно же, на этих бесконечных выпивонах от полноты чувств я просился в партию. Мне говорили: да-да, возьмем. Но до сих пор не приняли. Просился лишь отчасти в шутку, но отчасти и искренне: как левак, в какой-то степени я симпатизирую изначальным идеям китайской компартии. Но они либо уверены, что я шучу, либо действительно иностранцам нельзя.

Бывает и более серьезный формат партсобраний: кто-то пересказывает, например, тезисы последнего выступления Си Цзиньпина. Тогда собираются в большом конференц-зале, не пьют и слушают несколько часовой занудный пересказ.

У нас – частный университет, с партией у нас нестрого. Наш декан – член карликовой демократической партии, которая официально разрешена. Не знаю, сколько человек там состоит: это партия научных работников. Она абсолютно ни на что не влияет. По-моему, в Китае разрешены 7 или 8 микропартий. Декан художественного факультета говорит, что он – анархист. Видимо, у нас нетипичный китайский вуз.

На смену коммунистическому идеалу возродились средневековые культы. Даосизм в виде суеверий, ритуалов и культа по достижению бессмертия. Недавно в одной провинции расстреляли старичка, важного бизнесмена и депутата. Он поверил в даосскую легенду, что если обладать 100 девственницами, можно достичь бессмертия. Поймали его на 37 девочке. Якобы он не маньяк, не педофил – просто поверил, а сам процесс его вовсе не увлекал. Только его расстреляли, в соседней провинции обнаружился такой же старичок. Где-то этих девочек воровали, где-то покупали.

Другой обычай – свадьба духов. Если умирает неженатый отпрыск, чтобы ему не было одиноко в загробном мире, его нужно женить на трупе. Выкапывается гроб умершей девушки, рядом ставится два гроба, кладутся венки, их фотографируют и хоронят уже вместе. Гробы с женщинами взлетели в цене, их продавали за 12 тысяч юаней, 2,5 тысячи долларов, это очень дорого для Китая. В результате, стали исчезать просто девушки. Это не сразу заметили. В стране много «бесхозных» девушек. Считается, что лучше иметь в семье сына, и девочку при рождении могут выбросить. По улицам бродят проститутки, слабоумные. Оказалась, что предприимчивые банды убивают и продают этих девушек на свадьбы духов. Это дешевле, чем покупать труп с кладбища.

В супермаркетах продаются жертвенные деньги, которые нужно сжигать и отправлять родственникам в мир духов. Мир духов один в один похож на наш мир. Туда отправляются не только бумажные деньги, но и бумажные макеты домов, яхты, машин. Умельцы это делают за большие деньги: это маленькие модели, с маленькими стиральными, посудомоечными машинами, холодильниками…

Вообще, внешне китайцы – обычные современные люди с айфонами и айпадами. Но то что скрывается в их головах – иногда этого лучше не знать.

http://theins.ru/obshestvo/3762