События последних месяцев неожиданно погрузили нас в атмосферу 1941 года, позволяя лучше понять мотивы людей той эпохи. Созерцание кадров, на которых запечатлено озверелое фашистское быдло в Одессе, дает весьма четкое понимание, почему большинство наших предков предпочли воевать «за тирана Сталина» против «освободителя Гитлера». Против этого не зазорно объединиться даже со Сталиным. Как сделали, кстати, и лидеры западных демократий (в отличие от нынешнего Обамы и руководителей ЕС, которые, демонстративно «не заметив» одесскую бойню, дали убийцам карт-бланш на следующие преступления). Отец, переживший оккупацию ребенком, не любит рассказывать о войне, но однажды очень четко обрисовал суть нацизма, как он ее понял на личном опыте: «Они нас за людей не считали». Именно этот симптом бросается в глаза у бандеровцев и их российских симпатизантов: «ватников, колорадов можно с радостью убивать, это не люди».

Неожиданно, последние события полностью закрыли тему «русского фашизма». Прежде всего потому, что те националисты, которые открыто позиционировали себя как «нацисты», либо как симпатизанты Гитлера и Власова, практически в полном составе преобразились в яростных защитников бандерложества (имеются в виду лидеры и идеологи, а не рядовые заблудшие овцы). Демонстративно культивируемый «русский фашизм» на поверку оказался маскировочным прикрытием для украинского национализма. Любопытно, что главные критики и разоблачители «русского фашизма» из либерального лагеря тоже почти поголовно откочевали в лагерь защитников Украины. Получается, что весь многолетний спектакль «русского фашизма» и «борьбы с ним» перед нами разыгрывали две группы украинских шпионов. И причем тут русские?

Впрочем, если вдуматься в это сочетание слов - «русский фашизм», то становится ясно, что его перетекание в укронацизм не является чем-то случайным или привходящим. «Русский фашизм» по самой своей сути не может являться ничем иным, кроме одержимого украинского национализма. Очевидно, идеальный «русский фашист» - это человек, который вычеркнул из своей русскости все, что противоречит фашизму, не вписывается в него. Пушкин, Достоевский, русская классическая культура слишком гуманны, не вписываются в фашизм? Значит, к черту Пушкина и русскую культуру. Заменим их на придурка Шевченко. Русский язык слишком возвышен и велик, чтобы позволить своему носителю комфортно быть зверем? Значит, к черту русский язык, заменим его на тупую деревенскую тарабарщину.

Та же логика применяется к традициям русской государственности, к русской истории, к русской ментальности и т.п. В итоге русский, вычистив из себя все, что не вписывается в фашизм, неизбежно превращается в укронациста. Так что метаморфоза Широпаева и других подобных личностей – вполне закономерна. Эти люди не делали никаких «кульбитов», как многим показалось со стороны. Они последовательно и бескомпромиссно шли по дороге «русского фашизма». И эта дорога совершенно естественным образом сделала их «профессиональными украинцами».

Что, похоже на парадокс? Как так может быть, что «фашизация» представителя одной нации превращает его в нациста другой нации? Очень просто: ведь эта вторая нация изначально так и задумывалась, как отрицание всего русского, навязываемое природным русским людям. Причем навязывание было насильственным, фашистским, что наложило на эту нацию неизгладимый отпечаток принятия фашизма как нормы, как повседневности. Другими словами, «одержимые украинцы» изначально задумывались социальными инженерами как «нация русских фашистов». Хотите бороться с «русским фашизмом»? Вот, у вас под боком целая страна, где «русские фашисты» находятся у власти, где они хозяйничают, уничтожают нормальных русских.

Никакого иного «русского фашизма», помимо украинского свидомитства, нет и быть не может, даже в теории. Если какой-нибудь русский кажется вам похожим на «русского фашиста», но при этом не кричит «Слава Украине! Бандере слава!», то значит, вы просто ошиблись. Извинитесь перед ним.

О принципиальной несовместимости русского культурного кода с нацизмом/«фашизмом» хорошо написал Астеррот:

«В чём "русская идея", если серьёзно? В том, что самый захудалый человечишко - тоже человек, и есть в нём искра Божия. Вот, когда эта идея исчезает (в виде рафинированного и актуального дискурса) и дискредитируется (местными социал-дарвинистами и гностиками), тогда и распадается Россия. Россия невозможна, нежизнеспособна без гуманизма. Агрессивный национализм и фашизм, в какие бы "русские" одежды они не рядились, самоубийственны. И вовсе не потому, что Россия - многонациональная страна (хотя Большая Россия - в границах СССР или РИ, в некотором смысле, такова, если не понимать "национальность" в контексте "государства-нации"). А потому что социал-дарвинизм конфликтует с внутренним устройством "русской идеи", перечёркивает всё русское наследие. Чтобы "сменить культурный код", потребовалось бы жёстко зачищать аутентичных носителей старого кода на протяжении многих поколений, сжигать книги Достоевского и Пушкина, отбирать детей у родителей и растить манкуртами. Более чудовищной антиутопии помыслить трудно».

На ту же тему – недавний текст Олега Неменского (далее – обширное цитирование):

«После событий "Кровавой пятницы" 2 мая в Одессе стала особенно заметна психологическая пропасть между двумя сторонами конфликта, которые принялись обсуждать произошедшее. У одних зрелище сожжённых в Доме профсоюзов тел вызвало бурное злорадство, даже ликование, а другие в ужасе задают вопрос: как же можно радоваться смерти, гибели людей, да ещё и своих соотечественников? Это же бесчеловечно! Гражданское противостояние на Украине – это конфликт в первую очередь межкультурный. "Украинцы" и "русские" в этом конфликте – не разные этносы, а разные позиции, разные мировоззрения. Теми или другими становятся сейчас не по паспорту и даже не по языку. Это хорошо чувствуют некоторые украинские комментаторы: для них нет "гражданской войны" – это конфликт не внутри одной нации, а между чужими друг для друга сообществами. Одно из них – "сознательно украинское", а другое… ну, какое-то другое. Они называют его "москальским", и стремятся искоренить, уничтожить.

...Для "сознательно украинской" стороны нет и не может быть милости к сожжённым заживо оппонентам – они просто лишаются человеческого статуса и права на сострадание. Что у молодёжи в Интернете, что у солидной публики гостей в студии программы Савика Шустера радость от убийства десятков человек в Одессе одинакова. Голосов с той стороны, призывающих к иному отношению к трагедии, нет либо почти нет. Даже траур объявлен не по ним, а по погибшим солдатам в Донбассе. Значит, дело не в ребячестве, не в чьей-то конкретной глупости. Дело в самом украинстве.

…В сознании свидомого идёт война всегда, и не на жизнь, а на смерть. Война именно с русскими, с русскостью. …А вот русские отказываются называть противостоящих им "украинцами". Для них это неприемлемо. Так сложилось в нашей культуре, что русские вообще не воюют с народами, они воюют со злом. А зло для русского человека не может ассоциироваться с целым народом. Поэтому русские готовы воевать не с украинцами, а с фашистами. И вот это для русского человека даже моральный долг.

Фашизм для русских ассоциируется с бесчеловечностью. Это что-то совсем иное, чем политическое учение. Это вообще не про "корпоративное государство". Так получилось, что фашистами у нас в своё время назвали напавших на страну нацистов, а что такое нацизм – большинство семей знает не из книжек, а по своему родовому опыту. В самом общем смысле, фашизм для русских – это что-то принципиально недопустимое. То, чего быть не должно. Что надлежит искоренять всеми силами, иначе будет ужас и погибель. И слово "фашист" часто употребляется как ругательство – когда человек хочет выразить наивысшую степень неприятия.

Фашизм осознаётся как идеология "античеловеческая". Это очень важный момент. Русские, хотя и прошли через официальный атеизм, и в наши дни не очень-то воцерковлённый народ, а всё же имеют в своей культуре мощные христианские основания. По своей этике это сейчас, наверное, один из самых христианских народов, что проявляется и в общем отвержении новых, откровенно антихристианских "западных ценностей". А христианство подарило нам понятие о человечестве – как о цельной, родственной и равной внутри себя общности. Для русских все нравственные понятия должны иметь общечеловеческий характер, быть всеобщими независимо от делений этнонациональных, политических, расовых, конфессиональных и прочих.

Так вот "фашизм" в современной русской культуре – это именно отрицание человечества, то есть общечеловеческого взгляда на вещи. Согласно с этим понятием для "фашиста" нет единого человечества, а есть люди, недолюди и нелюди. …Такой "фашизм", то есть отрицание общей человечности, оправдывает любую жестокость в отношении к недолюдям. Для фашиста нет моральных преград перед уничтожением и мучением иных существ, если это целесообразно. Русские запомнили эту немыслимую бесчеловечность. И теперь нередко сильную жестокость называют "фашизмом". Это то мировоззрение, которое радикально противоречит русскому сознанию.

...Украинство предполагает дерусификацию, то есть вывод человека из понятий русской культуры. Если почитать комментарии "свидомых" украинцев по событиям в Одессе, то утверждение: "их не жалко – они не люди" проходит в них рефреном. Так, украинская идеология основана на той самой форме мысли, которую русские называют "фашизмом", и которую считают принципиально недопустимой.

…И бесчеловечная жестокость, проявляемая украинскими активистами, это ярко подтверждает. Русские знают: отказ другим людям в человеческом статусе автоматически лишает человечности самого отказывающего. И он начинает проявлять жестокость, природой не предполагаемую. Задохнувшихся сторонников федерализации, выпадавших из окон Дома профсоюзов, на земле старались добить, потому что главная цель – физически уничтожить. А сбитого лётчика в Славянске спасают и лечат – потому что он уже вышел из боя, и теперь он просто человек, к которому и относиться надо по-человечески. Это радикальное различие культур, и Украина теперь разделяется именно между ними.

Раскол на Украине сейчас не языковой и не политический. Он пролегает между теми, для кого ещё актуальны понятия русской культуры, и теми, кто находится в ином мировоззренческом поле. Между теми, для кого важнее всего общая человечность – и теми, для кого её нет: есть только "украинцы" и "москали" как вечные противники. Для русского война – это ситуация. Для свидомого украинца – это вся жизнь. Украинская идентичность дана в борьбе с противоположностью – с русскими, и без этой борьбы она не существует. Если ты жалеешь сгоревшего "колорада" – значит, ты не сознательный украинец. Получается – не совсем украинец. А то и гляди – москаль!»

http://kornev.livejournal.com/420689.html