О гражданской войне в Испании у нас относительно неплохо известно в аспекте участия в ней СССР на стороне республиканцев. На самом деле эта война стала неким «филиалом» нашей гражданской, поскольку русские воевали на Пиренеях с обеих сторон. Более того, некоторые историки считают, что именно русские эмигранты, служившие в испанском иностранном легионе в Марокко, подвигли Франко на восстание против республиканцев, действия которых очень сильно напоминали то, что делали красные в России. После начала восстания Российский общевоинский союз (РОВС), штаб-квартира которого находилась в Париже, организовал дополнительную переброску добровольцев в армию Франко.

Далеко не все эмигранты, впрочем, поддерживали это мероприятие. Например, известный историк А. Керсновский считал, что «иностранные националисты – будь то испанские белогвардейцы, французские», немецкие наци и итальянские фашисты – такие же враги для нас, русских эмигрантов и нашей Родины, как и преследуемые ими коммунисты». Он также писал, что в 1917–1920 годах испанские офицеры отнюдь не считали своим долгом умирать за русское «Белое дело»: почему же теперь русские должны считать своим долгом умирать за дело Франко? Но и ненависть к коммунистам среди эмигрантов была сильна. Генерал Скородумов опубликовал ответ Керсновскому, в котором отметил, что, действительно, иностранцы нам не союзники и нет никакого смысла убиваться за них как за своих. Но, с другой стороны, нельзя упускать ни одного шанса ударить по коммунистам:

«Главное, бить и не дать опомниться! Где высунется красная морда, там и трах по морде!»

Впрочем, разговоров было больше, чем дела. РОВС не смог как следует организовать переброску добровольцев в Испанию; препятствия этому чинила и французская полиция, поскольку официальный Париж больше симпатизировал республиканцам.

В составе армии Франко воевали более 100 русских добровольцев, из них погибли более 30. Из-за малочисленности не удалось сформировать отдельную русскую часть (хотя распоряжение о ее формировании отдал сам Франко), поэтому белые воевали в составе батальона испанских монархистов. Многие из выживших остались потом в Испании, несколько человек затем воевали против СССР в составе испанской «Голубой дивизии», которую Франко отправил на помощь Гитлеру.

Советский Союз направил в Испанию значительно больше людей. Только советников в армии республиканцев было не менее 600. Они работали на всех уровнях, от Генштаба до отдельных частей и соединений. Здесь побывали будущий главком ВМФ Кузнецов, будущие маршалы Мерецков и Малиновский. Кроме того, непосредственное участие в боевых действиях принимали около 2 тыс. советских военнослужащих, в том числе 800 летчиков и 350 танкистов. Они внесли решающий вклад в то, что испанские красные продержались целых три года. Они получили ценнейший опыт войны против будущих противников – немцев и итальянцев. К сожалению, этот опыт был использован весьма неэффективно, поскольку многие советские военнослужащие, возвращаясь из Испании, сразу становились жертвами сталинских репрессий.

Кроме того, республиканцами из СССР было получено огромное количество техники и вооружения: 648 самолетов, 347 танков, 60 бронеавтомобилей, 1186 орудий, 340 минометов, 15 тыс. пулеметов, почти полмиллиона винтовок, 4 торпедных катера, 14 катеров-охотников, огромное количество боеприпасов и топлива.

Советские летчики воевали на новейших тогда бомбардировщиках СБ, истребителях И-15 и И-16. СБ, способный благодаря высокой скорости уходить даже от истребителей, скоростной и маневренный И-16 и не очень быстрый, зато исключительно маневренный И-15 поначалу обеспечили республиканцам значительное превосходство в воздухе и наносили огромные потери противнику на земле. Так, в марте 1937 года СБ под прикрытием И-16 разгромили с воздуха итальянский экспедиционный корпус, сорвав его наступление на Гвадалахару.

Однако уже зимой 1936-1937 годов франкисты начали получать из Германии истребители «Мессершмитт» Bf109, а затем бомбардировщики «Хейнкель-111». Это сразу резко усложнило жизнь республиканским летчикам, хотя до конца войны они сражались с постоянно усиливающимся противником более или менее на равных. В кабинах советских самолетов сидели не только советские, но и, разумеется, испанские республиканские летчики, а также тогдашние «воины-интернационалисты», съехавшиеся на борьбу с фашизмом со всего мира. В итоге среди асов (то есть сбивших более пяти самолетов противника), летавших на И-16, оказались даже двое американцев. Впрочем, успехи советских летчиков в разы превосходили победы представителей всех остальных стран вместе взятых. Предположительно, на советских самолетах было сбито более 300 самолетов противника, причем на долю наших летчиков приходится не менее трех четвертей всех этих побед. Правда, современные исследователи признают, что учет потерь и побед сторон в этой войне был крайне условным и имеет массу очень значительных расхождений для разных источников. Поэтому крайне сложно судить о том, кто кого и сколько сбил.

По некоторым данным, выдающегося успеха добились советские летчики 6 марта 1938 года. В ночь на 6 марта во время морского боя получил повреждения один из лучших кораблей флота франкистов – тяжелый крейсер «Балеарес», вступивший в строй всего год назад. Две эскадрильи бомбардировщиков СБ, пилотируемых советскими летчиками, последовательно атаковали крейсер, после чего он затонул в результате попаданий нескольких бомб. Если события развивались именно таким образом, «Балеарес» является крупнейшим боевым кораблем, потопленным советскими флотом и авиацией за всю их историю. Правда, по данным иностранных источников, «Балеарес» затонул еще до начала налетов, а СБ атаковали однотипный с ним крейсер «Канарис», который получил лишь незначительные повреждения. Установить истину теперь уже вряд ли возможно. Зато совершенно точно известно, что 26 мая 1937 года группа СБ с советскими летчиками нанесла серьезные повреждения немецкому карманному линкору «Дойчланд» (позже переименован в «Лютцов»), на нем погиб 31 человек. В годы Великой Отечественной нашим летчикам и не снились подобные успехи в борьбе с немецким флотом.

Интересно, что по окончании войны 19 СБ и 22 И-16 стали трофеями франкистов и были включены в состав ВВС Испании. Первые летали до 1950-го, вторые – до 1953 года.

Еще более эффективным было применение советских танков Т-26 и БТ-5, имевших абсолютное превосходство над немецкими пулеметными танками Т-1 и итальянскими танкетками. Так, 1-я бронетанковая бригада республиканцев была на 100% укомплектована советской техникой (Т-26) и на 60% – советскими танкистами. В марте 1938 года имел место случай, когда один БТ-5 был окружен пятью Т-1, подбил один из них из пушки, а другой разбил тараном, после чего остальные разбежались, бросив свою пехоту. Годом ранее два Т-26 с испанскими экипажами за один день подбили 25 итальянских танкеток «Ансальдо». Советские танки очень эффективно давили пехоту и кавалерию противника, захватывали и удерживали города. Главным недостатком советских танков была их крайняя малочисленность (как было сказано выше, всего 347 штук, из них 50 БТ-5, остальные – Т-26). Таким количеством машин выиграть войну было затруднительно, тем более что имелись значительные потери от противотанковой артиллерии противника и от износа материальной части. К концу войны уцелело не более 70 танков, которые, как и самолеты, затем использовали уже франкисты.

Сталкивались ли в бою на Пиренеях русские красные с русскими белыми – точно неизвестно. За исключением, пожалуй, одного эпизода. В сентябре 1937 года бомбардировщик франкистов, пилотируемый русским белым летчиком Всеволодом Марченко, был сбит республиканским истребителем И-15, которым управлял русский красный летчик Иван Еременко (на этой войне он получил два ордена Боевого Красного знамени и звание Героя Советского Союза). Выпрыгнувший с парашютом Марченко погиб в перестрелке с испанскими красными, которые пытались взять его в плен. По требованию советских летчиков, узнавших, что Марченко русский, его похоронили на городском кладбище, однако позже гроб был выкопан местными жителями и зарыт вне кладбища. Испанская классовая ненависть столкнулась с солидарностью русских, воевавших по разные стороны фронта.

Впрочем, воевали русские красные и русские белые и по одну сторону линии фронта. В составе интербригад сражалось, по разным данным, от нескольких десятков до тысячи русских эмигрантов, включая генералов и полковников, занимавших в республиканской армии достаточно высокие командные должности. В частности, сын известного эсера-террориста Бориса Савинкова был у республиканцев капитаном. Были сформированы отдельные национальные части, например украинская рота имени Тараса Шевченко. Большая часть «покрасневших белых» стремилась таким образом заслужить право на возвращение в СССР (активной участницей движения за возвращение была, например, Вера Гучкова, дочь бывшего министра Временного правительства). Заслужили ли они это право, и если да, то какова была их судьба на Родине, история умалчивает. Впрочем, очень значительная их часть умерла еще в Испании.

Всего в Испании погибли и пропали без вести 189 советских военнослужащих (в основном летчиков). Потери белых русских (в том числе сражавшихся за красных) до сих пор неизвестны.

http://rusplt.ru/policy/russpain.html