До самого последнего момента меня не покидала надежда, что чудо всё же произойдёт. Что найдётся хоть один украинствующий, который заметит выставленное мной "зеркало", и сможет развернуть дискуссию именно в этом направлении. И тем самым - меня же и опровергнет. Каждый раз, когда в почте я замечал знакомое имя неглупого украинца, я думал - вот наконец-то. Сейчас Пан Баклажан, или Валетов, в конце концов, потреплет меня дружески по плечу, и с заговорщицким прищуром посмеётся: "А что, Артём, неплохо ты упоротых с нашей стороны приложил! Следует признать, хватает и у нас дебилов, позорящих украинскую нацию своими откровенно расистскими высказываниями, тех, что носятся как дурни с торбой с монголо-кацапами, генетическим русским рабством, и прочей такой же чушью. Но ведь это пена, это всё же единицы и откровенно маргинальное меньшинство! Зачем же так широко обобщать? Да, пародия у тебя неплохая, но ты явно перебарщиваешь с распространённостью подобных воззрений в украинском дискурсе. На самом-то деле всё совсем не так..." - ну, и т.д.

Увы, чуда не случилось. Более того, украинствующие, которые зашли на приманку, не нашли ничего лучшего, чем в очередной раз послужить иллюстрацией высказанных в тексте тезисов. И всё, что ими было сказано, оказалось не более чем развёрнутым изложением концепта "сам дурак". Тот же Валетов хотя бы постарался быть корректным, откладывая свою кучку - и на том, как говорится, спасибо. Все прочие дружно ринулись рассказывать про "да это вы сами, русские, рабы - вот хоть Леусенко почитайте, что ли". То есть украинствующие не высказали даже попытки договороспособности. Они оказались неспособны даже на намёк на самоиронию и критическое восприятие действительности.

Мою прошлую заметку ув. kornev определил как "окончательный вердикт" украинству. Но на самом деле окончательный вердикт вынесли сами украинствующие - своей собственной реакцией на статью. И сами же себе и вынесли приговор - безнадёжны. Какая может быть самоирония в тоталитарной модели мышления? Конечно, никакой. Только звериная серьёзность. Любая попытка взглянуть на себя со стороны (а самоирония это именно оно и есть) чревата катастрофическим обвалом химерного, искусственного мировоззрения, основанного на только и исключительно пропагандистских шаблонах. Выдерни из конструкции хоть один из таковых - и всё - и сама конструкция окажется нежизнеспособной, нагромождением глупости на гадости, а гадости на подлости. Несомненно, в подобном виде никакая саморефлексия невозможна в принципе.

Взять то же "зеркало". Признав его наличие, украинствующим неизбежно пришлось бы признать и глупость собственных построений. Если объявление целого народа носителем рабской психологии есть перебор, то что же тогда есть рассуждения о генетической, наследственной предрасположенности к рабству другого народа - русского? Если культурно-идеологический аспект в этом смысле является неприличным и неполиткорректным, то как тогда определить концепт, который высказывают украинствующие - евгенический, по сути расистского характера - как не дикостью и варварством? Да и историческую обусловленность обеих радикальных точек зрения ведь тоже придётся сличать. И тут - упс - внезапно оказывается, что "троллинг" Лобова имеет под собой куда больше обоснований, чем абсолютно всерьёз высказываемые украинствующими расистские бредни о русских - бредни, под которые ими же перекраивается признанная история (иллюстраций в комментариях - масса). А если бредни признать бреднями, то на чём тогда вообще базируется украинская русофобия? Да ни на чём - она повисает в воздухе, и выглядит глупыми инфантильными обидами уровня песочницы.

Это пятилетний ребёнок, пересказывая мультфильм, может рассказывать о том, что "девочка сначала была человеком, а потом попала на необитаемый остров, и стала индейцем". Взрослому человеку за такой "пересказ" в приличном обществе будет канделябром. Поэтому украинствующие и вынуждены существовать в этом самом детском максимализме, не отступая от догм ни на йоту - шаг-влево-шаг-вправо-расстрел. Даже хуже расстрела - крушение сформированной картины мира. Отсюда и детская же, утробная, звериная серьёзность в отстаивании собственной мифологии, какой бы ущербной она ни была.

Ну, а звериная серьёзность известно чем продолжается - звериной же жестокостью. Которую украинствующие за прошедшие полгода выказали вполне: отрезая головы, обливая людей водой на морозе, сжигая, ставя людей на колени, обстреливая города с мирными жителями. И при этом РАДУЯСЬ происходящему - на пару "самок колорадов" в мире меньше стало - счастье-то какое!

При этом кого они убивают и чьей смерти они радуются? Русских? - что в парадигме их мышления было бы хотя бы логично? - отнюдь. Убивают украинствующие и радуются смертям - своих же соотечественников. Таких же украинцев, как и они сами, но "дефективных", не разделяющих их собственную мифологию на все сто. "Схидняков" - украинцев, "испорченных" русскими. Украинствующим одного этого оказывается достаточно для оправдания и даже поощрения убийств. Ну, а уж как повод для обвинений в "предательстве" - так и тем более.

Подобных, кстати, после переезда в Россию я лично выслушал массу. Сказать, что меня это как-то трогает - не скажу - реагировать на сумасшедших глупо. А украинствующие это и есть сошедшие с ума. Только не в силу природных причин, сумасшествие тут культурно-идеологического плана. И на это можно смотреть лишь с огромной скорбью, жалея несчастных, ибо не ведают, что творят. Собственно, и не они это, а тот паразитический "организм", который присосался к носителю, и диктует ему, что делать и что говорить - как в известном романе Хайнлайна инопланетные твари порабощали землян, присасываясь к их позвоночникам. И что страшнее всего, точно как в этом романе, убить тварей возможно лишь с самими носителями, увы. Отличие лишь в том, что тварей этих сейчас две разновидности. И в Украине воюют именно что юпитерианцы с выходцами с Плутона - две химерных идеологии - а отнюдь не сами украинцы.

Одно из самых популярных обвинений в мой адрес - "пока жил в Украине, пел ей осанны, а сейчас грязью поливает". О каком-либо понимании реальности я в этом случае не стану говорить. Просто уточню - ТОЙ Украине, что была, я и сейчас готов петь осанны. Это моя Родина, я и любил, и люблю, и буду продолжать любить эту страну. И да, она мне нравилась гораздо больше России. Там мне было жить куда комфортнее и приятнее, нежели здесь - во многих и многих смыслах. И многие же российские реалии меня бесят сегодня ничуть не меньше, чем бесили вчера. И подо всем, что было мной сказано раньше, я вполне готов подписаться и сегодня тоже. Одна беда - ТОЙ Украины уже нет. Во что бы Украина в результате всей этой бойни не превратилась, это в любом случае будет нечто совершенно иное. Чужое. То, что я принять не смогу никак. А потому и всё, что было сказано раньше, к сегодняшнему уродству не имеет никакого отношения.

МОЮ страну уничтожили. МОЙ народ превратили в стадо. МОЁ прошлое и мою жизнь у меня отняли. И возвращаться мне - попросту некуда. Мой дом сожгли - придётся строить новый. Этот новый дом может быть во сто крат краше прежнего, но разве это значит, что прежний дом был плох? Или разве это значит, что нужно было продолжать жить в обгоревших руинах?

И да, пока я жил в ТОЙ Украине - я считал себя украинцем. Тем, во что украинцы превратились сегодня - нет, этой мерзостью я быть не согласен. Причём, не важно, украинцем с какой стороны - с "тру" украинской, или со стороны "колорадской". Мне равно омерзительны обе разновидности сумасшествия. Хотя "тру" несомненно омерзительнее - "наши" хоть до откровенного людоедства не опускаются, - всё же "испорченность" русскими даёт себя знать. Да и присутствие русских добровольцев и кадровых военных из России вносит свои коррективы - "анти-украинцам" не дают разгуляться, и проявить себя во всей людоедской красе.

Кстати, раз уж об этом зашла речь. Да, война в Украине именно что внутриукраинская. Внешнее влияние внешним влиянием, но факт остаётся фактом - режут друг друга две разновидности фанатиков. Какие бы интересы не преследовали русские, участвуя в этих событиях, какие бы мозговые тараканы ими не двигали при этом - Русский Мир, Новороссия, Собирание Земель Русских, Другая Россия (без многонационалочки и коллективного путина), Мир Социальной Справедливости (военная республика без олигархов), и т.д. - всё равно они при этом играют в чужие игры, и участвуют в чужих разборках. Их мотивы могут вызывать уважение, могут раздражать или быть ненавистны, но всё это не важно - это чужая для русских война. Украинцы сами занялись собственным уничтожением, сами погрязли в химерах, и сами уничтожили свою страну - ту страну, которую я так любил, и которой уже никогда не будет. А то, что их годами и десятилетиями к этому толкали... Так всех толкают. Всегда есть кто-то, кому тебя интересно убить или использовать. А вот случится это или нет - это уже твой вопрос, вопрос твоего собственного выживания.

В связи с чем изо всего произошедшего я лично вынес один очень тяжёлый урок - урок личной ответственности. Ещё совсем недавно одно это выражение не вызывало у меня ничего, кроме скептической усмешки - мол, что мы, маленькие, и наше копошение пред сильными мира сего, есть такое. И лишь сейчас мне, потерявшему страну и прошлое, становится понятно, насколько эта позиция была ущербной и безответственной. Мы, украинская интеллигенция, многие годы закрывали глаза на опасные тенденции, считая это необходимым атрибутом национальной лояльности. Ослеплённые тем хорошим, что давала нам украинская независимость, мы отказывались замечать её порочную изнанку и угрозы, таящиеся в ней. И лишь когда изнанка стала основной реальностью, мы спохватились, ужаснулись и "прозрели" - осознав, что это в том числе и наша вина. В том, что молчали. В том, что соглашались с "перегибами" - мол, да, перегибы, но это ведь насущная необходимость, даже если это и неправильно. В том, что отрицали реальность - в угоду сиюминутному ментальному комфорту.

Мы морщились от переписывания истории, но терпели - так надо, Украине нужно позиционировать себя в мире как отдельную реальность.

Мы кривились от языковой нетерпимости, но соглашались - так будет лучше, язык это инструмент нацбилдинга, и инструмент чрезвычайно эффективный, а потому грех им не пользоваться для утверждения независимости.

Нас передёргивало от нарочитой русофобии, утверждаемой в качестве официальной идеологии, но мы и тут не возражали - да, от России нужно дистанцироваться, чтобы не раствориться в культурном и идеологическом смысле, чтобы сохранить свою политическую и государственную автономию, чтобы не быть поглощёнными большим и сильным соседом.

Нас раздражало заигрывание с США, мы прекрасно понимали опасности таких игр в подбрюшье Европы, у нас были живые примеры последствий таких игр, в виде Грузии и Польши, но мы и тут скрепя сердце признавали правильность выбранного курса - ибо это всё-таки шанс прорваться через европейское равнодушие, может хоть так нас начнут воспринимать всерьёз, и хотя бы через шантаж получится заставить считаться с Украиной как реальной силой, и вдруг да и получится избежать на этом пути повторения ошибок соседей.

И в результате это мы - позволили произойти тому, что произошло.

С одной стороны, этническим русским, таким как я, в этом смысле оказалось проще - нам было куда отступать. Тем, кто изначально отвергал свою русскость - в любых смыслах слова - отступать нынче некуда, они оказались вынуждены принять последствия произошедших трансформаций, надеть новые маски, и поддерживать уже новые мерзости, и новые ошибки. Собственно, им и деваться-то некуда, раз уж они сами поучаствовали в том, чтобы довести ситуацию до её сегодняшнего состояния и оказаться её заложниками. Но с другой стороны нам, украинским русским, многократно сложнее. Мы стоим перед обязанностью выучить полученный урок и сделать очень тяжёлые выводы. Признать, что и от нас тоже зависело многое и многое. И что личная ответственность это не повод для смеха, а насущная необходимость. И что если мы, потеряв одну страну, и будучи вынуждены уехать в Россию, и здесь тоже будем продолжать молчать и соглашаться - то мы когда-нибудь потеряем и Россию тоже - и отсюда нам бежать будет уже некуда. Поэтому свои горькие уроки мы должны не только выучить сами, но и передать другим тоже. Наш опыт позора от соглашательства не должен пропасть втуне, и если мы видим опасные тенденции здесь, то мы не имеем права об этом молчать, какая бы отрицательная реакция теперь уже российского общества на эти наши усилия не последовала.

А она будет в массе своей несомненно отрицательной - россияне сейчас настолько же глухи и слепы к внутренним угрозам, как были в своё время слепы и глухи мы. И любая попытка показать изнанку реальности будет вызывать у них вполне понятную ответную агрессию. Но и поддаваться этому прессингу мы не имеем права - как минимум из чувства благодарности новой Родине, принявшей нас. Той самой благодарности, в отсутствии которой нас за наши же усилия и будут обвинять - считая, что мы обязаны слиться с окружающим фоном, и не отсвечивать. Мы может и рады бы, но - у нас этой счастливой возможности уже нет. Мы попросту вынуждены будем говорить чрезвычайно неприятные российскому уху вещи. Просто чтобы знать, что наша совесть чиста, и что мы хотя бы здесь и сейчас сделали всё что могли, дабы не повторить своих же вчерашних ошибок. Потому что нам слишком больно дался этот наш опыт, чтобы мы могли его игнорировать. Нам слишком дорогой ценой далось понимание того, что и от нас тоже что-то зависит - хотя бы в том смысле, чтобы самого себя ощущать не подонком, но человеком.

Да, несомненно заговорят не все, и не сразу - но ведь и нас таких немало. Кто-то просто не осознает произошедшего, и так и будет винить кого угодно, кроме самого себя - это вполне естественная реакция, и её можно извинить. Кто-то сломается под ответным прессингом, и вскоре замолчит - и это тоже более чем понятно. Кто-то перед прессингом устоит, но озлобится - увы, это явно будет один из самых вероятных сценариев. Но это наш крест, в том или ином виде его обязан пронести каждый из нас. Как будут в моём случае - не знаю. И загадывать не стану тоже - время покажет, "тварь я дрожащая" или человек. Пока что у меня стадия "выдыхания" - успокоиться, обжиться, остановиться, задуматься. Которая будет выражаться в продолжении "Записок переселенца" - наверняка их будет ещё немало. (Со временем сейчас не слишком, поэтому обновления вряд ли будут слишком частыми, но - будут обязательно.)

* * *
Эпилог обычно расставляет всё по своим местам. Перечитав текст выше, я понимаю, что эпилог вышел очень плохим и сумбурным, и так ничего никуда и не расставил. Но тут уже есть как есть. Мне необходимо было это сформулировать - для себя самого - и тем самым поставить жирную точку в конце своей прошлой жизни. Украины в ней больше не будет - и это факт. И в этом журнале Украины не будет тоже - эпилог на то и эпилог, чтобы заканчивать самую длинную книгу. Да, возможно время от времени я и не смогу удержаться от реплики по тому или иному поводу - зарекаться тут дело бессмысленное, себя не запрограммируешь. Но в целом этот журнал после "выдыхания" будет совсем о другом - хочется мне этого или нет.

Долги нужно возвращать. А я сейчас чувствую себя чрезвычайно должным. И себе самому. И всем тем прекрасным людям, которых я встретил за последнее время. Да и просто... судьбе, что ли. Которая хоть и пакостница из редких, но - дала мне шанс понять в этой жизни чуть больше, чем я был способен понять в принципе.

Комментарий 1:

Помню, как однажды Людмила Улицкая назвала мои взгляды «антиинтеллигентскими».

Несколько месяцев спустя Татьяна Толстая корила меня за то, что я «презираю интеллигенцию».

Насколько я понимаю, Людмила Евгеньевна и Татьяна Никитична относятся друг к другу сложно — а тут, надо же, сошлись.

На самом деле, к интеллигенции я отношусь с огромным почтением — но, к сожалению, этот класс русских людей сумев пережить даже Советскую власть, не смог пережить 90-е и «нулевые». Частью интеллигенция была деморализована и развращена, частью маргинализирована, а оставшиеся в прямом смысле слова - вымерли.

За интеллигенцию себя выдают теперь те, кого мы любовно называем «прогрессивной общественностью». Сами себя они именуют «либералами».

А теперь послушайте, что писал Юрий Олеша про интеллигенцию: «У нас есть специальность — интеллигент. Это тот, который сомневается, страдает, раздваивается, берёт на себя вину, раскаивается и знает в точности, что такое подвиг...»

Здесь — внимание. Тот класс людей, что мнит себя сегодня интеллигенцией и те, кого совместно считают интеллигенцией Т.Н. Толстая и Л.Е. Улицкая:

а) не сомневаются в своей правоте;

б) не страдают в том смысле о котором говорил Олеша;

в) не раздваиваются, а последовательно отстаивают исключительно собственную правоту;

г) никогда не берут на себя вину;

д) никогда не раскаиваются — даже в тех вещах, в которых виноваты самым очевидным образом;

е) и, наконец, если представления о подвиге, скажем А.П. Чехова (будет война — поеду врачом на войну) не вступали в противоречия с представлениями о подвиге в народе — то нынешние представления о подвиге в среде «интеллигенции» в самом лучшем случае могут вызвать в народе удивление.

Путать либеральных интеллектуалов (и либеральных антиинтелектуалов) с русским интеллигентом — очень серьёзная и грубая ошибка.

У Татьяны Никитичны Толстой хороший вкус.

Если она подойдёт к зеркалу и серьёзно объявит: «Я русский интеллигент!» - она первая захохочет в своей замечательной манере. До слёз нахохочется, и потом будет долго приговаривать негромко, смахивая счастливую слезу: «...ох, ты, Господи... угораздит же такое сказать... ох...»

Это действительно смешно.

(Теперь по очереди подводите к зеркалу всю либеральную рать и заставляйте их громко произносить эту фразу: «Я русский интеллигент!» Всякий раз можно хохотать до колик. Удар может хватить от смеха. Даже не будем перечислять эти фамилии, уже смешно).

Комментарий 2:

Прокомментирую.
Правда, комментарий будет жестким.
При всей симпатии к автору и, соответственно, желании смягчить.

Прочитав предлагаемый текст, я сперва, по свежему впечатлению, собирался было коротко отписаться в том смысле, что-де материал исповедальный, щемяще тоскливый, вызывающий даже ассоциации с "Pożegnanie ojczyzny" графа Огиньского, только без вселяющих надежду звонких обертонов, - и застрял. Просто не смоглось. Все, казалось бы, на месте: и нотки неподдельно исповедальные, и автор, судя по всему, хороший, талантливый мужик, и вообще всё при всём, но...

"Изо всего произошедшего я лично вынес  очень тяжёлый урок - урок личной ответственности. Совсем недавно это выражение не вызывало у меня ничего, кроме скептической усмешки... И лишь сейчас мне, потерявшему страну и прошлое, становится понятно, насколько эта позиция была ущербной и безответственной.

Мы, украинская интеллигенция, многие годы закрывали глаза на опасные тенденции, считая это необходимым атрибутом национальной лояльности. Ослеплённые тем хорошим, что давала нам украинская независимость, мы отказывались замечать её порочную изнанку и угрозы, таящиеся в ней. И лишь когда изнанка стала основой реальности, мы спохватились, ужаснулись и "прозрели" - осознав, что это в том числе и наша вина. В том, что молчали. В том, что соглашались с "перегибами" - мол, да, перегибы, но ведь насущная необходимость, даже если это и неправильно. В том, что отрицали реальность - в угоду сиюминутному ментальному комфорту.

Мы морщились от переписывания истории, но терпели - так надо, Украине нужно позиционировать себя в мире как отдельную реальность.

Мы кривились от языковой нетерпимости, но соглашались - так будет лучше, язык это инструмент нацбилдинга, и инструмент чрезвычайно эффективный, а потому грех им не пользоваться для утверждения независимости.

Нас передёргивало от нарочитой русофобии, утверждаемой в качестве официальной идеологии, но мы и тут не возражали - да, от России нужно дистанцироваться, чтобы не раствориться в культурном и идеологическом смысле, чтобы сохранить свою политическую и государственную автономию, чтобы не быть поглощёнными большим и сильным соседом.

Нас раздражало заигрывание с США, мы прекрасно понимали опасности таких игр в подбрюшье Европы, у нас были живые примеры последствий таких игр, в виде Грузии и Польши, но мы и тут скрепя сердце признавали правильность выбранного курса - ибо это всё-таки шанс прорваться через европейское равнодушие, может хоть так нас начнут воспринимать всерьёз, и хотя бы через шантаж получится заставить считаться с Украиной как реальной силой, и вдруг да и получится избежать на этом пути повторения ошибок соседей.

И в результате это мы - позволили произойти тому, что произошло..."

То есть, - понимаете? - "они, украинская интеллигенция"
почти четверть века

"закрывали глаза",

"отказывались замечать",

"соглашались с перегибами", как с "насущной необходимостью, даже если это неправильно",

"отрицали реальность в угоду сиюминутному ментальному комфорту",

"морщились от переписывания истории, но терпели", ибо "Украине нужно позиционировать себя в мире как отдельную реальность",

"кривились от языковой нетерпимости, но соглашались - так будет лучше",

"дергались от нарочитой русофобии, утверждаемой в качестве официальной идеологии, но и тут не возражали - да, от России нужно дистанцироваться",

"раздражались заигрыванием с США,  прекрасно понимали опасности таких игр, но  и тут скрепя сердце признавали правильность выбранного курса",

а в результате, "позволив произойти тому, что произошло", они же, - "готовые и сейчас петь осанны ТОЙ Украине", в которой сознательно способствовали вскармливанию Зверя, - сдриснули в Россию, где жить далеко "не так комфортно и приятно". Просто потому, что "ТОЙ Украины уже нет", а на руинах, возникших не без их участия, жить неприятно и дискомфортно. Вот было бы приятно и комфортно, продолжали бы скакать, славя Бандеру, а так - не-а. В таком варианте они уже "не украинцы" и теперь их дом - Россия.

Что интересно, теперь "они, украинская интеллигенция", каются. Выносят "окончательный вердикт украинству", кокетливо излагая про "урок  личной ответственности".Но несмотря на все это, желания заколоть в их честь упитанного тельца не возникает. Ибо насчет "долги нужно возвращать" сказано много, но вот про вернуться домой (автор как раз из донецких "русскоязычных"), взять автомат (возраст позволяет) или хотя бы лопату и отдать Донбассу должок, разумеется,  речи нет.

Они не быдло.
Они посидят в Саратове, уча граждан России, как жить.
А их долгое, подлое молчание оплатят кровью другие, не такие тонкие и душевно ранимые.

Нет.
Никаких полонезов.
Граф Михал Клеофас, по крайней мере, бился до конца, сперва в Сейме, затем на поле боя, и ушел с остатками дивизии за Вислу, утопив расстрелявшие весь боезапас орудия. А тут...

И ничего больше.
И говорить не о чем.

http://loboff.livejournal.com/482363.html

http://prilepin.livejournal.com/185872.html

http://putnik1.livejournal.com/3548355.html