На сайте «Голоса России» опубликована статья из «Красноярской газеты» «Докопаться до правды, или Кто и зачем переписывает историю».

Анализ 187 школьных учебников, издаваемых в странах СНГ, показал, что, за исключением Белоруссии и Армении в школах преподается националистическая история, основанная на мифах об автохтонности, о прародине, о лингвистической преемственности, о славных предках, о культуртрегерстве, об этнической однородности, о заклятом враге. В качестве врага используются образы России и русских. Образ врага закладывается в учебники даже для младших классов. Так, школьники 4-го класса школ Грузии изучают историю и географию страны в курсе «Родина». Параграф, посвященный Южной Осетии (по грузинской терминологии - Шида Картли), сводится к трем ключевым тезисам:

1. Шида Картли - родина ряда выдающихся деятелей грузинской культуры;

2. Осетины издавна живут «на грузинской земле в тесной дружбе и родстве с грузинами»;

3. В последние годы «коварный враг» посягнул на дружбу грузин и осетин и достиг своей цели. Два родственных народа с оружием в руках выступили друг против друга. Аналогичным образом построен параграф, описывающий Абхазию: «Враги сделали всё, чтобы посеять вражду между грузинским и абхазским народами с целью отторгнуть Абхазию от Грузии». "Коварный враг" ни разу не назван по имени, но можно ли сомневаться, кто здесь имеется в виду?

Обоснование древности национальной истории и автохтонности современной нации в школьных учебниках доходит до анекдотических размеров. Так, в азербайджанских учебниках предки азербайджанцев объявляются современниками шумеров. «Первые письменные свидетельства о племенах древнего Азербайджана даны в шумерских эпосах и клинописях». Среди предков кыргызского народа последовательно называются скифы, гунны и усуни. В эстонских учебниках можно встретить утверждение о предках современных эстонцев и формировании «эстонского народа» примерно пять тысяч лет назад.

Фантастической должна быть признана и украинская версия происхождения современной нации. В украинских учебниках излагается схема М.С. Грушевского, ключевым моментом которой является отрицание древнерусской народности и утверждение о параллельном существовании двух народностей: «украинско-русской» и «великорусской». По Грушевскому получается, что Киевская держава - государство «русско-украинской», а Владимиро-Суздальская – «великорусской» народностей. Киевский период истории «украино-русской народности» постепенно переходит в Галицко-Волынский, затем - в Литовско-Польский, а Владимиро-Суздальский период истории «великорусской народности» - Московский. Тем самым М.С. Грушевский пытается доказать, что вместо единой русской истории существуют две истории двух разных народностей: «История Украины-Руси» и «История Московии и Великороссии».

Внимание к древности национальной истории имеет очевидную проекцию на современность. Провозглашение древних азербайджанцев современниками шумеров призвано обосновать тезис: «Современная Армения возникла на территории древнего Западного Азербайджана». Карты учебника истории Грузии для 5-го класса призваны продемонстрировать, что в древности территория Грузии была намного больше нынешней. В качестве «исторических областей Грузии» на карте изображены территории, находящиеся в составе Азербайджана, России и Турции. Как они там оказались, школьники знают с 4-го класса - захватили враги.

Общей чертой школьных учебников новых национальных государств является представление контактов с русскими и Россией как источник проблем и неприятностей для предков. Так, первые исторические знакомства азербайджанцев с русскими описываются в учебниках как страшные бедствия: «Во время похода 914 г. славянские дружины месяцами беспрерывно грабили и разоряли населенные пункты на азербайджанских берегах Каспийского моря. Они учинили расправу над мирными жителями, угнали в плен женщин и детей». Авторы описывают изуверства, чинимые русскими, так, будто сами были этому свидетелями.

Первые контакты предков эстонцев с русскими описываются как грабительские набеги. России как государству с древности до наших дней приписывается агрессивность. Так, в латвийских изданиях само образование централизованного государства в России подается как негативный фактор для Латвии, так как оно имело «агрессивные устремления»: стремилось «добыть выход к Балтийскому морю». Перед учащимися развертывается картина ужасов: начиная с конца XV века, посылаемые московскими правителями войска неоднократно нападали на ливонские земли, грабили и угоняли в плен жителей. При этом лишь вскользь замечается, что войска Ливонского ордена «тоже совершали набеги на Русь». Ливонская война и в латвийских, и в эстонских учебниках трактуется как агрессия со стороны России.

Присоединение тех или иных территорий к России, как правило, оценивается негативно. Выгоды, получаемые народами в рамках большого государства, замалчиваются, акцент делается на утрате самостоятельности. Статус своих территорий в составе Российской империи учебники истории Азербайджана, Грузии, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Узбекистана оценивают как «колониальный» и соответственно квалифицируют русских как «колонизаторов».

Армянские авторы проявляют более взвешенный подход, отмечая прогрессивные для армянского народа стороны завоевания Россией Закавказья. Основным содержанием национальной истории в период нахождения в составе Российской империи оказывается национально-освободительная борьба. Так, в казахском учебнике истории написано: «Борьба казахского народа против российского колониализма длилась долго, охватив вторую половину XVIII в. до 90-х гг. ХХ в». Далее приводится десяток примеров борьбы казахского народа за независимость - восстания, волнения, национально-освободительные движения, выступления и проч.

Подавление восстания туркестанских мусульман 1916 г. в кыргызстанских учебниках оценивается как попытка уничтожения кыргызского народа: «Предпринятые царизмом меры по подавлению восстания вылились в массовое истребление кыргызского народа. Оказавшись перед угрозой геноцида, повстанцы стали поспешно перекочевывать в Китай». «От полного истребления кыргызов спасли лишь свержение русского царя и Октябрьская революция».

События революций 1917 г. и гражданской войны рассматриваются учебниками, как правило, сквозь всё ту же призму национально-освободительной борьбы. В ряде стран сам термин "гражданская война" не употребляется вообще. Современные учебники изображают большевиков либо русскими, либо марионетками в руках русских. В азербайджанской школе большевики изображаются союзниками армян. Само установление советской власти в Азербайджане, Грузии, Украине изображается как «агрессия», «интервенция», «оккупация».

«Советская Россия не удовлетворилась завоеванием Грузии и созданием подвластного ей оккупационного правительства, - пишут авторы одного из грузинских учебников, - теперь Москва приступила к осуществлению своего вероломного плана - разделению Грузии на автономные единицы. Абхазские и осетинские сепаратисты не замедлили воспользоваться антигрузинской политикой России».

Весь советский период истории учебники Азербайджана, Грузии, Казахстана, Узбекистана оценивают как «колониальный». «Азербайджан превратился в колонию Советской России, которая приступила здесь к реализации социально-экономических и политических мер, наиболее отвечающим её колониальным интересам». «Казахстан превращался в сырьевую базу страны, т.е. он был и оставался колонией». «Построенные за эти годы предприятия и Турксиб только увеличили объем вывозимых из республики сырьевых ресурсов».

Происхождение Второй мировой войны учебники Грузии, Латвии, Литвы, Молдовы, Украины и Эстонии связывают с «пактом МолотоваРиббентропа». Он оценивается как соглашение агрессоров о начале Второй мировой войны.

...Историю, как известно, пишут победители. Мы проиграли холодную войну/были преданы политэлитой в 1991-м и, естественно, что победитель начал переформатировать историю под себя. Вот мы и имеем то, что имеем, сказано, в частности, в публикации.

http://www.regnum.ru/news/polit/1610250.html