В ходе начавшегося 9 февраля визита в Египет Владимир Путин озвучил согласованную сторонами инициативу о переходе расчетов в торговле между странами на рубли и египетские фунты, минуя американский доллар.

Предполагается, что указанная мера позволит сохранить туристический поток из России в условиях прошедшей девальвации рубля. Еще одной сферой применения отечественной валюты станут расчеты по поставкам сжиженного газа в Египет. Об этом «Газпром» договорился с египетской государственной газовой компанией.

Как подчеркнул Владимир Путин, переход в торговле с Египтом на рубли открывает новые перспективы для инвестиционного взаимодействия между странами и снизит его зависимость от конъюнктуры на мировых рынках. Не секрет, что сегодня слабеющий рубль жизненно нуждается в расширении сферы хождения в международной торговле.

Наряду с Египтом российские власти достигли аналогичных договоренностей с целым рядом потенциальных контрагентов. Аргентина еще в сентябре предложила России перейти на рубль и песо. Что было бы весьма кстати, учитывая резко возросший объем импорта сельхозпродукции и продовольствия из этой страны. Вслед за Аргентиной совместно с Москвой укоротить «долларовый поводок» выразили желание Турция, Китай, Вьетнам и Северная Корея, которые будут принимать рубли при расчетах с российской стороной. Следует отметить, что найти общий монетарный язык со Стамбулом и Пекином Москве помогла переориентация энергетических потоков с Запада на Ближнюю Азию и Китай.

Помимо углеводородов, российская сторона может предложить нашим торговым партнерам (в частности, в рамках БРИКС, не говоря уже о странах ЕАЭС) расплачиваться рублями за поставки вооружений, строительство атомных реакторов и прочее.

По сути дела, последние переговорные успехи российской дипломатии в торговой сфере означают вызов долларовому миропорядку. Но насколько эти шаги могут быть эффективными?

Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов считает расширение сферы внешнеторгового оборота РФ в рублях консервативным решением проблемы.

– Наши власти идет по легкому пути. Они не занимаются устранением внутренних источников ослабления национальной валюты. А именно: снижением покупательной способности россиян, торгового оборота в самой России, катастрофическим падением спроса на рынке недвижимости. Вместо этого наши неолибералы пытаются найти внешние источники укрепления курса рубля.

«СП»: – Получается, условие необходимое, но недостаточное. Но последнее ведь не делает его само по себе неправильным или лишним.

– Я не имею ничего против этой инициативы. В конечном счете, это работает на поддержание устойчивости рубля за счет его обеспечения товарной массой и услугами. Но эта мера была очень актуальна два года назад. Сейчас ситуация изменилась. Если бы тогда нам удалось, хотя бы частично, перейти к торговле с другими странами за рубли (вместо пустых деклараций по этому поводу), то результаты могли быть совсем другими, нежели сегодня. Теперь, если наши партнеры решатся на переход в торговле за рубли, это будет означать падение рентабельности их бизнеса. Допустим, российские туристы заплатят рублями за предоставляемые им в Египте услуги. С учетом курсового провала нашей валюты, они (в пересчете на доллары или евро) заплатят меньше, чем те же немцы или поляки. Для египтян это, конечно, неприятно.

«СП»: – Но другой возможности сохранить российский сегмент своего туристического рынка у египтян нет. А это большой куш – около 50%.

– То, о чем пытается договориться Путин с Египтом, это фактически долларовая скидка для россиян. Для рубля этот маневр обеспечит дополнительную опору, поскольку он, таким образом, получает внешнеторговое обеспечение. В отношении Египта есть еще один плюс – эта страна закупает у нас зерно и могла бы расплачиваться рублями.

«СП»: – В данном случае слабый рубль это бонус для покупателя…

– Именно. Для нового египетского руководства продовольственное обеспечение очень важно. Поскольку страна еще не вышла из условий социально-политической нестабильности. Иметь пониженные цены на продовольствие - большой выигрыш.

«СП»: – Москва и Буэнос-Айрес договорились о наращивании импорта сельхозпродукции и продовольствия из Аргентины в Россию. Власти этой страны согласились перейти во взаимных расчетах на рубль и песо. Правда, это было еще в сентябре прошлого года, т.е. до обвала нашей валюты.

– Теперь можно только догадываться, как отреагируют аргентинские власти на новую курсовую конъюнктуру рубля. Я уже говорил, что сама по себе мера верная, но запоздалая.

Есть еще один «подводный камень». Проблема состоит в том, что рубль, скорее всего, продолжит свое падение.

«СП»: – На чем основано это предположение?

– Потому что внутренние механизмы экономического кризиса в России не остановлены. Правительство разбирается не с причинами, а с симптомами кризиса. Например, разрабатывает программу по борьбе с безработицей. Все это чистой воды декорация. Нужно перезапускать промышленность, чтобы она создавала новые рабочие места.

«СП»: – Не затормозит ли слабый рубль евразийскую интеграцию? Например, Александр Лукашенко уже заявил, что предпочел бы продавать белорусские товары в РФ за доллары.

– Естественно, глава Белоруссии прекрасно понимает, что нынешняя ситуация означает падение рентабельности национальных предприятий. А многие из них работают на грани рентабельности. С другой стороны, отказаться от поставок в Россию он тоже не может. В Европе белорусскую «молочку» и прочий пищепром никто не ждет. А у Москвы просто нет других возможностей. Вот наши власти и пытаются найти внешнюю опору для рубля, но быстро это сделать не получится.

Кстати говоря, у Египта, Турции и других наших партнеров по дедолларизации есть точно такие же «подводные камни». Нет никаких гарантий того, что их собственная валюта будет сохранять устойчивость. Вдобавок нет никакой страховки, которая бы компенсировала убытки по контрактам, если случится очередной курсовой провал (допустим, в Египте, в Турции или у нас).

«СП»: – Создаваемый банк БРИКС может выполнять функцию страховщика?

– Курс рубля на ММВБ - это реальный (рыночный) курс. А кросс-курсы валют банка БРИКС означают, что эта структура будет брать на себя определенные издержки по всем контрактам. Рано или поздно она «лопнет» от этих издержек. Получается, что банк БРИКС должен постоянно раздавать валюту, а взамен получать переоцененные национальные деньги.

«СП»: – Есть ли выход из этой ситуации?

– Только один – все имеющиеся противоречия можно разрешить только на внутреннем рынке. Грубо говоря, Россия должна начать процесс оздоровления изнутри. ЦБ за прошлый год потратил $90 млрд. резервов на укрепление рубля. Сейчас за несколько месяцев «улетят» еще $50, которые разрешено потратить на эти цели. Из этой же серии кампания по докапитализации банков. Понятно, что власти пытаются спасти финансовый сектор. При этом они не пытаются сделать главное – оздоровить экономику.

В капиталистической экономике кризис развивается следующим образом. Сначала кредит дорожает, происходит много банкротств. На фазе выхода из кризиса он дешевеет. Его получат те, кому удалось выжить в эпоху кризисной турбулентности. Эти бизнесмены берут дешевый кредит, перевооружают промышленное производство и выходят на рост. Наши же власти пытаются заменить процесс лечения имитацией выздоровления.

Финансовый аналитик Степан Демура скептически относится к начинанию российских властей.

– Не стоит продолжать перечислять наших потенциальных контрагентов, готовых торговать за рубли, лучше сразу посмотреть на объемы торгового оборота с ними. На рынке Forex дневной оборот составляет $5-6 трлн. А теперь посмотрите, каков наш оборот.

«СП»: – Вопрос спорный. В 2013 (досанкционном) году мы продали товаров и услуг на сумму $597 млрд. Одного оружия Россия продала за границу на рекордные $13,2 млрд. Вы приводите в пример общемировые масштабы, а это национальные. Кстати, если приплюсовать торговый оборот наших партнеров по ЕАЭС и БРИКС, цифра получится внушительная. И это не спекулятивный капитал как на Forex, а продукция реальной экономики.

– К сожалению, не все так благостно. Белоруссия и Казахстан уже не с таким оптимизмом смотрят на свое участие в ЕАЭС. Лукашенко, например, не очень радуют ограничения на поставку в Россию продукции белорусской мясомолочной промышленности, введенные по требованию Россельхознадзора. Сюда же относится запрет на транзит через территорию России грузов, следующих из РБ в третьи страны

«СП»: – Это побочный эффект санкционной войны с Западом – Москва вынуждена бороться с незаконным реэкспортом из стран, в отношении которых действуют ответные запретительные меры.

– Причины никого не интересуют, а вот последствия – да. К сожалению, произвести дедолларизацию и укрепить рубль не получится. Потому что есть закон о ЦБ, в котором черным по белому написано, что рубль обеспечен активами Центрального банка. Теперь вопрос: что находится в активах ЦБ? Правильно – американские государственные облигации.

«СП»: – Этот закон нельзя переписать и принять новый? Или это будет воспринято как покушение на основы госстрроя и т.д. и т.п.?

– Между прочим, Путин пытался это сделать, если не ошибаюсь, в 2002-2003 гг. Так вся Дума грудью встала на защиту казначейских обязательств США. Остается только догадываться, кто и как мотивировал депутатов на такой шаг. ЦБ до сих пор функционирует в роли обменного пункта.

«СП»: – Некоторые эксперты называют наш регулятор «филиалом ФРС США».

– Читатели «СП» даже могут спокойно вычислить фамилию «смотрящего». Достаточно ознакомиться с составом Совета директоров ЦБ до прихода Набиуллиной и после.

США обладают такой финансовой и военной мощью, что могут лоббировать свои интересы в любой точке мира.

Член комитета Госдумы по бюджету и налогам Евгений Федоров более оптимистично оценивает инициативу президента и правительства, однако также считает, что погоды она пока не сделает.

– Да, внешнеторговые расчеты в рублях способствуют стабильности и качеству валюты. Но это всего лишь проценты по отношению к обороту нашей валюты в самой России, где рубль составляет всего одну треть. А две три приходятся на доллар и евро. Это видно по иностранным заимствованиям.

«СП»: – Рост последних связан с завышенными процентными ставками внутри России?

– Мы об этом говорим уже много лет. Просто снижение ставок до европейского уровня, и приравнивание рубля к доллару внутри России, автоматически приведет к возрастанию оборота рубля в три раза.

«СП»: – Трудно заподозрить наши власти в наивности или некомпетентности. Почему же они не предпринимают меры, которые кажутся очевидными?

– Вокруг этого развернулась настоящая борьба. Владимир Путин в трех своих посланиях Федеральному Собранию требует снижать процентные ставки по кредитам. А МВФ требует их повышать. А недавно еще и Госдеп «одернул» Центральный банк, который снизил ключевую ставку с 17% до 15%. На самом деле это просто вопрос полномочий главы государства.

«СП»: – Что это за «священная корова» под названием ЦБ, которую не может трогать даже глава государства?

– Путин на съезде ФНПР сказал, что США хотели бы, чтобы Россия жила в состоянии «полуоккупации». На мой взгляд, это и есть «оккупация», когда институты государственной власти (ЦБ к ним относится) исполняют решения иностранных начальников, а не российских. Если приравнять рубль к доллару внутри страны, это будет означать, что потребуется заменить порядка $700 млрд. на 400 трлн. рублей, которые будут эмитированы в России. А в США вернутся пустые $700 млрд., которые им придется уничтожать, стерилизовать, списывать. Естественно, в Вашингтоне с этим категорически не согласны. Вот за это и идет борьба.

Этот процесс происходит во всем мире. Китай месяц назад снизил процентные ставки до 2,7%. А у него в свое время былт и 9%, и 15%, и 25%. Кроме того, китайские монетарные власти несколько дней назад снизили обязательные нормы резервирования для своих банков. Только благодаря этим решениям Пекин выводит из страны порядка $1 трлн. Вместо этого будет произведена эмиссия на сумму $1 трлн., но в юанях. Получается, КНР выполняет решение Путина о снижении процентных ставок, а в российской элите все еще идет борьба по этому поводу.

http://svpressa.ru/economy/article/112356/