На днях Москву посетил реальный американский элитарий. Не чиновник, не стареющая звезда шоу-бизнеса, а серьезный представитель американской элиты. У нас любят кричать про «жидомасонов», а визит человека, который будучи частным лицом делает ту самую теневую политику, как-то пропустили.

Джордж Фридман — основатель и руководитель частной спецслужбы Stratfor, являющиеся игроком в американской параполитике. Не аналитиком, не разведчиком, а именно игроком (субъектом), имеющим свой аналитический, разведывательной и иной ресурс. Stratfor вплотную вовлечена в украинский процесс. См., например, статью Джорджа Фридмана «Американская стратегия после Украины: от Эстонии до Азербайджана».

По итогам визита в Россию Фридман написал статью «Viewing Russia From the Inside» – http://www.stratfor.com/weekly/viewing-russia-inside

Перевод – http://www.business-gazeta.ru/article/121822/

Мы процитируем наиболее важную часть текста (это большая часть статьи Фридмана).

«Я считал, что именно экономические проблемы России будут занимать головы моих собеседников. Обвал рубля, понижение цен на нефть, общее замедление в экономике и эффект западных санкций — все это на Западе воспринимается как тяжелые удары по российской экономике. Однако вовсе не это было темой моих разговоров. Снижение рубля повлияло на планы поездок за границу, но общество только недавно начало ощущать настоящие последствия этих факторов, в особенности посредством инфляции.

Но была и другая причина, которую приводили для объяснения относительного спокойствия по поводу финансовой ситуации, и высказывалась она не только официальными, но также и частными лицами, а к этому следует отнестись очень серьезно. Русские указывали на то, что экономические неурядицы были нормой России, а процветание — исключением.

Русские ужасно страдали в 90-е годы во время президентства Бориса Ельцина, но так же было и при предыдущих правительствах, вплоть до царских. Несмотря на это, некоторые подчеркивали, что они выиграли войны, которые нужно было выиграть, и сумели прожить достойные жизни. Золотой век предыдущего десятилетия подходит к концу, этого ожидали, и это вполне можно вытерпеть. Официальные лица преподали эти слова в качестве предупреждения, и я не думаю, что они блефовали. Разговор вращался вокруг санкций, и мне пытались показать, что они не заставят Россию изменить свою политику в отношении Украины.

Сила русских — это способность вытерпеть то, что сломало бы другие нации. Также подчеркивалась склонность поддерживать правительство безотносительно его компетентности в том случае, если Россия ощущает угрозу. Поэтому, утверждали русские, никто не может ожидать, что санкции, какими бы жесткими они ни были, могли бы склонить Москву к сдаче. Вместо этого русские ответят своими собственными санкциями, которые хотя и не оговорены конкретно, но, как я предполагаю, охватят вложения западных компаний в Россию и сокращение сельскохозяйственного импорта из Европы. Однако разговоров о сокращении поставок природного газа в Европу не было.

Если ситуация действительно такова, то американцы и европейцы пребывают в собственных иллюзиях касательно санкционного эффекта. Вообще же, лично я слабо верю в пользу санкций. Однако русские позволили мне посмотреть на эту проблему и под другим углом. Санкции отражают болевой порог американцев и европейцев. Они созданы для того, чтобы вызывать боль, перед которой Запад не смог бы выстоять. Применительно к другим эффект может разниться.

Согласно моему пониманию, русские говорили об этом серьезно. Это бы объяснило, почему возросшие санкции, понижение цены на нефть, спад экономики и все остальное не привели к тому разрушению уверенности, которое можно было бы ожидать. Достоверные результаты социологических опросов показывают, что президент Владимир Путин до сих пор чрезвычайно популярен. Сохранится ли его популярность по мере усугубления кризиса и увеличения финансовых потерь элит — другой вопрос. Но для меня наиболее важным уроком, который я, вероятно, получил в России («вероятно» — очень важный термин), явилось то, что русские реагируют на экономическое давление не так, как на Западе, и что идея, ставшая популярной в одном из президентских слоганов — «Это экономика, глупый» — в России, возможно, работает не совсем так».

Оставим в стороне рассуждения Фридмана о том, что Россия всегда была нищей (вообще всегда: от Ельцина до Киевской Руси), и остановимся на конкретных суждениях главы Stratfor. Джордж Фридман заявляет, что:

1) Санкции не работают.

2) Одними только экономическими санкциями Россию в принципе не разрушить – русский народ живет чем-то большим, чем интересы желудка и мочевого пузыря.

3) Внешнее давление заставляет русский народ сплачиваться вокруг главы государства.

Спор о том, работают или не работают санкции – это острейшая дискуссия на Западе о том, нужно ли еще сильнее давить на Россию или не нужно, или, еще точнее, нужно ли воевать с Россией на полное наше уничтожение или не нужно. Поэтому когда западный политик говорит, что санкции работают отлично – то это, говоря сленгом ЖЖ-политологов «партия мира». А когда западный элитарий говорит, что санкции не работают – то это, «партия войны».

Но одних санкций мало, Фридман четко заявляет, что при помощи только лишь экономической войны и давления извне Россию не уничтожить. Нужны другие области ударов – не сводящиеся к интересам желудка и [внимание!] наносящиеся изнутри. Очевидно, что в условиях опоры всей российской государственности на историческое деяние в виде воссоединения Крыма с Россией, удар должен быть нанесен так, чтобы эту опору из-под государства выбить. Одним лишь #ХватитКормитьКрым тут много не наиграешь, а вот если... #ПутинСлилНовороссию, то игра складывается. Потому лозунг #ПутинСлилНовороссию – будет основой антигосударственнической пропаганды в патриотической среде.


«Касательно Украины, позиция была намного более жесткой. Среди русских господствует восприятие событий на Украине как возврат собственных земель России, а также негодование по поводу действий администрации Обамы, которые русские оценивают как пропагандистскую кампанию в попытке выставить Россию агрессором. Постоянно приводились два аргумента.

Первый: Крым был исторической частью России и, согласно договору, уже находился под влиянием Вооруженных сил России. Это было не вторжение, а лишь утверждение давно сложившейся реальности.

Второй: пылкая убежденность, что восточная Украина населена русскими, и, как и в других странах, этим русским должны дать большую степень автономии. Один из специалистов указывал на Канадскую модель и Квебек, чтобы показать, что Запад, обычно не имеющий проблем с признанием региональной автономии для этнически отличных регионов, в данном случае шокирован желанием русских осуществить становление формы регионализма, которая является обычным делом на Западе».

Фридман, говоря на языке «Русской Весны» и напрочь (!) изымая из нее ключевую тему войны с фашизмом, заявляет, что для России тема войны на Украине и Донбассе – важнее, чем экономика.

«Я стараюсь не углубляться в вопросы справедливости. Не потому, что я не верю, что это что-то меняет, но по той причине, что история редко решается согласно принципам морали».

Просто запомните эту цитату и приводите ее во всех случаях, когда американские пропагандисты будут реализовывать важнейшую (кроме шуток) компоненту внешней политики США – рассказывать вам про #ОниЖеДети и #ДемократияВОпасности.


«Я попытался донести стратегическую позицию Америки. Соединенные Штаты потратили последнее столетие, преследуя одну-единственную цель: избежать становления единого гегемона, способного использовать как западноевропейские технологии и капитал, так и российские природные и людские ресурсы. США вмешались в ход Первой мировой войны, дабы воспрепятствовать немецкой гегемонии, это же повторилось во Вторую мировую. Во времена холодной войны целью было не допустить гегемонии России. Стратегическая политика Соединенных Штатов была последовательной на протяжении всего века.

Соединенные Штаты были вынуждены бдительно следить за появлением любого гегемона. В этом случае страх перед возрождающейся Россией предстает неким воспоминанием о временах холодной войны, однако он не лишен оснований. Как некоторые указывали мне, экономическая слабость редко выливалась в слабость военную или политическую раздробленность.

В этом я согласился с ними и, в свою очередь, обратил их внимание на то, что именно это и является причиной обоснованного страха США перед Россией на Украине. Если России удастся вновь утвердить свою власть на Украине, что последует после этого? Россия располагает военной и политической мощью, которая могла бы начать распространяться в Европу. Исходя из этого со стороны США и, по крайней мере, некоторых европейских стран желание утвердить свою власть на Украине не выглядит иррациональным.

Когда я высказал этот аргумент перед очень высокопоставленным официальным лицом из министерства иностранных дел России, мой собеседник, по сути, сказал, что не имеет никакого понятия о том, что я пытаюсь сказать. В то время как я думаю, что он полностью понял геополитические императивы, направляющие Россию на Украине, вековые же императивы, направляющие США, показались ему слишком значительными для применения к украинской проблеме. Это не вопрос видения только своей стороны медали.

Скорее это означает, что для России Украина являет собой проблему непосредственную, а картина американской стратегии, которую я обрисовал, настолько абстрактна, что, как может показаться, не соединяется с непосредственной реальностью. Америка непроизвольно реагирует на то, что ей видится как российское влияние, однако сами русские думают, что они были далеки от наступательных действий и в реальности защищались. Для официальных лиц американские страхи перед русской гегемонией были слишком натянутыми, чтобы рассматривать их».

Все понятно? США во Второй мировой войне воевали не против фашизма, а против установления гегемонии одной страны в Европе. В холодной войне (она же Третья мировая) США воевали не против коммунизма, а против установления гегемонии одной страны в Европе. И сегодня США развязали холодную войну (она же Четвертая мировая) не ради спасения демократии на Украине, а против установления гегемонии одной страны в Европе (в данном случае специфика очевидна, так как даже вместе с Украиной Россия никак на гегемонию в Европе претендовать не могла бы, тут глубже все).

Российские же элитарии, со слов Фридмана, до сих пор этого не понимают и пребывают в мире иллюзий.


«На других встречах — с высшим составом Московского государственного института международных отношений — я попробовал избрать другой курс, пытаясь объяснить, что русские посрамили президента США Барака Обаму в Сирии. Обама не хотел атаковать, когда в Сирии был использован ядовитый газ, так как это было сложно с военной точки зрения, а также привело бы джихадистов к власти после смещения сирийского президента Башара аль-Асада. У США и России были одинаковые интересы, заявил я, и попытка России посрамить американского президента, выставив его отказ как сдачу перед Путиным, вызвала ответ США на Украине».

Фридман прямо заявляет, что война на Украине – это ответ США за их поражение в Сирии. Акцент у Фридмана смещен на Обаму, но, согласитесь, вряд ли кто-то будет спорить с тем, что речь идет о покушении на мировое господство США, а не о личности их президента. И здесь бы продолжить эту цепочку столкновений: Южная Осетия – Болотная – список Магнитского и закон Димы Яковлева – Сирия – Украина – ...


«Русские будут довольны некоторой степенью автономии для русских на землях восточной Украины. Какова будет эта степень — я не знаю. Им нужен существенный жест, чтобы защитить свои интересы и подтвердить свою значимость. Их аргумент о региональной автономии, существующей во многих странах, убедителен. Но в истории имеет значение сила, и Запад использует свою силу, чтобы жестко давить на Россию. Но, очевидно, нет ничего опаснее, чем раненый медведь. Лучшая альтернатива — убить его, однако история показала, что убить Россию нелегко».

Еще раз обратите внимание на то, что Фридман заявляет о том, что для России важна справедливость, но в истории имеет значение сила. И обладающий этой силой Запад жестко давит на Россию. Затем глава Stratfor прямым текстом говорит, что его целью (и наилучшим выходом для Запада) является убийство России.


«К моменту отъезда я сделал два вывода. Первый заключался в понимании, что Путин более защищен, чем я думал. В схеме событий, однако, это не имеет особого значения. Президенты приходят и уходят. Но это напоминание о том, что события, способные погубить западного лидера, российского могут оставить нетронутым».

Фридман заявляет, что «в схеме событий, однако Путин не имеет особого значения». То есть Запад воюет не только с Путиным, но и, прежде всего, с Россией. Безусловно, западная элита ненавидит Путина и хочет с ним расправиться (и лично, и как с важнейшим препятствием на пути к горлу нашей страны), но их стратегическая цель, если верить Фридману, – это убийство России.

«Второй — русские не планируют агрессивной кампании. И этим я более обеспокоен — не потому, что они хотят кого-то оккупировать, но потому, что нации часто не осознают, что может произойти в дальнейшем. И они могут отреагировать так, что это удивит даже их. Это и есть самое опасное относительно этой ситуации. Задуманные, «преднамеренные» события и реакции на них относительно привычны и неопасны. Опасны именно непредсказуемые, внезапные шаги вне привычной канвы развития событий.

В то же самое время мой прогноз, в общих чертах, остался неизменен. Чем бы ни хотела заниматься Россия, Украина остается для нее объектом фундаментальной стратегической важности. Даже если Восток получит некоторую автономию, Россия останется глубоко озабоченной отношением остальной Украины к Западу. Как бы ни было сложно понять это западному уму, но история России — это повесть о буферных зонах. Буферные государства спасают Россию от западных захватчиков. Россия хочет соглашения, которое как минимум закрепляет нейтралитет Украины.

Для Соединенных Штатов любая восходящая сила в Евразии запускает автоматический ответ, являющийся порождением вековой истории. Каким бы сложным ни было понимание этого для русских, но примерно полвека холодной войны сделали США гиперчувствительными к возможному пробуждению России. США потратили весь прошлый век, препятствуя объединению Европы под одной враждебной силой. То, что предполагает Россия и чего боится Америка — очень разные вещи.

Соединенным Штатам и Европе трудно понять опасения России. России особенно трудно понять опасения Америки. При этом опасения и тех и других реальны и обоснованы. И это не вопрос отсутствия взаимопонимания, но вопрос несовместимых императивов. Вся добрая воля в мире — и ее очень мало — не способна решить проблему двух значимых стран, которые вынуждены защищать свои интересы и, делая это, заставлять другую сторону чувствовать себя под угрозой. Я многое вынес из своего визита. Но не узнал, как можно решить эту проблему. По крайней мере, за исключением того, что каждый должен понимать страхи другого, даже если он не может их успокоить».

Фридман подробно описывает свои переживания по поводу того, что Россия не ведет агрессивную политику и не становится оккупантом (что для США вовсе не страшно), а ведет себя так, что... США не могут просчитать ее игру. А до тех пор, пока США не просчитали нашу игру, до тех пор пока мы являемся masters of the game (ломаем чужие правила игры и задаем свои – «внезапные шаги вне привычной канвы развития событий») мы опасны и возможно все.

И потому Фридман приехал в Россию. Он приехал понять, чтобы убить.

Комментарий:

Джордж Фридман, конечно очень умный мужик и Стратфор конечно очень влиятельная организация, которую кое-кто называет теневым ЦРУ, но никакой "элитой" он конечно не является. Зато он конечно является "послом" определенных элит, которые пришли к власти в США месяц тому назад в результате своего рода революции. И эти элиты, не желают кушать кашу, которую заварили те, кого они от власти отстранили. Вот они и прислали мистера Фридмана провести предварительный зондаж возможности урегулировать конфликт, и определить цену, которую им придется заплатить, в том случае, если урегулировать его не удастся и кашу, заваренную предшественниками, все таки придется варить дальше.

При этом мистер Фридман ничего в России не понял (судя по его высказываниям в этом посте. Я конечно сейчас пойду и прочитаю это в оригинале), и лично мне понятно, почему он ничего не понял. А автор поста понял его высказывания с точность до наоборот, и мне тоже понятно почему. Но самое грустное это то, что похоже в МИДе, или в АП, или с кем он там встречался его тоже поняли с точностью до наоборот. Бросаются из крайности в крайности, нимало не интересуясь адекватностью своих выводов. Выводы = это способ адекватно выразить эмоции, а не адекватно отразить реальность, данную нам в способе существования белковых тел и их ощущений.

Я в предыдущем посте упустил самое главное - объяснить, что именно не понимает мистер Джордж Фридман, и что именно в нем не понимаю его партнеры по переговорам в МИДе. Проблема в том, что иногда к какой-то мысли так привыкаешь, что перестаешь понимать, что другим людям она неизвестна. Джордж Фридман не понял самое главное - мотивацию русских. А это не геополитическая хрень, о которой он говорит, а нацизм хунты, о котором говорят его партнеры и те, кто воюют на Донбассе. А он все думает, что "нацизм хунты" это пропагандистская хрень предназначенная скрыть ту геополитику, которую он приписывает русским. Кстати эта его ошибка доказывает. что он говорил вполне искренне.

Американцы действительно не понимают, кто такой был Гитлер, причем все, кого я знаю. И никогда не понимали, даже в 50-е годы. А вот англичане понимают, но заключили сделку с дьяволом.

Впрочем начнем все по порядку.

Для дуалистического сознания американцев естественно желание принизить роль СССР в разгроме Гитлеровской Германии, так как это не укладывается в их концепцию "гоодгайз-бэдгайз" (то есть хорошие парни vs плохие парни) - если русские плохие парни, то почему они воевали вместе с хорошими парнями против плохого парня Гитлера? Кроме того они в процессе смены поколений все больше и больше склоняются к той точке зрения, что Гитлер был не так уж плох и зря на него их отцы и деды навешали множество обвинений, так же как Америка навешивает множество обвинений на тех, кого они бомбят сегодня, сейчас.

Поэтому те американцы, которые не склонны верить анти-сербской пропаганде, парадоксальным образом машут рукой, когда американские сербы рассказывают им о зверствах албанцев, когда те вместе с немцами изгоняли сербов из Косова во время Второй Мировой Войны.

Конечно к руководителю Стратфора это не должно относится, но, насколько я понимаю, трудно жить в обществе, которое массово исповедует те или иные заблуждения, и не позволить этим заблуждениям проникнуть в твой мозг и душу, даже если ты абсолютно точно знаешь, что эти заблуждения тобой же придуманная пропаганда. Особенно если эти заблуждения тобой же придуманная пропаганда.

Лично я особенно был шокирован, когда Принц Чарльз между делом, можно сказать случайно сравнил Путина с Гитлером. Уж ему то не положено поддаваться на пропаганду. Дело в том, что англичане, в отличии от американцев действительно сильно пострадали от нацистов и сражались с ними в почти в безнадежной ситуации. Более того мы все им когда-нибудь скажем спасибо за то, что они уже тогда в 40-х объявили Гитлеровскую Германию инфернальной силой, а войну с ней - Христианской, то есть Священной Войной. Но после войны что-то случилось, и во всех странах анти-Гитлеровской коалиции произошли про-нацистские перевороты. Причем покатилась эта волна именно из Англии, а не из Труменовской Америки.

Лично я думаю, что англичане, будучи полностью разоренными войной, почувствовав на своем горле железные пальцы американского бизнеса, заключили сделку с дьяволом и позволили деньгам Бормана, о которых так хорошо расказывается в "17 мгновениях весны", легализоваться в транснациональных корпорациях. Нет, конечно роль Трумена, Гарримана, Тиссена, Даллеса (см. 17 мгновений весны) и Прескотта Буша была очень велика и они действительно в какой-то момент сделали государственной политикой свою убежденность, что во Второй Мировой Войне США воевали нет на той стороне. Но против них выступила американская армия, которая воевала против нацистов в Западной Европе и своими глазами видела Дахау. И в 1952 году доктрина Трумена отправилась в небытие.

Особенно американским солдатам не понравилось то, что Трумен и Даллес создали в Дании армию из немецких солдат, которую хотели бросить против Советской Армии в Германии. Им был совершенно ясен исход этой битвы с учетом боевого опыта Советской Армии, а после мгновенного разгрома Квантунской армии и Корейской войны американским военным стало ясно, что, несмотря на некоторое количество атомных бомб, американская армия в случае чего не сможет даже остановить армию вторжения генерал-лейтенанта Олёшева. И Трумэн снял свою кандидатуру, а генерал Эйзенхауэр, став Президентом США, на какое-то время купировал ту часть Демократической партии, которая поддержала президента-демократа Трумена и сенатора-республиканца Маккарти - большого друга семьи Кеннеди. И вот тут-то в игру вступила Великобритания, напуганная до смерти Труменом, который за это время достаточно ясно показал во что он ценит "английский мир".

В течении нескольких лет по всему миру прокатилась волна расправ с людьми, который сыграли самую заметную роль в разгроме Гитлеровской Германии. Первым делом расправились с Тьюрингом, значение которого трудно переоценить, затем кавалер орденов Суворова и Кутузова генерал Брэдли был уволен с поста председателя Объединённого комитета начальников штабов США и вскоре ушел в отставку, вскоре кто-то сдал Бёрджесса - координатора Кэмбриджской пятерки (по отзыву Даллесса самой сильной разведывательной группы времен Второй Мировой Войны), в Израиле потопили "Алталену" и расправились с Иргуном, целиком состоящим из бывших узников концлагере, а в Польше начинается расправа со "сталинистом" Маршалом Совеского Союза Константином Рокоссовским.

Собственно и смерть Сталина следует рассматривать в этом ряду, так же как убийство Абакумова и Берия, так как Сталин конечно являлся главным антиподом Гитлера, а Абакумов и Берия создали самые эффективные разведку и особенно контрразведку, которые переиграли абвер и СД с разгромным счетом. К сожалению но после их смерти эти спецслужбы так и не смогли восстановить традиции советской разведки, что самым пагубным образом сказалось на дальнейшей судьбе Советского Союза.

Я конечно не хочу сказать, что Хрущев был агентом абвера, но катастрофические последствия расправ с командным составов РККА на Украине накануне войны, усугубленные его с Мехлисом вмешательством в управление Южной группы войск в 1941 году, скорее всего позволили сторонним силам оказывать на него давление после того как он стал Генеральным Секретарем, что несомненно способствовало например передаче Крыма Украине, особенно если учесть что Даллес примерно в это время становится во главе разведывательного сообщества, а с ОУН он начинает работать в 1948 году (операция "Аэродинамика").

Так что у Английской монархии есть свои скелеты в шкафу, в которых она боится признаться даже самой себе, и со временем это превратилось в когнитивный диссонанс (если не психоз) между воспоминанием о своем участии в "Священной войне", искренней ненавистью к Гитлеровской Германии и необходимостью сотрудничать с Аденауэром и его экономическим чудом, явно профинансированным не только планом Маршалла, но и деньгами Бормана.

Впрочем чему удивляться, если Израиль тоже примерно в это время согласился принять деньги Аденауэра в виде компенсации за "холокост". А англичане для того, чтобы окончательно похоронить эти скелеты прямо в шкафу, придумали тоталитаризм, позволивший им мысленно положить Нацизм и Сталинизм на одну полочку и придумать теорию, что все это делается во имя нового мирового порядка, без войн и кровавых революций, кроме цветных конечно. И с этой точки зрения Гитлер виноват в том, что он разрушил этот новый мировой порядок, который был создан после Первой Мировой Войны, а Путин сейчас действительно делает то же самое. А про Дахау они забыли и не имеют ввиду, что Путин собирается делать нечто подобное.

Просто они уже не помнят, кто такой Гитлер и говорят, что он фашист, а не нацист. Собственно именно в этом и и состоят причины путаницы между понятиями фашизм и нацизм, и если мы не можем их разъединить, то как мы можем это требовать это от принца Чарльза, который действительно большой интеллектуал и покровитель "Шекспировского театра". Кроме того он подписал предисловие к знаменитой книге "Секрет Шекспира", в которой все детально объяснено с точки зрения настоящего суфия о "Гамлете", "Буре", коллекции Ильина и киборгах в Донецком аэропорту.

http://friend.livejournal.com/1635232.html

http://abrod.livejournal.com/672616.html

http://abrod.livejournal.com/672877.html