После того, как Крым вернулся на российскую территорию, Соединенные Штаты стали оказывать давление на регулирующие органы Евросоюза, чтобы те ограничили доступ России к международной системе платежей SWIFT, объединяющей с 70-х годов 200 англосаксонских банков. В ответ Правительство Владимира Путина запустило альтернативную систему платежей, благодаря которой русские банки уже могут осуществлять операции между собой. Эта система, кстати говоря, вдохновила также Китай и остальные страны, входящие в БРИКС.

Однополярность Соединенных Штатов в мировой финансовой системе стремительно исчезает. В силу своей политической близорукости Вашингтон вынудил другие страны запустить инструменты финансового взаимодействия, при которых они отказываются от использования доллара. Аналогичная ситуация сложилась с многосторонними учреждениями, чья деятельность больше не регулируется правилами, установленными Министерством Финансов [1].

Дело в том, что, в конце концов, финансы и валюта использовались как инструмент внешней политики, то есть как механизмы всеобщего господства, которые стремятся подорвать как геополитических соперников (Россия), так и экономические державы, находящиеся на подъеме (Китай), не желающие мириться с североамериканским ярмом.

Столкнувшись с тем, что достичь свои стратегические цели дипломатическим путем невозможно, Соединенные Штаты ввязываются в финансовую войну с применением экономического эмбарго, замораживания банковских счетов политиков и предпринимателей и т.д.

В своем неприкрытом нарушении международного права Вашингтон наводит свою артиллерию на страны, которые, в соответствии с его концепцией, входят в так называемую «ось зла»: Северная Корея, Иран, Сирия, Судан и т.д. Его modus operandi состоит в том, чтобы задушить экономику данной страны и спровоцировать, таким образом, смену режима [2].

В настоящее время та же самая стратегия направлена против Правительства Владимира Путина. Дело в том, что после поддержанного на референдуме в марте 2014 года возвращения Республики Крым и города Севастополь на российскую территорию, Соединенные Штаты, Великобритания и Польша вынудили Евросоюз исключить Россию из Общества всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (англ.сокр.SWIFT) [3].

Основанная в 1973 году в городе Брюсселе (Бельгия) международная система коммуникаций SWIFT позволяет банкам осуществлять между собой электронные переводы. До её внедрения финансовые учреждения довольствовались связью через телекс и двусторонние телефонные системы.

В этом смысле система SWIFT является технологическим прогрессом первого уровня, поскольку она позволила как никогда масштабно ускорить международную торговлю и капиталовложение, равно как уменьшить расходы на операциях.

В настоящее время система SWIFT используется 10 500 банками –прежде всего США и Европы– в более чем 200 странах. В период своего апогея с начала 2015 года было обработано 27,5 миллионов сообщений о платежных поручениях.

Если верить магнатам с Уолл-стрит и Лондонского Сити, система SWIFT – это механизм «технический» и абсолютно «аполитичный». Тем не менее, нападение 11 сентября на Башни-Близнецы способствовало тому, что Соединенные Штаты вмешались в систему платежей: с этого времени Министерство Финансов стало запрашивать «особые сведения» под тем предлогом, что оно “отслеживает” каналы финансирования “террористических групп”.

Таким образом, 3 года назад решение об исключении иранских банков из системы SWIFT было аргументировано тем, что они оказались замешаны в ведении незаконной деятельности. В результате сложилась ситуация, при которой доверие внешнеторговым операциям персидского государства оказалось под угрозой.

Также Вашингтон открыл дорогу для вмешательства Агентства Национальной Безопасности (англ.сокр.NSA). В соответствии с разоблачениями Эдварда Сноудена, «Следи за деньгами» (англ.‘Follow the Money’) – это название специальной программы АНБ, на которую возложено наблюдение за мировой финансовой системой [4].

В результате проводимого сотрудниками АНБ слежения была составлена база данных ‘TRACFIN’, та самая, которая в 2011 году содержала по меньшей мере 180 миллионов записей о межбанковских операциях, транзакциях по кредитным картам и, конечно, о тысячах сообщений, переданных через систему SWIFT.

Следовательно, Соединенные Штаты обзавелись квази-монополистическим контролем над системой международных платежей, чтобы задушить своих соперников. До сих пор исключение из системы SWIFT не было применено в отношении России ввиду «недостаточной власти» регулирующих органов. Ну, конечно! Одно дело расправляться с региональной державой и совсем другое вступать в бой лицом к лицу с мировой державой.

Всё же постоянные угрозы со стороны Соединенных Штатов и их европейских союзников способствовали тому, что Правительство Владимира Путина запустило альтернативную систему платежей. Дело в том, что более 90% операций российских банков являются трансграничными и, следовательно, в случае исключения Москвы из системы SWIFT последствия для мировой экономики были бы катастрофическими [5].

Как сообщила несколькими днями ранее зампред ЦБ РФ Ольга Скоробогатова, ведущие российские банки (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Банк Москвы, Россельхозбанк и другие) уже воплощают в жизнь двусторонние соглашения и в полной мере используют новую систему платежей [6].

Новая система операций снижает сумму издержек по сравнению с системой SWIFT и, что ещё важнее, обеспечивает Москве бóльшую политическую автономию и экономическую безопасность в случае очередной волны санкций. Кроме того, российская инициатива «сдетонировала» и в других частях мира, где стали создавать альтернативные платежные системы.

С одной стороны, Китай готов запустить в ближайшие недели свою собственную систему операций [7]. С другой стороны, члены БРИКС (акроним образован от названий стран Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР на английском языке) встречаются, чтобы обсудить возможность запуска многосторонней системы платежей, то есть участниками будут не только Россия и Китай: эта система платежей подразумевает проведение операций между всеми членами блока [8].

План по сдерживанию, который Вашингтон и Брюссель с размахом развернули против России, повлек за собой «эффект бумеранга»: Москву не только не исключили из системы SWIFT, но она даже создала альтернативную систему платежей, которая полностью нейтрализовала попытки по дестабилизации и параллельно вдохновила страны БРИКС на запуск аналогичного инструмента, что очень скоро коснется также и большинство стран с переходной экономикой.

[1] «The Fragility of the Global Financial Order», Mark Dubowitz & Jonathan Schanzer, The Wall Street Journal, March 3, 2015.

[2] «Financial sanctions: The pros and cons of a SWIFT response», The Economist, November 22, 2014.

[3] «U.K. Wants EU to Block Russia From SWIFT Banking Network», Bloomberg, August 29, 2014.

[4] «’Follow the Money’: NSA Spies on International Payments», Der Spiegel, September 15, 2013.

[5] «Russia weighs local alternative to SWIFT payment system - agencies», Reuters, August 27, 2014.

[6] «Russia’s SWIFT Equivalent Already in Use», Russia Insider, September 21, 2015.

[7] «China’s mega international payment system is ready, will launch this year - report», Russia Today, March 10, 2015.

[8] «BRICS starts examining SWIFT alternative», Russia Today, June 17, 2015.

Источник: http://www.voltairenet.org/article188966.html