Организация стран — экспортеров нефти (ОПЕК) на своей 168-й официальной встрече на уровне профильных министров, прошедшей 4 декабря, фактически оставила квоты на добычу нефти без изменений. При этом фактически речь идет об отказе от системы квот как таковой — мало того, что, по общей оценке аналитиков рынка, нынешние квоты не соблюдаются в дневном исчислении минимум на 11% в сторону повышения, но есть еще и фактор расширения картеля — в ОПЕК вернулась Индонезия, которая одна добывает 890 тыс. баррелей в день.

Однако картель просто отказался от точной оценки по своей целевой добыче. При этом в коммюнике, опубликованном по итогам встречи картеля, квоты вообще не упоминаются.

Таким образом, Организация стран — экспортеров нефти, и до того не слишком справлявшаяся с ролью мирового регулятора цен на нефть, официально отстранилась от ценовой войны, затеянной год назад Саудовской Аравией против США и России.

Саудия - зависимость от нефти

Годовая война — достаточно большой срок, и можно подвести некоторые итоги. Тем более что на этой неделе в США была опубликована статистика сделок на мировом нефтяном рынке с закрытием в 2015 году. И эта статистика говорит о многом.

Когда Организация стран — экспортеров нефти год назад ввергла в шок нефтяные рынки, решив наращивать поставки нефти, не обращая внимание на падение цен, главной целью ОПЕК было держать свою долю глобальных рынков.

Пришедшая на этой неделе статистика нефтяных трейдеров, опубликованная крупнейшими аналитическими центрами США, показывает, что как минимум с Россией эта тактика полностью провалилась. Наоборот, России удалось отнять у саудитов часть их традиционных рынков — прежде всего, в Китае и Южной Корее.

Китай, крупнейший импортер нефти в регионе, по-прежнему получает больше всего сырой нефти из Саудовской Аравии. Но аналитики обратили внимание на важный нюанс. В то время как в Китае импорт нефти в первые 10 месяцев этого года вырос на 8,9% по сравнению с предыдущим годом — до 274.98 млн тонн — объем импорта из Саудовской Аравии вырос всего на 3,1%. Это официальные таможенные данные КНР.

То есть экспорт из Саудовской Аравии рос, в три раза (!) отставая от роста рынка. Доля королевства в структуре китайского нефтяного импорта упала до 15,4% с 16,3%. И это в ситуации, когда удержание рынка было объявлено главной стратегической целью, ради которой саудиты пошли на беспрецедентные для себя шаги по секвестру бюджетов Саудовской Аравии и сокращению инвестиционных программ.

Между тем китайский импорт нефти из России вырос на 29% за тот же период, что составляет 12,3% от общего объема, по сравнению с 10,3% в предыдущем году. Можно сказать, что Россия не только «отобрала» у саудовцев их процент, но еще и взяла у других игроков (в основном из ОПЕК) в полтора раза больше. И это при условии, что пока не заработали российско-китайские инфраструктурные проекты в трубопроводном строительстве.

Та же тенденция просматривается и в отношении нефтяного рынка другого крупнейшего потребителя — Южной Кореи.

Южной Корее саудовцы обеспечили всего 30,3% импорта нефти в январе — октябре (самый низкий долевой показатель с момента экономического подъема Республики Корея), по сравнению с 31,5% в прошлом году. Доля России, наоборот, выросла ровно на этот «саудовский» 1 процентный пункт — до 5% в настоящее время.

Япония является исключением. Там Саудовская Аравия нарастила долю рынка импорта сырой нефти до 33,2% в первые 10 месяцев, по сравнению с 31% в прошлом году (рост 9,3%). Но и Россия не проиграла. Доля рынка России также выросла, до 8,3%, хотя в прошлом году она едва доходила до 7,7% (рост 10,7%).

Проиграли страны ОПЕК, вынужденные уступать свою долю и саудитам, и России.

Не удивительно, что нефтяные войны саудитов не вызывают у стран картеля восторга, что и показал фактический ступор совещания в Вене.

Саудовская Аравия пытается компенсировать неудачи в Азии попытками прорваться на рынки Северной и Восточной Европы. Пока эти попытки носят скорее знаковый, политический характер, серьезно не меняют нефтяной баланс стран континента, но России нужно присмотреться к ним внимательней.

Первый шаг в Европу королевство сделало в ноябре, когда Аравия начала поставлять пробные партии нефти на заводы Preem AB, крупнейшей нефтеперерабатывающей компании Швеции. Впервые за 20 лет де-факто монополия России в поставках больших потоков углеводородов на предприятия Preem AB была нарушена. У этого действия нет никакой экономической мотивации, отметили все аналитики рынка, но есть мотивация политическая — саудиты банально выкрутили руки нефтепереработчику. Уже двадцать лет, с 1994 года, Preem AB принадлежит бизнесмену из Саудовской Аравии, Мохаммеду аль-Амунди. Все эти двадцать лет он кропотливо строил бизнес именно с Россией, но вот теперь из Эр-Рияда пришел приказ «поделиться». А в ваххабитских монархиях залива не принято отказывать королю. Смертельно опасно.

Проще оказалось с Польшей. Приход к власти в стране консерваторов партии «Право и справедливость» экс-премьера Ярослава Качиньского, занимающего многие годы позицию если не русофобскую, то уж точно ориентированную на максимальное дистанцирование от Москвы, позволил саудитам войти (пока что только войти) на нефтеперерабатывающие заводы PKN Orlen SA и Grupa LOTOS SA. Кроме того, идут переговоры по аренде емкостей под хранение буферных запасов саудовской нефти на терминалах Гданьска. Как и в случае со Швецией, это пока что не заметно на нефтяном балансе Польши, но сам тренд требует от Москвы активных действий.

При этом ситуация на рынках Европы традиционно противоположна той, что складывалась на рынках Азии — здесь Россия держит чуть меньше 31% всего рынка сырой нефти, а саудиты едва имеют 9%.

То, что Россия уже забрала в текущем году себе часть саудовской ниши рынка в Азии, а королевство только делает пробные атаки на русскую долю в Европе, имеет глубокие практические основания.

Сегодня глобальное перепроизводство, по оценкам нефтяных трейдеров США, составляет минимум 1 миллион баррелей в день. И если в Азии снижаются темпы роста (sic!) экономик, то в Европе наблюдается реальная стагнация.

Как уже упоминалось, Китай увеличил потребление нефти на 8,9% — это при замедляющихся темпах роста. В то же время, по расчетам аналитиков британской компании British Petroleum, в прошлом году потребление нефти странами ЕС снизилось на 3,9%. Думаю, не нужно спорить, что «замедляющийся рост» и «стагнация» — вовсе не одно и то же.

Возможно, саудиты и готовы поставлять нефть европейцам по демпинговым ценам. И даже возможно, что европейцы, понимая это, хотели бы купить эту нефть на минимуме цен — но ее банально негде хранить. Русская же нефть в Азии уходит на переработку с колес.

Подводя итог, можно отметить, что Саудовской Аравии действительно удалось достичь одной из целей, которую они поставили год назад, начиная ценовую войну — заморозить технологическую революцию в нефтедобыче США (не только так называемую сланцевую, хотя её прежде всего). Сегодня в США работают всего 553 нефтяные вышки, тогда как 5 декабря 2014 насчитывалось 1575 активных вышек.

Но вот вторая цель — не допустить активной экспансии России на мировые нефтяные рынки, используя низкую себестоимость добычи аравийской нефти, — полностью провалена. Опубликованные в США на этой неделе данные статистики нефтетрейдеров показывают, что Россия не только отбила атаку саудитов, но и перешла в контрнаступление, захватив заметную долю их рынка на стратегически важном китайском, японском и южнокорейском направлении.

http://regnum.ru/news/polit/2028952.html