Не испытывая к каналу Russia Today родственных чувств, всё-таки решусь сказать, что если бы не он, мы сейчас пребывали бы в дремучей изоляции -- уже бы повесили на Россию не десятки, а сотни неправд, и они устойчиво вошли бы в широкий информационный оборот, и противопоставить что-то этому было бы практически невозможно.

Именно поэтому в разных учреждениях США и ЕС готовят планы, как бороться с "русской пропагандой" -- потому что не знают, что делать с альтернативной точкой зрения на происходящее в мире.

Несколько тезисов из прошлогодней записи:

Если придет избитый до крови или до синяков человек, то не искать ему свидетелей, но пусть обидчик заплатит 3 гривны штрафа; если же на нем не будет следов побоев, то привести для подтверждения своих слов свидетелей; а кто начал драку, тому платить 60 кун; если даже он, начав (драку), придет избитый до крови, и подтвердят это свидетели, то все равно платит, несмотря на то, что был избит.

Русская Правда,1030-е гг.

В период крушения мировых систем умолчания и лицемерия все игроки стремятся перекупить правду и за счет этого втиснуться через игольное ушко в новый мир.

в огромном мире за пределами России:

– независимо от отношения к России (и даже при самом негативном отношении),

– независимо от знаний о России и отношения к ситуации на Украине,

– независимо от точки зрения на пропагандистские задачи Russia Today и безотносительно к информационному содержанию информационных выпусков агентства…

именно "Россия сегодня" – это неизменная часть виртуального диалога, в котором неотъемлемой частью стали ссылки на материалы RT, апелляции к точке зрения, представляемой этим телеканалом.

Часто эти ссылки именно так и выносятся на обсуждение – как что-то противостоящее информационному интернационалу западных СМИ. Другой взгляд, другие истины, сведения из другого источника.

Пока "Россия сегодня" просто что-то иное, чем ложь и лицемерие, что-то по другую сторону от них:

– возможность разобраться в ситуации, когда она отсвечивается исключительно в кривых зеркалах

– презрение к чертовой дюжине неправд, чёртиком выскакивающих из табакерок западного информационного интернационала.

Эти чёртики не обязательно связаны с Россией, но привычным стало обращение именно к "России сегодня" за иной меркой.

Западные СМИ лишились монополии на правду и лихорадочно начинают искать возможность вернуть её себе.

Растёт число людей, которые пытаются разобраться в чудовищном наслоении всевозможных неправд.

Толчком к этому послужило массовое и единодушное лицемерие, ложь и двойные стандарты политических лидеров и ведущих мировых СМИ, самым очевидным образом проявившиеся в связи с политическим кризисом на Украине.

Да, и раньше были Югославия, Ирак, Ливия... – но трагические события в этих странах не получили такого как сейчас резонанса потому, что стороной в конфликтах не участвовала информационная, бесплотная но очень весомая сущность, собирательное название которой можно обозначить как "Русская правда".

Отрывки из свежего интервью:Маргариты Симоньян

http://daily.rbc.ru/interview/technology_and_media/14/09/2015/55dc76c19a7947b3a3deed3f

арест был наложен на здание в Париже, в котором находится редакция агентства.

— Что означает его арест физически, пока не понятно. Мы исходим из того, что у них долгий бюрократический процесс и раз уж они его арестовали, они все-таки нас оттуда выкинут.

Бывали ситуации, когда мы переводили деньги, чтобы купить три стула в Ikea, а нам замораживали счет, ссылаясь на то, что Киселев — под санкциями.

Британский медиарегулятор Ofcom уже четыре раза выносил вам предупреждения за нарушение правил вещания.

Первое обращение Ofcom к нам было в августе 2008 года, то есть три года они нас вообще не замечали.

В 2011 году было четыре обращения, в 2012-м — 6, в 2014-м — 21.

Пока мы не имели никакого веса, они нас не трогали, хотя как раз тогда причин нас потрогать было гораздо больше.

Но соблюдать все правила, как того требует Ofcom, и быть при этом телеканалом, озвучивающим позиции, отличные от условного Би-би-си, физически невозможно. Если бы там были правила, хотя бы как у Роскомнадзора — нельзя материться в эфире, нельзя экстремистские организации, нельзя наркотики, — было бы проще. Но у Ofcom есть очень размытые требования, и именно из-за них у нас проблемы.

Нам говорят: при освещении Ливии вы были недостаточно объективны. Что это значит? Я вот смотрю Би-би-си, и мне кажется, что они недостаточно объективны. Понятно, что, чтобы считаться объективным, мы должны более или менее следовать канве британского представления о добром и прекрасном.

Сейчас мы одновременно ведем 27 дел. Самое смешное, что, рассказывая вам про все эти дела с Ofcom, мы уже нарушаем их правила. Нам запрещено об этом говорить, и я не могу вам сказать, что конкретно в этих делах.

В худшем случае эти дела могут привести к отзыву лицензии. При этом у Ofcom нет четкого регламента, после какого количества предупреждений можно отозвать лицензию.

В Штатах, например, никогда ничего подобного не было.

Более того, мне рассказал один сотрудник Госдепа, что какое-то время назад ходили разговоры о том, чтобы включить RT или меня лично в санкционные списки. И они решили этого не делать именно потому, что часть аудитории сочла бы это нарушением свободы слова.

Не назову, наверное, ни одного значимого западного СМИ, которое не отписалось бы по RT, какие мы мерзавцы. Кто-нибудь один что-нибудь про нас напишет — и как по кальке его все перепечатывают. Самая большая проблема, что в 99% случаев эти СМИ врут.

Эта истерика началась еще до Украины, и она все нарастает.

Европейские чиновники уже приняли решение, что будут активно бороться с тем, что они называют российской пропагандой.

Помимо увеличения финансирования для собственных СМИ они решили выработать совместные юридические правила, которые при помощи более сложного регулирования затруднили бы работу российских СМИ. Из всех СМИ упомянуты только RT и Sputnik.

Эти публикации создают проблемы для наших гостей. Наши гости часто жалуются, что когда они к нам приходят, им пеняют, что они общаются с пропагандистским каналом. Особенно это важно для политиков. В июне мы взяли интервью у Джереми Корбина (12 сентября был выбран лидером Лейбористской партии - РБК). И тут, спустя два месяца, одновременно Times, Independent и Telegraph, а вслед за ними все остальные начинают писать о том, что Корбин дал нам интервью, а значит, он чуть ли не на службе у Путина. Вот объясните мне, они что, все одновременно просыпаются: «Ух ты, я прочитал, что случилось два месяца назад»?

Я думаю, что официальная Москва про 90% наших топовых тем вообще не знает.

Единственный способ завоевать аудиторию — рассказывать истории, которых у мейнстримовых медиа нет.

Это не из-за того, что мы с кем-то поссорились.

Эта концепция у нас возникла еще в 2006 году, когда еще ничто не предвещало катастрофы. Поэтому мы ищем истории, которые не освещаются западными СМИ, другие углы, других экспертов. При этом даем российскую точку зрения по ключевым вопросам.

Мы вообще не ориентируемся на местный мейнстрим, мы даже не анализируем, что здесь мейнстрим, а что нет. У нас есть западный мейнстрим. Мы по отношению к нему антимейнстрим во всем, в первую очередь в том, что касается России. Мейнстримная точка на Западе заключается в том, что Россию надо раздавить, удавить, удержать и так далее.

— Но и относительно других стран ваша линия совпадает с позицией руководства нашей страны?

— в большинстве случаев мы даже не знаем, какое существует отношение у нас наверху к ситуации в той или иной стране. На нас жалуются все кому не лень. Самое смешное было, когда Путин года три назад ездил в Израиль и в Палестину. В Израиле ему на нас нажаловался Либерман [Авигдор Либерман — бывший министр иностранных дел Израиля], сказал, что мы антисемиты. Мне рассказали, что потом в Палестине на нас нажаловался Аббас [Махмуд Аббас — президент Палестины].

По данным Nielsen, ежедневная аудитория RT в США — 1,3 млн человек только в семи крупнейших городах; в странах Ближнего Востока и севера Африки — более 6,5 млн человек.

Еженедельная аудитория RT в Великобритании — более 0,5 млн человек (данные Ipsos EMS).

У сайта RT.com в июле 2015 года было 52,8 млн посещений, по данным SimilarWeb. Для сравнения, у сайтов Al Jazeera — 12 млн посещений, Deutsche Welle — 15,4 млн, Voice of America — 9,1 млн.

У основного международного проекта МИА «Россия сегодня», Sputnik, уже есть радиовещание и сайты и более чем на 30 языках. В планах — вещание на 39 языках в радиоэфире и интернете. Совокупная месячная аудитория онлайн-ресурсов «России сегодня», по данным агентства, за последний год достигла 46,5 млн человек.

Наш телеканал в первую очередь отражает российскую позицию на вещи, потому что информационная война — это тоже война. Отражать российскую позицию можно эффективно, а можно неэффективно, то есть так, как мы делали первые полгода. А именно показывать позитивные документальные фильмы про Россию и рассказывать, куда поехал президент. Это очень легко, но это никто не смотрит.

А можно придумать систему, позволяющую заработать существенную аудиторию, которую нельзя игнорировать. И уже этой аудитории рассказывать те вещи, которые мы считаем важными, в том числе российскую позицию. Поверьте, огромное количество историй вообще никуда бы никогда не вышло, если бы мы этим не занимались.

Я считаю, что мир находится в огромной опасности, если все дудят в одну дудочку. Предваряя ваш вопрос, я считаю, что и Россия — в огромной опасности, если внутри России это происходит.

------------

(добавлю в чем-то парадоксальный тезис: возможно, именно благодаря "России сегодня" нам удастся набрать больше очков в складывающемся противостоянии и не оказаться в положении заклейменного, побежденного (а возможно и проклятого) государства)

http://vbulahtin.livejournal.com/1706974.html