РФ, Турция и Иран готовы стать гарантами готовящегося соглашения между Асадом и повстанцами. Но соперничество между Анкарой и Тегераном может этому помешать, считает Серхат Эркмен.

Россия, Турция и Иран в ходе трехсторонней встречи в Москве 20 декабря согласовали совместную декларацию, которая, возможно, приведет к разработке мирного соглашения между сирийскими властями и оппозицией. Главная особенность этого документа заключается в том, что он позволяет осуществлять конкретные шаги непосредственно в зоне конфликта. Тем самым декларация отличается от всех предыдущих инициатив подобного рода: это объясняется тем, что Москва, Анкара и Тегеран являются наиболее влиятельными игроками в регионе.

Разумеется, если бы за столом переговоров находился и представитель США, сторонам удалось бы прийти к консенсусу на более высоком уровне. Впрочем, даже несмотря на то, что администрация Трампа посылает Кремлю сигналы о своей готовности преодолеть разногласия в вопросе урегулирования сирийского конфликта, США играют в регионе менее значительную роль, чем год назад. То же самое относится и к Саудовской Аравии, которая окончательно увязла в йеменском конфликте.

Расстановка сил в регионе изменилась

Прежде чем приступить к анализу деталей декларации, стоит обратить внимание на два ключевых момента. Во-первых, баланс сил в международных отношениях на момент начала гражданской войны в Сирии в значительной степени отличается от баланса сил на сегодняшний день. Это определяет стратегию каждой из стран. Во-вторых, военный баланс сил в Сирии в значительной степени влияет на общую динамику конфликта. Таким образом, за время конфликта расстановка сил в регионе изменилась.

На данном этапе, даже если интересы России, Ирана и Турции в Сирии не пересекаются, каждый из игроков усматривает в достижении консенсуса возможность для претворения в жизнь своих собственных целей. Это, впрочем, не означает, что война близка к завершению.

Декларация из восьми пунктов

Декларация состоит из восьми пунктов. Вот некоторые из них: стороны обязуются уважать суверенитет, независимость и территориальную целостность Сирии, а также подчеркивают свою приверженность политическому решению конфликта. Москва, Анкара и Тегеран приветствуют добровольную эвакуацию гражданского населения и организованный выход вооруженной оппозиции из восточной части Алеппо, выступают за то, чтобы режим прекращения огня был распространен на всю территорию Сирии и обязуются и в дальнейшем обеспечивать доступ гуманитарной помощи в зону конфликта.

Кроме того, Россия, Иран и Турция заявили о готовности способствовать разработке соглашения между властями Сирии и оппозицией и стать его гарантами, а также подтвердили свою решимость совместно бороться с террористическими группировками "Исламское государство" и "Джебхат Фатх аш-Шам" (сирийская ветвь "Аль-Каиды", ранее известная как "Фронт ан-Нусра") и отмежевать от них группы вооруженной оппозиции.

Ключевые игроки - Россия и Иран

Сирийский конфликт невозможно разрешить военным путем - необходимо политическое решение. В то же время на месте образовались сложные альянсы, что также влияет на динамику конфликта. России и Ирану, по всей видимости, удалось изменить баланс сил в Алеппо, однако на очереди - самопровозглашенная столица ИГ, сирийский город Ракка. Кроме того, армия Асада может сделать неожиданный стратегический ход и начать наступление на город Эль-Баб, также находящийся под контролем террористов.

Позиции России и Ирана по многим вопросам не совпадают, но в одном они едины: обе страны намерены превратить свое военное преимущество в политический успех и окончательно пресечь любые разговоры о смене режима Асада. К тому же, в Москве и Тегеране считают группы сирийских повстанцев в провинции Идлиб врагами и даже более того - соперниками в долгосрочной перспективе.

Поддержка Анкары имеет решающее значение

В то же время без участия Турции военная операция в провинции Идлиб, где в конфликте участвуют противники Асада, может продолжаться очень долго. По этой причине Россия и Иран нуждаются в поддержке Анкары. При этом главным фактором, определившим роль Турции в ходе переговоров, стала не операция "Щит Евфрата" против курдов и боевиков ИГ, а влияние Анкары на сирийскую оппозицию.

Именно поэтому последний пункт декларации имеет ключевое значение. В случае если боевиков "Джебхат Фатх аш-Шам" и остальные группы повстанцев не удастся разъединить, наступление на провинцию Идлиб может занять даже больше времени, чем штурм Алеппо, что, в свою очередь, может стать серьезной проблемой для турецкого правительства. Посмотрим, какую стратегию Анкара выберет в краткосрочной перспективе. В последние время участились операции турецких военных против боевиков "Джебхат Фатх аш-Шам" на территории Турции.

Курдская группировка Демократический союз (PYD), близкая к Рабочей партии Курдистана (РПК), и ливанское шиитское движение "Хезболлах" не упомянуты в декларации. Эти силы имеют крайне большое значение для Турции и Ирана. Позиция Турции, согласно которой PYD является террористической организацией, хорошо известна. С 2014 года PYD в значительной степени полагается на поддержку США: то, что Вашингтон в последнее время несколько отстранился от участия в урегулировании сирийского кризиса, не предвещает партии ничего хорошего.

Разумеется, декларация России, Турции и Ирана в ближайшее время не повлияет на позиции PYD, однако в долгосрочной перспективе это может привести к изменению баланса сил в регионе.

Соперничество между Турцией и Ираном

При этом слабым звеном трехстороннего сотрудничества станет соперничество между Турцией и Ираном. Не стоит недооценивать тот факт, что министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу упомянул "Хезболлах" во время пресс-конференции. Турция до сих пор крайне обеспокоена тем, что Иран разжигает в Сирии межконфессиональный конфликт, а Ирак оказывает поддержку различным шиитским группировкам.

В данный момент существующий баланс сил в регионе требует незамедлительного урегулирования конфликта. Несмотря на взаимные разногласия по многим вопросам, отношения России с Турцией и Ираном можно охарактеризовать как стратегическое сотрудничество. Впрочем, этого нельзя сказать об Иране и Турции. Именно поэтому слабым звеном консенсуса остается непрекращающееся соперничество между Анкарой и Тегераном.

https://vk.cc/60iP3Q