Для того чтобы понять, что "сланцевой революции" в США приходит конец достаточно посмотреть на график количества нефтяных буровых установок в США и на следующую новость от Блумберг: 50% сланцевых компаний умрут или будут проданы к концу года . По буровым все совсем печально: "Общее количество оставшихся буровых в США сейчас составляет 932, или 48.2% от максимума в сентябре (1931 буровых), это уровень июля 2009 года. Буровых на нефть теперь осталось 703, или 43.6% от прошлогоднего пика (1609) - исторически это откат на уровень октября 2010." С учетом того как быстро работающие сланцевые скважины истощают свой ресурс, падение добычи не за горами.

А теперь неприятная новость: в Вашингтоне нет дураков.

Есть психи, вроде Джона МакКейна, и их достаточно много. Есть просто радикалы, вроде представителей клана Клинтон, но вот дураков не много. Это не значит, что Вашингтон знает, может и предвидит все. Это далеко не так. Но кое-что Вашингтон знает и предвидит. В статье "Брент сказал: Поехали!" я уже указывал на то, что Америка уже сейчас готовится к смерти американского сланца, который изначально был всего лишь временной, но страшной, игрушкой в руках американской экономической элиты. В качестве доказательства можно привести доклад консультативного совета при Министерстве Энергетики США , в котором очень четко указывается, что сланцевый бум в любом случае закончится в начале следующего десятилетия.

Какой выход предлагают американские эксперты? Простой и сложный одновременно: если США не желает попасть в серьезную зависимость от стран-экспортеров нефти, нужно СЕЙЧАС начинать развивать проекты в Арктике, несмотря на низкие цены на нефть. И тут у США возникает главная проблема: Россия и тот факт, что большая часть арктических нефтяных ресурсов находится под ее контролем.

Для понимания контекста, нужно обозначить цену вопроса. По оценкам Геологического Общества США в Арктике, по предварительным оценкам, находятся примерно 90 миллиардов баррелей нефти, что при цене в 100 долларов за баррель (а именно такой будет минимальная цена нефти через несколько лет) указывает на размер "арктического куша" в 9 триллионов долларов, и это минимальная оценка, без учета запасов природного газа. С учетом того, что дешевой и легкодоступной нефти становится все меньше, а Арктика является последним "неисследованным" регионом планеты, где еще вероятны открытия гигантских месторождений, ценность контроля на этим регионом возрастает многократно. Что толку в печатном долларовом станке, если единственный владелец ценного ресурса не желает продавать его за зеленые бумажки?

Коллективному Западу текущая ситуация в Арктике сильно не нравится. Российская политика в регионе ощущается Западом как "кнопка на стуле" и по мере роста необходимости доступа к арктическим нефтяным ресурсам эта "кнопка" будет постепенно превращаться в "шило". Именно этим и объясняется абсолютно нелогичная истерика норвежцев по поводу визита Рогозина на Шпицберген и другие аналогичные инциденты. Если "Крымнаш!" бил и бьет Запад скорее по самолюбию, чем по кошельку, то вариант "Полюснаш!" причиняет просто экзистенциальные страдания. Ничто не сравнится с болью американского нефтяника, который понимает, что кто-то другой будет качать нефть, которую он мысленно считает своей.

Арктика - Территориальные претензии

Арктика - Территориальные претензии соседей России на нейтральные воды.

Когда в иностранной прессе появляются сообщения о том, что Россия занимается "милитаризацией Арктики" и что это — плохо, некрасиво и вообще неправильно, знайте: мы на правильном пути, а статьи эти писали пиарщики американских нефтяных компаний или их друзья из Госдепа. Милитаризация Арктики нужна России для того чтобы у наших конкурентов не возникло соблазна силовым образом там что-то "отжать", тем более, что правовой статус некоторых арктических территорий на которые Россия претендует после недавних открытий в плане размеров собственного континентального шельфа, является "неопределенным".

Зная логику действий США, Москва предпринимает действия в стиле известного американского политолога Альфонсо Габриэля Капоне, который сформулировал главный принцип успешных переговоров: "Добрым словом и револьвером можно добиться большего, чем одним добрым словом". Те, кто посмотрел нашумевший фильм "Президент", знают, что Владимир Путин исповедует именно этот подход.

Борьбу за Арктику можно разделить на два плана: дипломатический и военный. Основные действия на дипломатическом фронте проходят в рамках Арктического Совета - организации, которую можно очень грубо описать как "арктический ООН" и в которую очень активно пытаются попасть страны, которые к Арктике не имеют никакого отношения, но которым тоже хочется поучаствовать в разделе "арктического пирога". Нужно отметить, что абсолютно неожиданной перемоги на этом направлении добилась Украина. Казалось бы, она не имеет никакого отношения к Арктике, но из-за позиции Евросоюза по Украине, есть высокая вероятность, что Россия наложит вето на попытку Евросоюза войти в Арктический Совет в качестве наблюдателя. Об этом, руководитель российской делегации при Арктическом Совете уже заявил в СМИ.

Арктика - ледоколы мира

В полном размере: Ледоколы мира

На военном фронте, Кремль продолжает тратить значительные силы и средства для укрепления российского военного присутствия в регионе. Более того, ведется очень активная подготовка материальной базы российской военной группировки к боевым действиям в условиях Арктики. Логика проста - чем лучше будет подготовлена и оснащена российская военная группировка, тем меньше шансов на то, что кому-то захочется устроить провокацию, локальный конфликт или другую форму "проверки на прочность" российских интересов в регионе.

В идеале, нужно добиться такого технического превосходства, чтобы любые сценарии силового воздействия противник сразу же отметал как заведомо невозможные. Техническое превосходство в арктическом регионе требует наличия навигационных систем, оружия, средств радиоэлектронной борьбы, авиации и ПВО, способных работать при экстремально низких температурах. Нужно, чтобы вся военная инфраструктура могла функционировать при любых погодных условиях.

Некоторый опыт в этом плане Россия получила в наследство от СССР, но сейчас предстоит решать еще более сложные задачи. Радует, что эти задачи решаются. Государственная компания КРЭТ поставляет российской арктической группировке специальные устройства навигации — БИНС, которые работают в условиях невозможности работы других традиционных навигационных систем (магнитометрических, радиотехнических, астронавигационных и механических).

Тот же КРЭТ укомплектует наше арктическое ПВО новыми комплексами "Красуха 4", которые позволяют "ослеплять" авиацию противника, закрывая от нее несколько сотен квадратных километров. Если учесть присутствие в регионе специальных РЛС, то перспективы любого силового вмешательства в зоне русской Арктики становятся призрачными. Если нам удастся создать военную группировку, которая сможет воевать в условиях, в которых армия США воевать не способна, то риск американской интервенции в Арктике можно будет свести к нулю.

Либеральная пресса много писала о том, что из-за эмбарго на нефтяные технологии Россия не сможет пользоваться арктическими ресурсами. Это не так. В наши дни главная технология, необходимая для защиты интересов в нефтяной области — это не технологии бурения от американской компании Шлюмберже, а технологии для ПВО и военной авиации от российской государственной компании КРЭТ. У нас, к счастью, есть и такие технологии и воля к их применению.

http://crimsonalter.livejournal.com/54321.html