Вмешательство России в сирийский конфликт расстраивает дипломатические планы Турции. Демонстрация силы, устроенная российским президентом Владимиром Путиным, показала, что его турецкий коллега Реджеп Тайип Эрдоган лишен средств геополитического давления.

До начала интервенции в Сирии Россию и Турцию связывали динамично развивающиеся торговые отношения, особенно в сфере энергетики. Жесткий авторитарный стиль управления, характерный для обоих лидеров, помог Путину и Эрдогану сформировать эффективный механизм двустороннего сотрудничества.

«Эрдоган рассматривал Россию в качестве противовеса НАТО и США», вспоминает Суат Киниклиоглу, бывший депутат турецкого парламента от правящей Партии справедливости и развития, к которой принадлежит и президент, а также бывший спикер парламентской комиссии по международным делам.

Сирийское вмешательство Кремля немедленно вбило клин между Путиным и Эрдоганом. Главным камнем преткновения стало политическое будущее нынешнего сирийского лидера Башара аль-Асада: Путин намерен решительно способствовать сохранению власти Асада, в то время как Эрдоган в течение многих лет считает его свержение ключевым условием установления мира в Сирии.

Во время государственного визита в Анкару в прошлом декабре, Путин провозгласил Турцию «стратегическим союзником» России. Однако, сирийский кризис в конечном итоге показал, что этот альянс никогда не был равноправным. «Как бы ни улыбался Путин, Россия остается крупной державой, способной «показать когти» при любом удобном случае», заявил посол в отставке Мурат Билхан, бывший руководитель центра стратегических исследований Министерства иностранных дел Турции. «Сегодня Россия нашла подходящий момент и подходящее место для применения своей силы. Российский менталитет всегда был таким, еще с советских времен. И он не изменился».

«Турция никогда не могла соперничать с Россией ни в какой сфере», добавил Билхан, который в советскую эпоху служил в турецком дипломатическом корпусе в Москве. «Россия – это мировая сверхдержава, а Турция – лишь региональная сила. Таким образом, Турция просто ошиблась в расчетах».

Хотя Кремль может действовать без какой-либо оглядки на Турцию во всем, что касается Сирии, Путин, похоже не вполне равнодушен к обеспокоенности Анкары. После визита аль-Асада в Москву, Кремль 22 октября объявил, что Путин призвал Эрдогана продолжить переговоры и обсудить ситуацию в Сирии.

Разочарование Эрдогана в связи с невозможностью влиять на поведение Кремля время от времени проявлялось в его публичных заявлениях. Так, после начала российских ударов с воздуха по объектам в Сирии, наряду с обвинениями в связи с нарушением российскими боевыми самолетами воздушного пространства Турции, президент Эрдоган позволил себе даже слегка завуалированную угрозу, напомнив Москве о том, что Турция является крупнейшим покупателем российского природного газа, однако эта ситуация может измениться.

Впрочем, один из аналитиков полагает, что президент слегка «переборщил». «Это абсолютно нереально. Турция импортирует 55 процентов потребляемого в стране природного газа и 10 процентов нефти из России. В газовом бизнесе просто невозможно мгновенно диверсифицировать поставки. Подобные решения требуют значительного времени», подчеркнул аналитик Института энергетических рынков и энергетической политики в Анкаре Волкан Оздемир.

В подобном случае именно у Анкары появились бы причины для тревоги, предупреждает эксперт по международным отношениям стамбульского университета «Кадир Хас» Соли Озел. Россия располагает возможностью маневра в сфере энергетического экспорта с целью наказать Анкару. «Турция не может позволить себе злить русских сверх определенной меры», добавил он. «Дело в том, что в случае, например, какой-то аварии на газопроводе, ремонтные работы могут продлиться дней двадцать в условиях холодной зимы. Однако, к счастью для Турции, Россия в настоящий момент остро нуждается в максимально возможном объеме финансовых ресурсов».

Анкара могла бы ослабить зависимость от Москвы путем переориентации на использование сжиженного природного газа, считает Оздемир. Турецкое правительство могло бы также начать спор по поводу текущих цен на газ с контролируемой Кремлем энергетической компанией «Газпром» в международном арбитраже, как она сделала в случае с Ираном.

До сих пор Анкара не объявляла о своем намерении предпринять подобные шаги. Это можно воспринимать как знак, что турецкие лидеры уже осознали новую геополитическую реальность и смирились с ней.

Эта реальность не слишком приятна для Турции. Бывший турецкий посол Билхан заявил, что последние события привели к образованию гораздо более тревожной внешней обстановки вокруг Анкары. «Турция оказалась окруженной российским силовым влиянием, как с севера, со стороны Черного моря, так и со стороны Кавказа и Сирии. Анкара ничего подобного не могла ожидать».

Ослабление дипломатических позиций Турции можно проследить еще с момента вынужденной аннексии Крыма Россией. Турецкие лидеры были весьма сдержанными в своей критике и не присоединились к экономическим санкциям, введенным против России западными союзниками. Эта позиция Анкары вступила в явное противоречие с призывами турецких националистов о поддержке этнических собратьев тюрков, крымских татар.

«Эрдоган рассчитывал на то, что, учитывая его тесные связи с Путиным, он сумеет оказать какую-то поддержку крымским татарам и защитить их права, не прибегая к публичному осуждению действий Путина, однако, я считаю, это было весьма ошибочным мнением», заявил Киниглиоглу, в настоящее время занимающий пост директора Центра стратегических исследований «STRATiM» в Анкаре.

Сторонники Эрдогана стараются придать максимально приличный внешний вид все более ухудшающемуся положению. «Наряду с некоторыми разногласиями существуют сферы, где отношения по-прежнему очень хорошие, таким образом, двусторонние связи приобрели сложный характер», заявил в начале октября спикер Партии справедливости и развития Омер Селик, доверенное лицо президента, во время обсуждения новых параметров турецко-российских отношений с иностранными журналистами.

http://mixednews.ru/archives/90114