Миллиардер Джим Роджерс, добрый двойник Джорджа Сороса, продолжает вкладываться в Россию. На этот раз он инвестировал часть своего состояния в российские рублёвые облигации.

Инвестор сообщает, что он верит как в будущее рубля, так и в будущее нефти — американские же ценные бумаги, по его мнению, стоят сейчас так дорого, что более вероятно их падение, нежели рост. Также Джим Роджерс считает, что российский ЦБ неплохо справляется со своей работой. «Хорошо бы Набиуллина стояла во главе ФРС», — полушутливо отметил миллиардер:

http://www.rbc.ru/finances/21/03/2016/56f014d69a79471c1ddb2ab9

Почему Джим Роджерс верит в Россию?

Причин для этого несколько. Одна из них — нефть, на которой «специализируется» российская экономика. Нефть в долгосрочной перспективе практически обречена на рост, и это значит, что финансовое будущее России выглядит довольно солнечным.

На первый взгляд, конечно, звучит странно. Американский добывающий сектор потерял за 2015 год больше, чем заработал за последние 8 лет:

http://blogs.wsj.com/economics/2016/03/21/u-s-mining-losses-last-year-wipe-out-profits-from-past-eight-years/

С лета 2014 года совокупная капитализация 300 крупнейших нефтяных компаний сократилась на внушительные 2,3 трлн долларов — и вполне очевидно, что грядущие банкротства только увеличат эти устрашающие убытки:

http://www.vestifinance.ru/articles/68878

Вместе с тем конкретно Россия находится на некотором расстоянии от этой кровавой финансовой бани и чувствует себя достаточно защищённой. Минэнерго сообщает, что себестоимость добычи нефти России составляет сейчас два доллара за баррель обычной нефти и 20 долларов за баррель нефти труднодобываемой:

http://tass.ru/ekonomika/2809777

Это значит, что на уровне цен в 30-40 долларов за баррель наши нефтяники могут не только прозябать, но и даже продолжать инвестировать в разработку новых месторождений. В 2016 году, например, объём инвестиций в будущую добычу останется примерно на уровне 2015 года — 1,4 трлн рублей.

Совсем иначе обстоят дела у наших западных друзей и партнёров. Крупнейшая нефтесервисная компания «Шлюмберже» выдала на днях по-настоящему шокирующие новости. Цитирую главное:

https://aftershock.news/?q=node/381739

1. Индустрия оказалась неспособна эффективно отработать усложнение условий добычи углеводородов, имевшее место в последние 15 лет.

2. Индустрия находится в глубочайшем кризисе в истории, большая часть нефтяных и газовых компаний имеет прибыльность и денежные потоки на неприемлемом уровне, который недостаточен для сохранения устойчивости.

3. Этот кризис будет иметь серьезные долгосрочные последствия. Не следует ожидать возврата высоких цен, так как национальные компании ОПЕК имеют низкую себестоимость, и способны поддерживать уровень нефтедобычи, сохраняя привлекательность для владельцев. Они, скорее всего, будут делать упор не на возврат цен, а на удержание и захват доли рынка.

4. Однако у многих независимых компаний даже при уровне цен в $100 за баррель в последние годы имела место деградация технических и финансовых показателей. Индустрия не поспевала за усложнением добычи углеводородов. Себестоимость барреля росла быстрее.

5. Простой факт — несмотря на то, что глобальные инвестиции в E&P выросли за предыдущие лет более, чем в четыре раза, это дало лишь 15% рост нефтедобычи.

6. Нынешний крах бурения в США длится уже 17 месяцев, и его можно разбить на три фазы. Третья фаза, начавшаяся в последнем квартале — наиболее серьезная и не имеющая прецедентов; она говорит, что индустрия имеет полномасштабный кризис доступной наличности.

7. Это ускорит и падение нефтедобычи.

Проще говоря, себестоимость добычи нефти за последние 15 лет выросла в разы, однако биржевые цены на нефть при этом, наоборот, упали. Долгое время американские сланцевики существовали за счёт разного рода кредитов и за счёт того, что нефтесервисные компании от безысходности обслуживали их практически бесплатно. Сейчас эта агония близка к завершению: невозможно бесконечно добывать нефть дороже 100 долларов, а продавать её 40, рано или поздно такая бизнес-стратегия заканчивается неизбежным разорением.

Отмечу, что усложнение добычи наблюдается и в России. Удобно лежащей нефти остаётся всё меньше, нефтяникам приходится переключаться на всё более и более сложные месторождения. Однако всё же раньше 2020 года ожидать существенного сокращения объёмов добычи нефти в России не стоит:

https://aftershock.news/?q=node/381792

Иначе обстоят дела в США. Сланцевики фактически являются банкротами, компаниями-зомби — и если только цены на нефть не взлетят в ближайшее время выше 100-120 долларов за баррель, отрасль обречена…

В принципе, конечно, цены на нефть могут начать взлёт хоть завтра. В этом весьма заинтересовано большое количество игроков — например, Катар отправил сейчас России приглашение на очередную встречу производителей нефти, чтобы, надо полагать, попросить нас снизить объёмы добычи:

http://tass.ru/ekonomika/2760117

Опять-таки, спекулянтам сейчас гораздо интереснее играть на повышение, нежели на понижение. Вниз они уже прогулялись, все сливки с этого направления уже собраны. Дорога наверх, напротив, выглядит в настоящее время очень сладкой.

Сами понимаете, если продавить нефть с 40 до 15 долларов, маржа составит всего лишь 25 долларов. А вот если вздуть нефть с 40 до 240 долларов, маржа составит уже 200 долларов — и здесь спекулянтам будет, на чём погреть руки.

Если учесть то, что я писал выше — нарастающие сложности с добычей и минимально допустимую цену нефти в 100-120 долларов — ралли на нефтяном рынке может начаться в любой момент.

Однако сердце подсказывает мне, что Россия навряд ли ударит с Катаром по рукам. Если бы мы так уж хотели сохранить цены на нефть на высоком уровне, мы могли бы, например, ещё в 2015 году понастроить нефтехранилищ и позаливать туда всю «избыточную» нефть — это поддержало бы цены, причём без особого убытка для бюджета.

Ничего подобного Россия не сделала. Почему? Потому что на данный момент нам стратегически выгоднее, чтобы наши нерыночные конкуренты — сланцевики — покинули рынок надолго, и чтобы цены на нефть зафиксировались на справедливом уровне, который сегодня, пожалуй, находится примерно на отметке в 120 долларов за баррель.

(На всякий случай. Справедливый уровень — это уровень, когда производители могут не только добывать достаточно нефти, но и вкладываться в разработку новых месторождений).

Впрочем, если спекулянты начнут ралли без нашего участия, если нефть взлетит к уровням под двести долларов уже в апреле-мае и спасёт тем самым сланцевиков от неизбежного краха, нас это тоже вполне устроит. Россия поставила сразу на две карты, какая бы из них ни выпала, наше экономическое будущее выглядит ясным и надёжным.

http://fritzmorgen.livejournal.com/870370.html