Тысячи иранских солдат прибыли в Сирию, чтобы принять участие в крупном наступлении против шиитских боевиков, находящихся на северо-западе страны. Иранские наземные силы примут участие в совместной операции с Сирийской Арабской Армией, Россией и бойцами ливанского ополчения Хезболла.

Наступление развивается после двух недель воздушных бомбардировок позиций врага российскими ВКС, которые повергли в хаос поддерживаемых США джихадистов вдоль всего западного коридора. Мобилизация иранских войск демонстрирует, что четырёхлетний конфликт входит в финальную стадию, где возглавляемая Россией коалиция попытается сокрушить преимущественно суннитских повстанцев и восстановить безопасность по всей стране.

В настоящее время самые яростные бои идут в трёх районах, жизненно важных для президента Сирии Башара аль-Асада: анклав Растан, выступ Северного Хама и равнина Габ. Хотя считается, что силы Асада превосходят джихадистов во всех трёх районах, боевики окопались и разрушили множество бронированной техники и танков. Режим должен взять эти районы, чтобы контролировать шоссе М5, идущее с севера на юг и соединяющее города, создающие целостное государство. Если эти цитадели врага расколются на небольшие очаги сопротивления, то силы коалиции двинутся дальше на север, чтобы закрыть границу с Турцией, одновременно пытаясь взять стратегический город Алеппо.

По словам военного аналитика Патрика Бахзада: «В целом, нынешняя операция в трёх вышеупомянутых  районах, очевидна. Бросили ли различные группы боевиков в эти сражения всё, что имели, сказать сложно, следовательно, нельзя провести оценку того, насколько грядущее поражение повлияет на их боевые возможности.

Стоит также упомянуть, что раз уж подразделения САА сумели прорваться сквозь оборону боевиков... это может вызвать неорганизованное отступление оказавшихся в ловушке подразделений боевиков. Этот момент станет решающим, поскольку вполне может оказаться поворотным пунктом массированного артиллерийского вала и мощных ударов российских воздушных сил, что приведёт к множественным жертвам среди боевиков».

Иными словами, есть высокая вероятность, что джихадисты осознают, что у них нет шансов победить, и они направятся за границу, но пока ещё слишком рано говорить, когда это случится.

По сообщению Рейтерс, «... крупные привлечённые силы сирийской армии... элитные бойцы Хезболлы и тысячи иранцев» движутся на север, чтобы вернуть Алеппо. Однако повстанцы ИГИЛ тоже направляются к городу с востока, а это значит, что в любое время может произойти основное столкновение. В ответ российские воздушные силы увеличили число бомбардировок до более чем 100 в день. Ожидается, что их число удвоится в ближайшие дни, поскольку происходит интенсификация боев.

По ранее поступившим сообщениям Syria Direct Сирийская армия захватила Алеппо в своеобразные клещи, отрезав основные артерии поставок на север из Турции. По мере сжатия клещей, поддерживаемые США подразделения боевиков бежали на запад, сейчас это для них единственный путь спасения. Паническое отступление ускорило протесты против руководителей боевиков, которых винят в потерях на поле боя и за то, что позволили «режиму завершить осаду Алеппо». Один из командиров подвёл итог своему раздражению, сказав:

«Множество бригад под флагом аль-Джабра а-Шамия на северо-востоке Алеппо истекают кровью и теряют технику на многочисленных фронтах... они в ловушке между силами режима на юге и ИГ на севере... из-за полного отсутствия координации между бригадами и нехваткой оружия и денег от американцев, чтобы соперничать с намного лучше вооружённым Исламским Государством, у них нет иного выхода, кроме отступления».

Алеппо – ключевой узел в московской стратегии нанесения поражения терроризму и восстановления порядка во всей Сирии. Сражение будет трудным, возможно, с действиями в городе, с боями за каждый дом. Потому-то в обязательном порядке силы коалиции должны закрыть границу с Турцией и остановить поток оружия и сопутствующего снаряжения как можно скорее. Ходят слухи, что Путин будет использовать элитные российские воздушно-десантные войска к северу от Алеппо именно в этих целях, но пока это только слухи. Путин неоднократно повторял, что российских наземных войск в Сирии не будет.

Невозможно переоценить деструктивную и нигилистическую роль администрации Обамы в Сирии. Вместе с союзниками из Залива США финансировали, вооружали и готовили основу джихадистов-бандитов, которые разорвали государство на части и убили чуть не четверть миллиона человек. Теперь, когда Путин решил положить конец дикой войне Вашингтона чужими руками, администрация планирует подбросить дров в костёр, сбрасывая контейнеры амуниции и оружия своим боевикам в центральной и восточной Сирии. Издатели New York Times высмеяли эту программу как «галлюцинацию». Вот отрывок из статьи:

«... Белый Дом в пятницу раскрыл план ещё более несвязный и страшно рискованный.

Пентагон прекратит подготовку повстанцев в сопредельных странах, эта программа была разработана, чтобы убедиться в их должной благонадёжности до того, как они получат в свои руки американское оружие и амуницию. Новый план просто вливает оружие через лидеров повстанцев, которые уже воюют и, по-видимому, с неким прогрессом.

Опыт Вашингтона в Сирии и других недавних войнах показывает, что марионеточные боевики обычно ненадёжны, а передача им оружия без настоящего присмотра зачастую приводит к беде... первоначальный план уже был сомнителен. А новый – так просто галлюцинация».

Администрация к тому же поставила «27 контейнеров с грузом оружия (сирийской) курдской партии Демократический Союз (PYD)» и её военному крылу Отрядам народной самообороны (YPG). Предполагалось, что оружие будет использовано против ИГИЛ, но эти шаги разгневали президента Турции Эрдогана, который считает эти группы террористическими. Хотя, по-видимому, команда Обамы просто ищет способы показать своим критикам, что она активно ведёт борьбу с террористами, это может создать идеальный предлог для турецкого вторжения в Северную Сирию, что резко усложнит ситуацию. Вот отрывок из турецкой Daily Hurriyet:

«Расследование последствий смертоносных взрывов в Анкаре (10-го октября), направленных против прокурдских и левых активистов, показало, что в них могла быть замешана Рабочая партия Курдистана, так же как и Исламское Государство Ирака и Леванта», – заявил в среду премьер-министр Турции Ахмет Давутоглы.

«По мере расширения расследования, основанного на информации из Твиттер-аккаунтов и анализа IP-адресов, стало ясно, что существует высокая вероятность того, что во взрывах активную роль играли Даеш и РПК», – сказал он на пресс-конференции с премьер-министром Болгарии Бойко Борисовым в Стамбуле.

На самом деле нет никаких доказательств участия РПК вообще. Образцы ДНК двух террористов-смертников показали, что оба были членами ИГИЛ. Единственная причина, почему Эрдоган хотел бы вмешать РПК, так это ради дискредитации политических соперников-курдов или ради создания повода для вторжения в Сирию. (Замечание: Турецкий суд ввёл положение секретности на расследование взрыва, что в большой степени ставит вопрос о правительственном прикрытии. По данным Алтана Тана, депутата от прокурдской Народно-демократической партии: «Взрывы были по всей Турции. Из этого можно сделать два вывода – либо за ними стоит правительство, либо оно не смогло предотвратить их». Но в любом случае ответственность несёт правительство).

Пока будущая роль Турции в сирийском конфликте остается неопределённой. Американская поддержка курдов во многом увеличивает шансы турецкого вторжения и более широкой, региональной войны. В этом реальная цель нынешней администрации – втянуть турецкие войска в Сирию, чтобы Россия увязла в дорогостоящей и длительной трясине?

Вроде бы до этого далеко, но есть моменты, достойные размышления. Например, в новостной программе CBS «60 минут» Обама сказал следующее:

«Я был изначально скептично настроен к идее, чтобы создать этакую марионеточную армию внутри Сирии. Моя цель состояла в том, чтобы попытаться проверить предположение, можем ли мы подготовить и снарядить умеренную оппозицию, которая желает сражаться с ИГИЛ. И мы поняли, что пока Асад остаётся у власти, крайне сложно заставить этих ребят сконцентрировать внимание на ИГИЛ».

Естественно, Обама хочет, чтобы все поверили – «это всё вина Асада», в конце концов, он же не собирается винить сам себя. Но в одном он честен: он никогда по-настоящему не считал, что вооружение суннитских экстремистов – хорошая мысль. Иными словами, он поддерживал цель (смену режима), но не методы (вооружение джихадистов). И возможно, он почувствовал это доказанным, когда – через 4 года боёв – конфликт зашёл в тупик.

Итак, если он убеждён, что вооружение джихадистов не сработает, то каков же его запасной план, план «Б»?

Ранее мы предполагали, что Обама заключил сделку с Эрдоганом, чтобы тот начал вторжение в Сирию, а США обеспечат воздушную поддержку турецким наземным силам. Мы считали, что это часть плана quid pro quo – что Обама согласился на это, чтобы воспользоваться стратегической авиабазой Инджерлик. Вспомните, Эрдоган удерживался от предоставления доступа США в Инджерлик более года, пока США не приняли его требование о помощи в свержении Асада. Естественно, Обама этого публично признать не может, но это – существенная часть договорённости. В интервью PBS News Hour на прошлой неделе Дэвил Крэмер, бывший помощник Госсекретаря при администрации Джорджа Буша дал некие подтверждения этой теории. Вот отрывок:

Джуди Вудраф: Итак, Дэвид Крэмер, как вот с этим? Существует реальная озабоченность, что если США окажутся втянуты, они влезут и не смогут выбраться.

Дэвид Крэмер: Турки давно продемонстрировали, что готовы отправить свои силы, если США обеспечат прикрытие и поддержку. Так что нам следовало создать зоны безопасности. Нам следовало создать бесполётные зоны. Нам следовало ввести их для любых самолётов, которые могли угрожать людям в этих районах, были бы это сирийские или русские самолёты. Нам следовало со всей определённостью дать понять русским, что любые нарушения или нападения в этих зонах будут считаться нападением, на которое мы вынуждены ответить.

Никто этого не хочет. Есть плохие решения, которые пришлось принимать, но вот тут мы сейчас правы. И я думаю, если мы этого не сделаем, то будем видеть, как людей продолжают убивать, как люди бегут из Сирии, так что хороших решений не существует. Нам приходится выбирать лучший вариант из худших.

Джуди Вудраф: Но мой вопрос таков: разве это не совершенно новый уровень риска, что самолёты США могут быть сбиты, военные США потенциально могут попасть в плен, не говоря уж о конфликте, потенциальном конфликте с Россией, пусть неумышленном?

Дэвид Крэмер: Турки нам продемонстрировали готовность пойти в этом направлении. Возможно, будут и другие страны, в том числе из Залива, хотя они не многое могут внести в операции такого рода. США могли обеспечить воздушную поддержку, обеспечить прикрытие таким образом. Я думаю, есть возможность это сделать, не втягивая наземные силы США, но тут нет хороших вариантов».

Крэмер не только выглядит весьма уверенным, что «турки … были готовы направить силы, если США обеспечат прикрытие и поддержку». По-видимому, он подразумевает, что очень многие в элите Вашингтона были осведомлены о сделке, но держали втайне.

К счастью, военная интервенция Путина воспрепятствовала выполнению плана «Б», так что мы никогда не узнаем, вторглась бы Турция на самом деле или нет.

Теперь имеет значение только то, что возглавляемая русскими коалиция быстро движется к тому, чтобы укрепить преимущество, нарушить пути снабжения врага, заблокировать пути отхода, запечатать границу и воспрепятствовать Турции предпринять какие-либо действия, которые бы позволили расширить войну. Наверняка Эрдоган прислушается к доводам, если они подкреплены силой.

Джихадистские наёмники должны либо сдаться, либо их выметут и как можно быстрее, чтобы 11 миллионов сирийцев смогли вернуться домой и взяться за трудную задачу – начать всё сначала.

http://vk.cc/4mMcIa