До конца года Россия предоставит программу полного импортозамещения от поставок продукции оборонно-промышленного комплекса Украины, необходимой для производства российского вооружения и техники. Сергей Шойгу выразил надежду, что в этом правительству помогут научно-исследовательские организации Минобороны.

Разрыв военно-технического сотрудничества Москвы и Киева стал реакцией новых киевских властей на события на юго-востоке Украины. Обвинив Россию в агрессии, президент Петр Порошенко потребовал полностью свернуть какое либо военно-техническое сотрудничество с «оккупантами», переориентировать работу украинской оборонки на удовлетворение потребностей собственной армии, а также развивать сотрудничество с НАТО.

«Украина хоронит собственный военно-промышленный комплекс, - не без сожаления подвел итог словам Порошенко вице-премьер России, отвечающий за ВПК, Дмитрий Рогозин. - Оборонно-промышленному комплексу Украины наступает полный конец, и радоваться здесь нечему, - подвел Рогозин черту под сказанным Порошенко. – В личном плане я крайне переживаю из-за разрыва кооперации с Украиной. У меня там много родни, у меня жена с Украины. Это не чужая страна, как и для многих из нас».

Экономика военного времени

До последнего времени Украина входила в десятку ведущих экспортеров вооружений и военной техники. Однако события на юго-Востоке внесли серьезные коррективы в этот процесс. 26 августа правительство Украины приняло решение о срочном выкупе Минобороны и Национальной гвардией всей военной техники, которая производится государственным концерном «Укроборонпром» для немедленной поставки в зону боевых действий. На экстренном заседании кабмина было решено передавать в течение 48 часов от момента заявки руководства силовой операцией оружие и военную технику со складов Минобороны для потребностей армии, Национальной гвардии и вооруженных формирований, участвующих в АТО.

Правительство также потребовало немедленного ремонта и модернизации военной техники без дополнительных согласований и разрешений. В связи с этим глава компании «Укроборонпром» Роман Романов в интервью изданию Jane's Defence Weekly посетовал, что из-за свалившихся проблем предприятия компании погрязли в ремонте и не могут заниматься развитием вооружений и военной техники. Это одна из причин, почему на украинских предприятиях введена трехсменная система работы, а ранее уволенных специалистов в приказном порядке мобилизовали обратно на работу.

«Рано или поздно война закончится, - говорит глава Центра анализа стратегий и технологий (Центр АСТ) Руслан Пухов, - но украинские оборонная промышленность и машиностроение к этому времени умрут. В нынешних экономических условиях Порошенко не сможет выполнить свое обещание дать более трех миллиардов долларов на перевооружение украинской армии и обновление военной техники в 2015-2017 годах. Их неоткуда взять. Внутренний заказ не заменит внешний – российский».

Братские связи

На момент распада Советского Союза военно-промышленный комплекс Украинской ССР был вторым по величине после РСФСР. В состав украинского ВПК входило 3594 предприятия, на которых работало более 4 млн человек. Украина унаследовала почти треть космической промышленности бывшего СССР. В космическую отрасль входило 140 предприятий и институтов, которые обеспечивали работой 200 тыс. человек. Однако к 1997 году количество оборонных предприятий сократилось в 5 раз, доля оборонного производства в украинской промышленности упала с 35 до 6%. Около 550 связанных с оборонкой предприятий и конструкторских бюро самоликвидировались или были закрыты, а число рабочих мест в отрасли сократилось в 7 раз.

В 2010 году, по данным министерства промышленной политики Украины, в интересах обороны в стране работало всего 143 предприятия. В 2011 году Украина выпала из десятки основных глобальных поставщиков вооружений, заняв 12-е место. Впрочем, по оценке главы Минпромторга Дениса Мантурова, озвученной в апреле 2014 года, общий портфель российских гражданских и военных заказов, размещенных на украинских предприятиях, составлял около 15 млрд долларов, или 8,2% ВВП Украины. Российско-украинский оборонный товаропоток насчитывал 7-8 тысяч наименований, а к сотрудничеству были привлечены 1330 предприятий.

До последнего времени Россия получала с Украины большое количество комплектующих практически для всех видов вооружений и военной техники. Например, КБ «Южмаш» занималось сопровождением двух основных для обороноспособности России стратегических ракетных комплексов: тяжелой баллистической ракеты Р-36М2 (SS-18) «Воевода», больше известной по своему натовскому названию «Сатана», и УР-100Н (SS-19). Первых у нас на вооружении 52, вторых – 40 штук. На этих машинах стоит более половины ядерных боезарядов сухопутной группировки стратегических ядерных сил сдерживания.

Также «Южмаш» сотрудничает с Россией в области космических запусков ракет-носителей «Днепр» и «Зенит». Зависят от авторского надзора украинских специалистов и системы наведения и управления российских ракет УР-100Н и РТ-2ПМ «Тополь», разработанные в советское время на харьковском предприятии «Хартрон» (бывшее НПО «Электроприбор») и киевском «Арсенале».

Украинская корпорация «Мотор Сич» поставляет вертолетные, авиационные и ракетные двигатели. Согласно подписанному в 2011 году контракту с холдингом «Вертолеты России», до 2016 года украинцы должны поставлять 250-270 двигателей ТВЗ-117 и ВК-2500 ежегодно на сумму 1,5 млрд. долларов. Они предназначены для боевых и транспортных вертолетов Ми-26, Ка-31, Ка-32, Ка-52, Ми-8 разных модификаций, Ми-24, Ми-28Н, Ми-35. Двигатели украинского производства устанавливаются на российские самолеты-амфибии Бе-200 и учебно-боевые Як-130, а также на тяжелые транспортные Ан-124 «Руслан». Помимо этого, «Мотор Сич» поставляет турбореактивные двигатели Р-95-300 для стратегических крылатых ракет Х-55 и Х-55СМ, авиационных тактических ракет Х-59М, Х-35 и корабельных 3М10 и 3М24.

Украинские предприятия поставляют гидравлические системы и тормозные парашюты для истребителей Су-27, Су-30 и Су-35, а также комплектующие для истребителя-бомбардировщика Су-34. Оборудование николаевского предприятия «Зоря-Машпроект» – редукторы и газотурбинные установки - идут для новейших российских фрегатов проекта 22350. Черкасский «Фотоприбор», киевский «Арсенал» и львовская «Лорта» – основные поставщики систем наведения для танков, самолетов и зенитных ракетных комплексов. «Фотоприбор» также участвует в проекте по созданию российских противотанковых комплексов «Хризантема», поставляет аппаратуру управления для вертолетов Ми-24.

Насильно мил не будешь

«Разрыв отношений с Киевом в области военно-технического сотрудничества - это гарантированная смерть украинского ВПК и полная деиндустриализация страны, - заявил телеканалу ЗВЕЗДА глава Центра анализа стратегий и технологий (Центр АСТ) Руслан Пухов. - Заявления, что, дескать, завтра украинская продукция найдет покупателей на других рынках, не более чем иллюзия. За 23 года независимости не нашла. Что такого уникального производит украинский ВПК, что могло бы заинтересовать Запад?».

Киев осуществляет военно-техническое сотрудничество с 45 странами, однако по понятным причинам доля российского рынка для украинского экспорта составляет до 60%. Практически все без исключения оставшиеся предприятия украинской оборонки работают только благодаря российским контрактам. Более 70% поставщиков систем и комплектующих для украинских оборонных предприятий находятся в России. Без участия россиян Украина производит лишь танки Т-80, «Оплот» и «Ятаган», а также ряд старых бронетранспортеров.

По мнению бывшего начальника Вооружений Минобороны России Анатолия Ситнова, «заинтересовать могли бы технологии», но все, что можно было взять с украинских предприятий, желающие уже взяли. Так, европейская компания Airbus Military приступает к серийному производству военно-транспортного самолета Airbus A400M. Этот четырехмоторный турбовинтовой военно-транспортный самолет - фактически копия так и не состоявшегося российско-украинского транспортника Ан-70.

Машина изначально проектировалась с расчетом, что она будет поставляться не только ВВС Украины и России, но и странам НАТО. Для этого Североатлантический альянс представил КБ Антонова необходимые сведения о весе, размере западной военной техники и вооружений. Но покупать машину Брюссель не стал, а вместо этого европейский авиаконцерн сделал свой вариант по нашим лекалам.

Точно так же поступили итальянцы, выйдя из совместного с Россией СП по созданию учебно-тренировочного самолета Як-130АМ. В результате его итальянский близнец М-346 Master поставляется в Израиль и Сингапур. А российский Як-130 еще ни разу не был продан на экспорт в том числе из-за опасений, что Украина может прекратить поставки двигателя АИ-222-25.

«В 90-х годах мы уже проходили историю с созданием совместных предприятий с западными фирмами, - рассказывает профессор Академии военных наук Вадим Козюлин. - Оптимизм быстро сменился разочарованием. Вместо совместной работы над реальными проектами все выливалось в получение каких-то технологий и прекращение после этого сотрудничества. Либо в то, что иностранные фирмы пытались делать из наших просто дистрибьюторов для продвижения продукции на рынки третьих стран».

Сложности расставания

В России не строят иллюзий по поводу развода со старым партнером. Оптимизм Дмитрия Рогозина - игра «на публику». Вице-премьер прекрасно знает, каких усилий и денег будет стоить расставание. По мнению Руслана Пухова, разрыв отношений с Украиной приведет «к просадке» программы вооружений минимум на 5-6 лет.
«Меры, предпринятые правительством по импортозамещению в ВПК, - говорит эксперт, дадут свои результаты, но не сразу. Российский ВПК способен производить всю номенклатуру необходимой ему продукции. Но на это нужно время и деньги».

Примером этого может быть идущая не один год работа по созданию производственных мощностей по выпуску вертолетных двигателей ТВЗ-117 и ВК-2500 для наших вертолетов. Их производство организовано на базе петербургского ОАО «Климов». В советские времена «Климов» был КБ, а «МоторСич» - серийным заводом. Холдинг «Вертолеты России» отчитался о поставке ВВС первой партии полностью российских вертолетов Ми-8АМТШ-В. Машины оснащены двигателями ВК-2500-03 с улучшенными характеристиками, что позволяет заметно повысить надежность и безопасность боевого применения и в целом летно-технические характеристики вертолета. Кроме того, увеличен ресурс российских двигателей, что благоприятно скажется на стоимости эксплуатации вертолетов. Кроме того, на вертолетах была замена вспомогательная силовая установка АИ-9В украинского производства на российскую модель ТА-14 производства НПП «Аэросила». ТА-14 имеет более высокую мощность энергоустановки, увеличенное время работы в генераторном режиме, а также лучшие показатели высотности запуска.

Сегодня стоит задача наладить в Санкт-Петербурге производство не менее чем 450 двигателей в год. Пока «Климов» выпускал не более 100 моторов - и то с использованием украинских комплектующих. Сложная ситуация с фрегатами дальней морской зоны проекта 22350. Они предназначены для перевооружения Черноморского флота. Для головного корабля Украина поставила силовую установку. Остальные шесть придется оснащать отечественными двигателями.

Впрочем, в ситуации отсутствия серьезных угроз для безопасности государства, по мнению эксперта, Россия может и подождать со сроками выполнения госпрограммы вооружения. По словам замминистра обороны Юрия Борисова, российское военное ведомство рассчитывает на 95% избавиться от поставок комплектующих с Украины. Уже составлен график по импортозамещению, «проанализировано наличие запасов комплектующих, готовимся к производству всех деталей, определены ответственные».

Производство двигателей для крылатых ракет и газотурбинных установок может быть налажено на Рыбинском НПО «Сатурн». Программа развития стратегических ядерных сил уже не предусматривает участие в ней украинских производителей. Новые ракетные комплексы стратегического назначения РТ-2ПМ2 «Тополь-М», РС-24 «Ярс» и морская Р-30 «Булава» созданы полностью на отечественной элементной базе. Также будет создана и новая тяжелая баллистическая ракета, идущая на смену Р-36М2 – «Сармат».

К проекту создания новейшего российского комплекса ПВО С-400 не был привлечен ГАХК «Днепровский машиностроительный завод», который когда-то принимал участие в создании и производстве С-300. В России появились и собственные авиационные ракеты класса «воздух-воздух» Р-77 для истребителей МиГ-29, Су-27, Су-30 и Су-35 от украинских ракет. Подобные решения есть и в других областях, связанных с вооружением и военной техникой.

«В любом случае, процесс импортозамещения рано или поздно надо было начинать, - уверен Вадим Козюлин. - То, что производилось на украинских предприятиях для нашей техники, было далеко не новое, современное оборудование. Начав инвестировать в собственное производство, мы не только получим аналоги, но и что важно, будем стимулировать развитие собственной науки и промышленности. И это - самая главная цель правительственной программы».

В среду глава «Роскосмоса» Олег Остапенко сообщил журналистам, что его ведомство договорилось с Минобороны отказаться в ближайшем будущем от использования ракеты-носителя лёгкого класса «Рокот».

Одна из причин заключается в том, что в этой конверсионной разработке используются экологически вредные компоненты топлива (гептил и азотный тетраоксид). Вторая мотивация имеет политическую подоплеку – на «Рокоте» установлена система управления, которая разработана харьковским НПО «Электроприбор». Сменщица «Рокота» - РКН «Ангара» - лишена такого «конструктивного недостатка», который может аукнуться в условиях, когда демарши Киева в отношении Москвы следуют один за другим. К одному из главных достоинств «Ангары» (во всех модификациях) следует отнести ее заявленное российское происхождение. Что особенно актуально в свете продвигаемой правительством программы импортозамещения в российском авиакосмическом комплексе.

Напомним, ракета-носитель легкого класса «Рокот» со стартовой массой более 100 тонн способна выводить на низкую околоземную орбиту полезную нагрузку до двух тонн. Носитель имеет три ступени: первые две являются ускорительными блоками ракеты РС-18, а третья — разгонный блок «Бриз-КМ».

Три первых пробных запуска РКН «Рокот» были произведены в начале 1990-х годов из шахтной пусковой установки на космодроме «Байконур». Затем носитель «переехал» на российский космодром Плесецк. Откуда производились коммерческие запуски РКН «Рокот» в варианте 14А05 с переоборудованной площадки РН «Космос».

По состоянию на март 2011 года было произведено 15 пусков. Как по заказу российского Минобороны, так и иностранных партнеров (10 стартов в рамках совместного предприятия Eurockot).

Но вопросы остаются. «Ангара» - это пока «сырая» разработка, которая совсем недавно появилась на пусковых площадках РФ. В этой связи достаточно вспомнить, что широко разрекламированный дебют «Ангары» летом текущего года состоялся только со второй попытки. Из-за неисправности клапана дренажа бака жидкого кислорода ракета стартовала не 27 июня, как было запланировано, а несколько позже. И это не самый главный неприятный инцидент в череде неудач, которые преследуют нашу космонавтику.

РКН «Рокот» представляет конверсионную модификацию межконтинентальной баллистической ракеты РС-18Б, разработанной в ЦКБ машиностроения под руководством легендарного конструктора Владимира Челомея, напоминает действительный академический советник Академии инженерных наук РФ Юрий Зайцев.

– Система управления для этой ракеты производится харьковским НПО «Электроприбор». Она была установлена на МБР РС-18Б, находившихся на боевом дежурстве. В советское время эти ракеты имели более 5000 боевых блоков, т.е. свыше 75% от общего числа боевых блоков в группировке МБР СССР. По мере превышения гарантийных сроков эксплуатации их снимали с дежурства и переделывали в РКН гражданского назначения. По данным из открытых источников, сейчас их осталось около 70.

«СП»: – Если не заниматься конверсией, списанные ракеты подлежат утилизации, то есть уничтожению?

– Разумеется. Но вместо этого с их помощью стали выводить полезные грузы (спутники) на орбиту. Это был самый оптимальный вариант.

«СП»: – Какой тогда смысл отказываться от имеющихся в наличии носителей? Логичнее было бы использовать все оставшиеся ракеты для гражданских пусков.

– За «Ангарой» будущее, это более современная ракета. Главный плюс состоит в том, что она гораздо более экологически чистая (топливо на основе керосина, а в качестве окислителя используется жидкий кислород). «Ангару-1.2ПП» уже запускали с космодрома в Плесецке этим летом. А в Республике Корея наш носитель использовали в качестве первой ступени для своей ракеты «Наро». Первый из двух пусков, правда, оказался неудачным, но не из-за первой ступени. В любом случае, целесообразно не цепляться за старую разработку, а доводить до ума новую, налаживать серийное производство. К тому же надежность РКН «Рокот», которые представляют собой переработанные МБР, стоявшие много лет на боевом дежурстве в шахтах, отнюдь не повышается.

«СП»: – «Ангара» тяжелого класса впервые стартует только в декабре этого года?

– По сути дела, это пять блоков «легкой» «Ангары», соединенных вместе, только и всего.

«СП»: – Как будет выглядеть номенклатура российских носителей в будущем, на что планируется делать ставку?

– Основными «рабочими лошадками» будут «Ангара», «Протон», «Союз-2». Приоритет отдан «Ангаре», потому что ее, в отличие от «Протона», можно запускать с космодрома в Плесецке, где нет пусковой установки под «Протон». С помощью «Ангары» можно будет выводить на орбиту и аппараты Минобороны (на Дальнем Востоке тоже строится старт под нее).

После распада СССР российское руководство ставило задачу обеспечить РФ независимый доступ в космос. Однако до появления «Ангары» мы не могли обойтись без Байконура и наших казахстанских партнеров. Это представляло опасность. Сегодня у нас нормальные отношения с Казахстаном, а завтра - неизвестно. Особенно, если учитывать те многочисленные претензии, которые предъявляет нам Астана после каждой аварии. В таких случаях приходится либо выплачивать неустойку, либо отказываться от каких-то пусков.

«СП»: – Есть ли подвижки со строительством космодрома «Восточный»?

– Насколько я знаю, в график мы не укладываемся. К счастью, у нас уже есть Плесецк, который нам нужен для запуска военных спутников.

«СП»: – Помогут ли ракеты семейства «Ангара» укрепить российские позиции на международном пусковом рынке?

– Пока международные проекты «заточены» под «Протон», а там видно будет. Если «Ангара» себя хорошо зарекомендует, рокировку будет несложно сделать. Американцы все грозятся «отвязаться» от России в космосе, но недавно прошло сообщение, что самарские двигатели РД-180 они еще будут покупать как минимум семь лет.

Будучи «ремейком» боевых ракет «Рокот» трудно назвать самым совершенным носителем, считает академик Российской Академии Космонавтики имени К.Э. Циолковского Александр Железняков.

– Пришло время переходить на экологически более чистую «Ангару», что означает новый этап развития ракетостроения на более высоком уровне. Это главная мотивация, стремление обеспечить технологическую независимость от Украины – вторичная задача.

«СП»: – Отказ от «Рокота» не связан с отказом украинских контрагентов с «Южмаша» выполнять свои обязательства по техобслуживанию конверсионной версии РС-18Б?

– У меня нет информации, что в этом плане сейчас происходит. Знаю только, что до середины текущего года все было нормально.

«СП»: – Но позже Петр Порошенко подписал указ, запрещающий поставки в Россию товаров военного и двойного назначения…

– За исключением космической техники, которая применяется для использования космоса в мирных целях в рамках международных космических проектов.

«СП»: – Минобороны выводило с помощью «Рокота» военные спутники.

– Не только. Эта ракета-носитель задействована в гражданских международных проектах. Все зависит от того, как толковать этот указ.

«СП»: – В условиях перманентной турбулентности в российско-украинских отношениях за «правильным» толкованием дело не станет.

– Это, конечно, не может не беспокоить российскую сторону.

«СП»: – Наше руководство декларирует готовность заняться импортозамещением в ракетно-космической отрасли. Что конкретно удалось добиться на этом направлении, и каковы перспективы заявленного процесса?

– Нашим уязвимым местом всегда была электронная компонентная база.

«СП»: – В производстве «Ангары» действительно используются только российские комплектующие?

– Насколько мне известно, импортные комплектующие применяются и на этих носителях. Например, закупаем элементную базу в США. Но это не единственный поставщик, так что подстраховка на случай форс-мажора имеется. Планы полностью заместить зарубежные компоненты российскими пока остаются планами. Говорить, что «Ангара» полностью российская я бы не стал. Это было бы слишком смелое заявление.

«СП»: – Кто кроме американцев изготавливает необходимую элементную базу? С кем можно будет наладить сотрудничество в случае бойкота нашей космической отрасли со стороны США?

– С тем же Китаем, с Южной Кореей и другими развитыми азиатскими странами. Что касается последствий санкций и сворачивания международного сотрудничества, я бы не смотрел на это с таким оптимизмом, как чиновники Роскосмоса. Нам говорят, что это подстегнет российских производителей, даст толчок для технологического прорыва. Но думаю, нам все же было бы проще работать, если бы международная обстановка не обострялась. А теперь придется учитывать негативные факторы.

Кстати говоря, я бы не стал обольщаться по поводу того, что Америка так уж сильно от нас зависит по ракетным двигателям. В целом, у нас есть неплохие наработки, но пора прекратить почивать на лаврах. Российская авиакосмическая промышленность должна резко прибавить, чтобы мы оставались во всех смыслах на высоте. Если же будем жить прошлым, проматывая наследие предшественников, то рано или поздно задел кончится. И мы проиграем космическую гонку, причем не только США или ЕС.

http://tvzvezda.ru/news/forces/content/201411080845-e7gt.htm

http://svpressa.ru/war21/article/103836/