26 февраля 2015 года глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин заявил о диверсионном характере конституционного положения о приоритете норм международного права над российским законодательством. Он считает, что «устранение в нашем законодательстве этих, образно говоря, диверсий правового регулирования укрепит независимость Российской Федерации в правовой сфере, вернет его к лучшим традициям отечественного судопроизводства».

В начале марта в СМИ появилась новость о поручении Сергея Нарышкина комитетам Госдумы провести анализ международных договоров, заключенных Россией. Однако при этом связь поручения Нарышкина со словами Бастрыкина отрицается. О целях анализа международных договоров достоверно ничего не известно.

Описанные события происходят в условиях усиливающегося международного давления на Россию, угроз введения новых санкций, а также новостей об адресованном России призыве Комитета министров Совета Европы выплатить компенсации по делу ЮКОСа.

Понятно, что никто не хочет выплачивать миллиарды евро. Также понятно, что Россия не может отказаться от выплат абсолютно произвольно, нужна серьезная аргументация. Желательно правовая, которой так не хватило для защиты позиции России в ЕСПЧ и арбитраже.

Что говорит Конституция РФ о международном праве?

Нормативно-правовое регулирование вопросов юридической силы норм международного права и их положения в иерархии нормативных правовых актов Российской Федерации осуществляется Конституцией РФ и федеральными законами.

В соответствии с частью 4 статьи 15 Конституции РФ, о которой говорил Александр Бастрыкин, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Эта норма должна рассматриваться в контексте других статей Конституции. Во-первых, статья 4 Конституции говорит о суверенитете России и о том, что «Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации». Во-вторых, в той же статье 15, но в части 1 сказано: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации».

Таким образом, Конституция РФ не говорит о безусловном приоритете общепризнанных норм международного права, при их характеристике слово «приоритет», либо его синонимы, не упоминаются.

Нормы Конституции РФ нашли свое развитие в Федеральном законе от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации». Согласно Закону, международный договор Российской Федерации – это международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством (или государствами), с международной организацией либо с иным образованием, обладающим правом заключать международные договоры, в письменной форме и регулируемое международным правом. Некоторые международные договоры требуют ратификации, которая осуществляется путем принятия соответствующего федерального закона.

Статья 5 указанного Федерального закона подтверждает приоритет международного договора РФ перед законом: «если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Однако эта норма Закона порождает вопрос: при каких условиях международный договор Российской Федерации может содержать иные правила, чем установлены законом? Теоретически такой договор может быть заключен, однако его подписанию предшествует особая процедура, предусмотренная статьей 10 указанного Федерального закона. В соответствии со статьей 10 предложения о заключении международных договоров Российской Федерации, устанавливающих иные правила, чем предусмотренные законодательством Российской Федерации, представляются Президенту Российской Федерации или в Правительство Российской Федерации по согласованию с Министерством юстиции Российской Федерации. Министерство юстиции Российской Федерации может давать заключения по вопросам соответствия положений договора законодательству Российской Федерации и их юридической силы в Российской Федерации, а также по иным вопросам, связанным с вступлением в силу и выполнением такого договора.

Описанное правовое регулирование породило среди юристов споры о толковании норм Конституции РФ. Однако в 2013 году данная правовая коллизия была разрешена в пользу верховенства Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ принял постановление от 6 декабря 2013 года № 27-П по «делу Маркина», в котором позиция Суда сводилась к следующему:  подлежащее исполнению решение международного суда, основанное на нормах международного права, должно соответствовать Конституции РФ (и правовым позициям Конституционного Суда). На этом решении Конституционного Суда РФ основан Федеральный конституционный закон от 4 июня 2014 года № 9-ФКЗ, отразивший позицию Суда.

Таким образом, действие норм международного права ограничено требованием соблюдения публичного порядка.

Что такое общепризнанные принципы международного права?

Полные перечни заключенных Россией международных договоров содержатся на сайте Министерства иностранных дел РФ, там же есть сведения о членстве России в международных организациях. В отношении заключения международных договоров и участия в международных организациях Россия обладает полной свободой выбора: можно не заключать международные договоры или расторгать ранее заключенные, можно не входить в международные организации или выходить из их состава, если это предусмотрено уставами организаций.

Вопрос о содержании понятия общепризнанных принципов и норм международного права необходимо рассмотреть отдельно.

В отношении общепризнанных принципов международного права есть некоторая определенность. Основные принципы международного права (неприменение силы, невмешательство во внутреннюю политику другого государства, суверенное равенство государств, равноправие и самоопределение народов, добросовестное выполнение государственных обязательств и др.) содержатся в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН (1970), и в Уставе ООН.

Общепризнанные нормы международного права – категория менее определенная. Предполагается, что эти нормы имеют юридическую форму международного обычая или договора (конвенции) и содержатся в уставах ООН, Совета Европы, международных договорах, конвенциях (конвенционные нормы), декларациях, пактах, резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, статутах и иных источниках.

Таким образом, присоединение к ООН, Совету Европы распространяет на Россию действие общепризнанных принципов и норм международного права.

При этом необходимо помнить, что при заключении любых международных договоров Россия вправе делать оговорки к отдельным положениям, когда это допускается договором, при соблюдении условий договора и соответствующих норм международного права. Это право подтверждается также статьей 25 Федерального закона о международных договорах.

За что России придется ответить?

Признание юрисдикции международных судов в отношении России осуществляется Россией путем подписания соответствующих международных договоров. Для международных арбитражей может предусматриваться особый порядок признания. Следовательно, расторжение Россией соответствующих договоров может прекратить юрисдикцию международных судов в отношении нее.

Однако такой порядок не может повлиять на исполнение решений, уже вынесенных судами и вступивших в законную силу. В частности, это справедливо для постановления ЕСПЧ по делу ЮКОСа и решения Гаагского арбитража по делу ЮКОСа. Провал обжалования данных решений привел к тому, что решения переходят в стадию исполнения. Комитет Министров Совета Европы уже рассмотрел вопросы об исполнении Россией указанного постановления ЕСПЧ и других. Есть претензии к России и в связи с исполнением других постановлений ЕСПЧ по делам против России (в частности, «чеченским» делам).

В доктрине международного права отмечается, что государство-правонарушитель не может ссылаться на свое внутреннее право, чтобы избежать возмещения вреда. Также государство не может ссылаться на свое национальное законодательство (в том числе на конституцию) для оправдания несоблюдения международного обязательства.

Выводы

Все это означает, что изменение Конституции РФ, принятие федеральных законов, направленных на подавление международного права национальным, не может повлиять на возможность исполнения уже вынесенных решений международных судов против России. Но есть возможность использовать постановление Конституционного Суда от 6 декабря 2013 года № 27-П, предполагающую «верификацию» судебных решений международных судов с возможностью их преодоления на основании их противоречия публичному порядку России.

Необходимо отметить, что изменение статьи 15 Конституции РФ, находящейся в главе 1, возможно только принятием новой конституции с участием Конституционного Собрания, закон о котором до сих пор не принят.

В связи с невозможностью предотвратить исполнение уже вынесенных решений против России логично предположить, что власть анализирует пути предотвращения возможного ущерба от решений международных судов по делам, находящимся в их производстве. Например, в ЕСПЧ есть множество дел против России с политическим потенциалом и возможными крупными компенсациями в случае проигрыша (такие как дела по Крыму и Украине, «болотное» дело).

Однако выход из международных договоров с целью избежать международной юрисдикции способен нанести еще больший ущерб имиджу России в мире и спровоцировать новые санкции против России.

Если приведенная выше правовая аргументация о приоритете национального права над международным не сможет убедить мировое сообщество (а она не сможет), то она, вероятно, поможет сохранить лицо страны в глазах ее народа. Убедить народ в том, что мы все делаем правильно, что действия России полностью соответствуют ее законодательству, действительно получается. Народ и сам хочет в это верить. И это убеждение – один из элементов высокого рейтинга власти.

http://vk.cc/3A8mBr