В первые в своей истории “Хизбалла” осуществляет наступательные маневры – в качестве части своей операции в Сирии. Российская интервенция только обогащает этот опыт, и преподносит группе важные уроки, которыми “Хизбалла” воспользуется в будущих конфликтах.

До этого “Хизбалла” долго следовала стратегии обороны и истощения в отношении своего главного врага – Израиля. Этот подход многие офицеры ЦАХАЛа называли “не проиграть”. Принимая во внимание численное превосходство и технологические преимущества израильской армии, эта стратегия была направлена на то, чтобы затянуть войну как можно дольше, добиться истощения тыла путем постоянных ракетных обстрелов израильских городов и увеличить цену маневра ЦАХАЛа в южном Ливане.

“Хизбалла” продемонстрировала это оборонительное видение конфликта во время войны 2006 года, пряча своих боевиков и ракеты в сложной системе тоннелей и подземных укреплений в лесистой местности, которую в Израиле называют “заповедниками”. Группа верила в то, что до тех пор пока она не уничтожена, она может утверждать, что выжила под ударами могущественной израильской армии, что, в ее видении и является победой. Сирия, однако, изменила эту оборонительную парадигму.

В Сирии “Хизбалле” пришлось сменить свои цели, ее главная задача – захват территории и сохранение контроля над ней. При этом она ведет войну против квази-конвенциональных сил, которые применяют тактику герильи. Раньше “Хизбалла” воевала против ЦАХАЛа малыми группами на знакомой местности, но теперь она развертывает сотни бойцов в наступательных операциях на чужой территории. Для боевиков и командиров “Хизбаллы” такой опыт меняет их взгляд на то, каким образом можно наиболее эффективно победить в битве, а участие России означает, что они получают эти уроки от одной из лучших армий в мире.

С самого начала Россия зависела от сирийских, иранских, ливанских и других сил на местах – с тем, чтобы они делали ее работу. С учетом сложности кампании и желания России избежать ее восприятия в качестве поражения, российские силы очень близко работают со своими партнерами, с тем, чтобы быть уверенными в достижении поставленных целей. Есть сообщения о том, что совместные оперативные штабы России и “Хизбаллы” работают в Латакии и Дамаске, в то время как “Хизбалла” и иранский персонал помогли спасти сбитого российского пилота в ноябре. Поскольку Москва не хочет вводить в конфликт наземные силы, подобное сотрудничество будет только расширяться.

Еще о психологии арабского человека в статье:
Почему арабы плохие солдаты

На макро уровне, “Хизбалла” сейчас усваивает российскую военную доктрину, с ее сложными оперативными концепциями и продвинутым искусством военного планирования. Российская армия располагает богатым опытом проведения различных операций, включая анти-партизанскую войну и конвенциональные кампании. Подумайте о следующем сценарии: российский командир сидит с иранскими и сирийскими командирами, с командиром “Хизбаллы” за одним столом. Он говорит о целях, о временных рамках для достижения этих целей, , и приоритетах сражения. После этого он указывает на активы, которые необходимы, для того, чтобы эту битву выиграть, и, возможно, предлагает некоторые важные уроки из опыта анти-партизанской кампании в Чечне. Для “Хизбаллы” – это первый опыт наблюдения за тем, как создаются планы первого уровня в военной кампании.

Ливан - территории контролируемые Хезболлой

Ливан - территории контролируемые Хезболлой

Подобное обучение идет везде и постоянно. Например, сирийское участие в возглавляемой американцами операции “Буря в пустыне” в 1991 году радикальным образом трансформировало всю их военную стратегию. Увидев своими глазами эффект американской воздушной войны и эффективность высокоточных вооружений, сирийские военные корректно предположили, что Израиль применит против них такие же концепции и такие же вооружения. В соответствии с этим, режим, вместо того, чтобы строить планы того, как отвоевать Голанские высоты переключился на стратегию оборонительного типа, которая предусматривала реорганизацию подразделений и развитие противотанковых и огневых возможностей.

В дополнение к этому, когда различные действующие лица планируют совместную кампанию, они делятся разведывательными данными – и нынешняя войне не является исключением. Русские, скорее всего, делятся своей информацией с сирийцами и “Хизбаллой”, а те, в свою очередь, представляют свою информацию русским. И это не первый раз, когда они это делают. Во время войны 2006 года совместный разведывательный российско-сирийский пост на сирийской территории передавал информацию “Хизбалле”.

Подробнее об арабской психологии глазами экспертов и исследователей в статье:
Арабская психология и национальный характер
а так же в статье:
Психология работы с арабами

В общем плане, “Хизбалла” теперь имеет возможность наблюдать – с самого близкого расстояния, за тем как российские аналитики собирают вместе сведения радиотехнической разведки, визуальные наблюдения и данные из открытых источников с тем, чтобы создать более четкое и ясное представление о противнике и поле боя. Сюда входят и спутниковая съемка, и беспилотники Орлан-10, и возможности продвинутой радиотехнической разведки, и элементы электронной войны. Подобные наблюдения имеют особую ценность с учетом того, что у “Хизбаллы” нет достаточного опыта в максимизации использования информации, представляемой дронами и соединения ее с данными из других источников.

Ливан - этническая карта

В полном размере: Ливан - этническая карта

Работа с русскими также помогает “Хизбалле” понять принципы осуществления наступательных операция в сложном окружении, в условиях плотной городской застройки. В прошлых войнах тактика “Хизбаллы” фокусировалась на герилье, защите своих деревень и блокировании продвижения подразделений ЦАХАЛа. Этот подход не работает в Сирии, где “Хизбалла” вынуждена развертывать куда более крупные подразделения для наступательных операций – при поддержке артиллерии и авиации. Российские силы обладают богатым опытом ведения боев в условиях городской застройки, и они передает его “Хизбалле” – как организовать эффективную структуру командования и контроля, как выбрать различные вооружения для различных сценариев, как создать дополнительные цели после вступления в сражение, и как поддерживать маршруты логистики.

В Чечне, например, русские формировали подразделения “Шторм”, состоявшие из снайперов, солдатов с автоматическим оружием, разведчиков и наводчиков – подход, целью которого было довести до максимума подвижность и гибкость. Они также использовали различные ракетные платформы – от ТОС-1 до “Шмеля” во время маневров в Грозном, демонстрируя координацию работы различных подразделений и родов войск. Дискуссия о подобной тактике с опытными российскими командирами принесет “Хизбалле” конкретные предложения о том, как правильно организовать силы, созданные для достижения специфической цели, эффективно координировать различные элементы в ходе боя и в других областях. Это – бесценный дар, даже с учетом недостаточной подготовки и оснащения группы, по сравнению с российскими подразделениями.

Подробнее об истоках современного арабского терроризма в статье:
Арабский терроризм, нацистское подполье и советские спецслужбы
А так же в статье:
Связи арабов и нацистов

Командиры, участвующие в затяжной, длительной кампании, неизбежно начинают задумываться о будущем конфликте. Это часто означает применение тех уроков, которые они получили – в новой стратегии и в новой тактике – и в новых подходах к логистике и подготовке личного состава. Командиры “Хизбаллы” , несомненно, думают сейчас именно об этом, и уроки, преподанные им русскими могут сильно повлиять на их мысли – и на конечный результат.

Ливан - карта религий

В полном размере: Ливан - карта религий

На стратегическом уровне, группа более не погружена в концепцию “не потерпеть поражение”, и вместо это фокусируется на возможностях быстро достичь победы – хотя бы и воображаемой. В 2011 Насралла впервые упомянул о своих планах вторжения в Галилею – и с тех пор, он постоянно возвращается к этой мысли. Это знаменует расставание с главной оборонительной парадигмой группы, и разговоры с русскими командирами только укрепляют этот разворот к наступательным стратегиям.

На тактическом уровне, “Хизбалла” сегодня из первого ряда наблюдает за применением оружейных систем, которые русские привезли с собой в Сирию – многие из которых до этого никто не видел. Они также получают возможность изучать эти системы, обучаться использованию этих систем, которые впоследствии они возможно приобретут. Так, появились сообщения о том, что “Хизбалла” получила системы противовоздушной обороны СА-22. Россия ввезла эти системы в Сирию – и теперь “Хизбалла” из совместных оперативных штабов может наблюдать как ими оперировать, как “вести” сразу несколько целей. Даже работа с базисным, но качественным российским вооружением – таким, как приборы ночного видения, бронежилеты, медицинские средства, идет на пользу “Хизбалле”.

Почему восточные страны оказались в таком состоянии:
В чем причина отсталости восточных стран
а так же в статье:
Почему арабы не добиваются успеха?

С момента начала российской кампании прошло три месяца. С учетом того, что Москва Асада не бросит, а Иран и “Хизбалла” не собираются в скором времени покидать Сирию, описанный выше процесс обучения будет продолжен. Поскольку Россия свое присутствие расширяет, “Хизбалла” может рассчитывать на дополнительные уроки.

Опыт также показывает, что то, что выучит “Хизбалла”, очень скоро станет достоянием ее подельников. Многочисленные террористические группировки изучали и внедряли военную тактику “Хизбаллы”, в некоторых случаях она даже посылала к ним своих инструкторов. Например, обученные “Хизбаллой” милиции воевали против американцев в Ираке. Высокопоставленные командиры “Хизбаллы” также обучали милиции хути в Йемене. В Газе группировки ХАМАС и Исламский джихад воплотили стратегии “Хизбаллы” – и в политической, и в военной сфере.

Более того, чем больше “Хизбалла” узнает от русских, тем больше она станет боеспособной, по сравнению с ливанскими вооруженными силами, которые уже сейчас слабее ее и в отношении боевого опыта, и оснащения, и вооружений. Это еще более изменит баланс сил внутри Ливана в пользу “Хизбаллы”, что является опасной перспективой – в свете хронической нестабильности и высокой напряженности в отношениях между общинами.

Относительно Израиля, важно помнить, что “Хизбалла”, получая ценный опыт в Сирии, воюет с слабыми, по сравнению с ЦАХАЛем врагами. Джабхат ан-Нусра, Исламское Государство и различные фракции мятежников имеют свои сильные стороны, но они не могут сравниваться вызову войны против хорошо обученной армии, авиации с широким спектром возможностей и “Хизбалла” это понимает очень хорошо. Группа выучила важные уроки, но воспользоваться ими, в особенности в войне против израильской армии , будет непросто.

В момент вступления России в войну Насралла заявил каналу al-Manar: “Москва играет положительную роль, и это, милостью Аллаха, принесет позитивные плоды”. Российское военное образование , которое “Хизбалла” получит в ближайшие месяцы только укрепит оптимизм группы – и ее возможности.

http://postskriptum.org/2016/01/20/hezbollah-20/