Россия не ведет гибридных войн

Леонид Бершидский: Не стоит перенимать у Москвы менталитет «защитников осажденной крепости».

За два года, прошедших с присоединения Крыма, выражение «русская гибридная война» стало постоянным гостем в западной прессе, речах политиков и ученых. Это всеобъемлющая характеристика российской враждебности — и вместе с тем зеркальное отражение страха, который сам Кремль испытывает перед Западом.

Недавно Атлантический совет опубликовал статью Рут Форсайт, члена аналитического центра «Трансатлантическая инициатива», о действиях России по дестабилизации ситуации в Германии.

В статье упоминается кибератака на немецкий Бундестаг в 2015 году (в ней подозревают Москву), а также повышенная в последнее время активность русского шпионажа и русскоязычного сообщества Германии.

Форсайт пишет: «В совокупности российские действия против Германии представляют собой еще один пример гибридной войны, нацеленной на легитимность европейского правительства». Это типичный пример неверного использования термина «гибридная война».

Впервые словосочетание появилось в 2006 году в качестве описания тактики «Хезболлы» во время войны против Израиля в Ливане: речь идет о комбинации традиционных военных действий, партизанской войны и террористических атак.

По­во­дом ис­поль­зо­вать этот тер­мин при­ме­ни­тель­но к Рос­сии стала речь ге­не­ра­ла Ва­ле­рия Ге­ра­си­мо­ва, на­чаль­ни­ка Ген­шта­ба ВС РФ, о ме­ня­ю­щем­ся ха­рак­те­ре войн, про­из­не­сен­ная в 2013 году. По сло­вам ге­не­ра­ла, в на­сто­я­щее время во­ен­ные дей­ствия ве­дут­ся эко­но­ми­че­ски­ми и ди­пло­ма­ти­че­ски­ми сред­ства­ми, а также с по­мо­щью СМИ.

Кон­цеп­ция Ге­ра­си­мо­ва не нова: то, что для вы­иг­ры­ша в кон­флик­те по­лез­но бы­ва­ет не огра­ни­чи­вать­ся бо­е­вы­ми дей­стви­я­ми, от­ме­ча­ли самые раз­ные стра­те­ги, от Карла фон Кла­у­зе­ви­ца до Мао Цз­э­ду­на. Но мно­гим обо­зре­ва­те­лям эта идея при­шлась по душе — она хо­ро­шо ло­жи­лась на изоб­ре­та­тель­ную схему, ис­поль­зо­ван­ную Рос­си­ей про­тив Укра­и­ны. Так и ро­дил­ся этот мем.

Уче­ные уже не раз пы­та­лись уточ­нить тер­мин. На­при­мер, в ста­тье, опуб­ли­ко­ван­ной в этом году в жур­на­ле International Affairs, по­стд­ок­то­рант Дарт­мут­ско­го кол­ле­джа Алек­сандр Ла­нож­ка опре­де­лил его как стра­те­гию, ко­то­рая «со­зна­тель­но объ­еди­ня­ет раз­лич­ные ин­стру­мен­ты, кон­тро­ли­ру­е­мые го­су­дар­ством, для до­сти­же­ния целей внеш­ней по­ли­ти­ки с уче­том целей и воз­мож­но­стей про­тив­ни­ка».

Цели могут быть сле­ду­ю­щи­ми: «по­до­рвать его тер­ри­то­ри­аль­ную це­лост­ность, внут­рен­нее по­ли­ти­че­ское един­ство и эко­но­ми­ку»; среди ин­стру­мен­тов пе­ре­чис­ля­ют­ся шпи­о­наж, про­па­ган­да, аги­та­ция, ис­поль­зо­ва­ние «пятой ко­лон­ны» и кри­ми­наль­ных эле­мен­тов, а также огра­ни­чен­ное ис­поль­зо­ва­ние обыч­ных во­ору­жен­ных сил, при­чем чаще всего этот ас­пект офи­ци­аль­но не при­зна­ет­ся.

Впро­чем, без су­ще­ствен­но­го во­ен­но­го по­тен­ци­а­ла, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет пре­иму­ще­ство в слу­чае эс­ка­ла­ции, ги­брид­ная стра­те­гия несо­сто­я­тель­на — жерт­ве долж­но быть по­нят­но, что от­вет­ный удар вряд ли воз­мо­жен. Неко­то­рые не видят поль­зы в этом опре­де­ле­нии, счи­тая его слиш­ком ши­ро­ким.

На­при­мер, Бет­ти­на Ренц и Ханна Смит в недав­ней ста­тье, на­пи­сан­ной для офиса пре­мьер-ми­ни­стра Фин­лян­дии, пишут: «Утвер­жде­ние, что Рос­сия ведет ги­брид­ную войну про­тив За­па­да ни­че­го не го­во­рит нам о рос­сий­ских целях и на­ме­ре­ни­ях. Ее сто­рон­ни­ки ис­хо­дят из оши­боч­но­го пред­по­ло­же­ния, что внеш­няя по­ли­ти­ка Рос­сии обу­слов­ле­на некой уни­вер­саль­ной сквоз­ной стра­те­ги­ей.

Тем не менее цели и на­ме­ре­ния Рос­сии, а также воз­мож­ные под­хо­ды, силь­но раз­ли­ча­ют­ся, когда речь идет о пост­со­вет­ском про­стран­стве и Ев­ро­пей­ском союзе». Дру­гие на­зы­ва­ют вос­при­я­тие дей­ствий Моск­вы как ги­брид­ной войны из­бы­точ­ной ре­ак­ци­ей со сто­ро­ны За­па­да, ко­то­рый дол­гое время не уде­лял Рос­сии до­ста­точ­но­го вни­ма­ния, и те­перь оши­боч­но пы­та­ет­ся объ­еди­нить все дей­ствия во­сточ­но­го со­се­да в еди­ное по­ня­тие.

Впро­чем, воз­мож­но, это вер­ная точка зре­ния. У Пу­ти­на и его окру­же­ния, со­сто­я­ще­го из быв­ших и на­сто­я­щих про­фес­си­о­на­лов в об­ла­сти без­опас­но­сти, без­услов­но, есть вполне опре­де­лен­ная стра­те­гия, и про­па­ган­да, раз­вед­ка, во­ен­ные и по­лу­во­ен­ные опе­ра­ции дей­стви­тель­но не яв­ля­ют­ся от­дель­ны­ми ак­ци­я­ми — они ко­ор­ди­ни­ру­ют­ся Крем­лем. Но то, как ис­поль­зу­ет­ся этот тер­мин, сви­де­тель­ству­ет о па­ни­кер­стве со сто­ро­ны За­па­да, и яв­ля­ет­ся зер­каль­ным от­ра­же­ни­ем па­ра­нойи, ко­то­рую при­ня­то при­пи­сы­вать Москве. Но кон­цеп­ция «ги­брид­ная война со сто­ро­ны Рос­сии» оши­боч­на не толь­ко по­это­му.

С одной сто­ро­ны, Кремль рас­смат­ри­ва­ет свои дей­ствия как обо­ро­ну. Раз­лич­ные рос­сий­ские чи­нов­ни­ки — от ко­ман­ду­ю­ще­го вой­ска­ми За­пад­но­го во­ен­но­го окру­га ге­не­ра­ла Ана­то­лия Си­до­ро­ва до главы След­ствен­но­го ко­ми­те­та Алек­сандра Ба­ст­ры­ки­на — не раз го­во­ри­ли, что Запад ведет ги­брид­ную войну про­тив Рос­сии.

В со­зна­нии со­рат­ни­ков Пу­ти­на она на­ча­лась еще до рас­па­да СССР, и вклю­ча­ет под­рыв эко­но­ми­ки, про­па­ган­ду, ак­тив­ный шпи­о­наж и ки­бе­р­ата­ки с ис­поль­зо­ва­ни­ем пред­по­ла­га­е­мых «за­кла­док» в за­пад­ной ком­пью­тер­ной тех­ни­ке, а также по­сте­пен­ное во­ен­ное окру­же­ние. Люди Пу­ти­на, несо­мнен­но, уве­ре­ны в су­ще­ство­ва­нии ги­брид­ной войны в зна­чи­тель­но боль­шей сте­пе­ни, чем за­пад­ные ана­ли­ти­ки, ко­то­рые сей­час ее об­суж­да­ют.

С 2012 года, то есть с на­ча­ла тре­тье­го пре­зи­дент­ско­го срока Пу­ти­на, они оправ­ды­ва­ют «за­кру­чи­ва­ние гаек» внут­ри стра­ны необ­хо­ди­мо­стью про­ти­во­дей­ствия внеш­ней угро­зе. Как от­ме­ча­ет Са­му­эль Чэрап из Меж­ду­на­род­но­го ин­сти­ту­та стра­те­ги­че­ских ис­сле­до­ва­ний, вза­им­ное на­кле­и­ва­ние яр­лы­ков — опас­но. Имен­но такое мыш­ле­ние при­ве­ло Кремль к вы­во­ду, что укра­ин­ская ре­во­лю­ция 2013?2014 годов была актом за­пад­ной ги­брид­ной войны про­тив Рос­сии.

И, хотя крем­лев­ские про­па­ган­ди­сты счи­та­ют, что, сни­мая те­ле­сю­же­ты про «из­на­си­ло­ван­ную рус­скую де­вуш­ку в Бер­лине», они участ­ву­ют в войне, это не так, хотя их дей­ствия и могут вве­сти в за­блуж­де­ние и вы­ве­сти на улицы часть рус­ско­языч­ных бер­лин­цев. Это про­сто пло­хая, пред­взя­тая жур­на­ли­сти­ка, и луч­шим ору­жи­ем про­тив нее была бы чест­ная ре­пор­тер­ская ра­бо­та, а не контр­про­па­ган­да — что и до­ка­за­ла в дан­ном слу­чае немец­кая прес­са.

Ки­бе­р­ата­ки про­тив пра­ви­тель­ствен­ных учре­жде­ний или ком­па­ний не яв­ля­ют­ся ана­ло­гом во­ен­ных дей­ствий, даже если про­ис­хо­дят при под­держ­ке го­су­дар­ства. Они могут обер­нуть­ся боль­ши­ми непри­ят­но­стя­ми, но они ни­ко­го не уби­ва­ют. И они не тре­бу­ют от­вет­ных во­ен­ных мер — лучше ра­бо­тать над укреп­ле­ни­ем без­опас­но­сти.

Даже шпи­о­наж — это не война, ведь в про­тив­ном слу­чае, учи­ты­вая, что США про­слу­ши­ва­ли те­ле­фон канц­ле­ра Гер­ма­нии Ан­ге­лы Мер­кель, сле­до­ва­ло бы счи­тать, что США на­хо­дят­ся в со­сто­я­нии войны с Гер­ма­ни­ей.

Чтобы бо­роть­ся со всеми этими эле­мен­та­ми ги­брид­ной войны, до­ста­точ­но силь­ных ин­сти­ту­тов, сво­бод­ной прес­сы, пе­ре­до­вых тех­но­ло­гий и хо­ро­шей си­сте­мы управ­ле­ния.

Пре­зи­дент Эс­то­нии То­о­мас Хенд­рик Иль­вес ска­зал мне од­на­ж­ды, что рус­ско­языч­ным граж­да­нам его стра­ны легко иг­но­ри­ро­вать ан­ти­э­с­тон­скую рос­сий­скую про­па­ган­ду — бла­го­да­ря не-рос­сий­ско­му уров­ню жизни.

Как от­ме­ча­ют мно­го­чис­лен­ные ана­ли­ти­ки, слу­чай Укра­и­ны уни­ка­лен — она ока­за­лась такой лег­кой ми­ше­нью имен­но из-за недо­ста­точ­но раз­ви­тых ин­сти­ту­тов и си­сте­мы управ­ле­ния.

От­сут­ствие в Гер­ма­нии па­ра­нойи по по­во­ду ги­брид­ной войны, рас­кри­ти­ко­ван­ное Фор­сайт, это при­знак здо­ро­вья, а не бес­печ­но­сти. Не стоит пе­ре­ни­мать у Моск­вы мен­та­ли­тет «за­щит­ни­ков оса­жден­ной кре­по­сти».

Подробнее на https://ru.insider.pro/opinion/2016-05-19/pochemu-gibridnaia-voina-rossii-protiv-zapada-eto-mif/

Опубликовано 14 Дек 2016 в 18:00. Рубрика: Внешняя политика. Вы можете следить за ответами к записи через RSS.
Вы можете оставить свой отзыв, пинг пока закрыт.

  • Александр

    Автор явно бредит. Москва по его словам зря волнуется, ни какой гибридной войны против России нет. Ходорковские, каспаровы, нко, события на окраине, а в новостях даже пишут и говорят что Путин приложил руку к выборам в сшп, это что, по его понятию не гибридная война. Кибератаки на бундестаг якобы были, а доказательств опять нету. Ни какой гибридной войны нет, а у вас паранойя и синдром осажденной крепости. А про то что Россия не ведет ни каких гибридных войн, это правильно. Россия лишь защищается, не более. И этот автор-пропагандон, сам участвует в этой войне, но похоже не знает об этом. В Германии нет паранойи потому что она ее не ведет, но участвует. За Германию эту войну ведут ее хозяева, а она лишь пешка. Ну а эстонцы зачем тогда гавкают, если их презик так уверен. Этот проплаченный петух-писатель будет кукарекать, пока ему платят. И эту блевоту в России печатают, читают. И еще говорят, что здесь нет дерьмократии.