Боевые действия Москвы позволяют боевикам игнорировать американскую обеспокоенность и захватывать все новые территории в борьбе с другими повстанческими группировками

Вступление России в сирийскую войну и возникший у нее впоследствии конфликт с Турцией стали настоящим подарком и благодеянием не только для режима Асада, но и для другой действующей там боевой силы: сирийских курдов. Это те самые курды, которые после неудачной попытки Вашингтона укрепить «умеренных» арабских повстанцев стали незаменимым местным партнером Америки в борьбе против «Исламского государства».

Партнерство с США по-прежнему жизненно важно для боевых отрядов сирийских курдов. Однако начатая недавно Россией операция дала им возможность не обращать внимания на возражения американцев и захватывать новые территории в спорных районах, в том числе и в ходе борьбы с другими повстанческими группировками. «Америка и Россия поддерживают курдов. В определенном смысле курды — это, наверное, единственная сила в Сирии, с существованием которой согласны обе сверхдержавы», — сказал курдский политический аналитик Мутлу Чивироглу (Mutlu Civiroglu), который занимается вопросами Сирии.

Сейчас главное — то, в какой мере сирийские курды смогут поддерживать свой возобновившийся роман с Москвой, не ставя под угрозу поддержку со стороны Вашингтона и не вызывая военную интервенцию со стороны своего давнего и основного врага — Турции.

Сирийские курдские силы, носящие название YPG (Отряды народной самообороны), являются боевым отделением Курдской рабочей партии, которая после срыва в июле прошлого года соглашения о прекращении огня с турецкими властями возобновила вооруженную борьбу за создание государства курдов на юго-востоке Турции. Отряды народной самообороны в Сирии укомплектованы кадрами из Курдской рабочей партии и турецкими сторонниками.

Если Вашингтон всячески подчеркивает различия между Отрядами народной самообороны (которые он поддерживает) и Курдской рабочей партией (которую он считает террористической организацией), то Анкара не видит разницы между двумя этими организациями. По мнению Турции, они столь же опасны, как и «Исламское государство» (а может, и больше). Однако бойцы YPG за прошлый год добились поразительных успехов, изгоняя отряды «Исламского государства» из ключевых районов на северо-востоке Сирии, что отчасти объясняется авиационной поддержкой со стороны США.

Этими победами курды существенно отличаются от пользующихся турецкой поддержкой группировок арабов-суннитов, которые оказались не в состоянии добиться заметных успехов в борьбе с экстремистской организацией ИГ, а также от самой Турции, неспособной контролировать свою собственную границу с удерживаемыми «Исламским государством» районами Сирии. «Курды на местах приобрели огромную ценность для США и американской армии. Дело дошло до того, что сегодня американские военные видят в них более надежных союзников по сравнению с турками», — сказал старший научный сотрудник из Совета по международным отношениям Стивен Кук (Steven A. Cook).

До налаживания нынешних отношений с Вашингтоном левацкая Курдская рабочая партия и прочие курдские группировки на протяжении десятилетий поддерживали тесные связи с Москвой. С окончанием холодной войны эти связи пошли на убыль. Когда в ноябре турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик вблизи сирийско-турецкой границы, возник кризис в отношениях Москвы с Анкарой. По словам российских аналитиков, в этот момент курды снова стали очень полезны.

«У России издавна были очень хорошие отношения с курдами, но до инцидента с российским самолетом Москва действовала очень осторожно, поскольку дело касалось Турции, — сказала специалист по Ближнему Востоку Елена Супонина, работающая в государственном Российском институте стратегических исследований. — Теперь Россия начнет действовать смелее, сохраняя при этом осторожность. Я не думаю, что дело дойдет до поставок оружия, но может возникнуть определенное взаимодействие, может быть налажен некий обмен разведывательной информацией».

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

Степень военного взаимодействия между сирийскими курдами и Москвой будет зависеть от того, насколько близки взгляды двух сторон на политическое будущее Сирии, отмечает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. (В отличие от других сирийских повстанцев, курды поддерживают фактический нейтралитет по отношению к режиму Асада.)

В прошлом месяце российские авиаудары по пользующимся турецкой поддержкой сирийским повстанческим группировкам позволили курдам перейти в наступление в западном анклаве Африн. Эти действия могут привести к тому, что курды перережут главный маршрут снабжения между Турцией и удерживаемыми повстанцами районами Алеппо. Курды не скрывают, что их главная цель сейчас — соединить Африн с другими своими районами на северо-востоке Сирии, захватив большую часть территории вдоль сирийско-турецкой границы. Анкара неоднократно заявляла, что не допустит этого.

Руководство YPG отрицает, что оно взаимодействовало с русскими при проведении операции в Африне. «Такого взаимодействия нет, — сказал Чивироглу, который близок к руководству сирийских курдов. — Однако мы видим, что на севере Алеппо российские воздушные удары помогают Отрядам народной самообороны и курдам в целом».

Курдистан

Между тем, после инцидента со сбитым российским самолетом Москва развернула в Сирии зенитно-ракетные комплексы С-400, из-за чего турки не могут летать в сирийском воздушном пространстве. В свою очередь, это дало YPG возможность не обращать внимания на другую «красную черту» Турции — предупреждение Анкары о том, что курды не должны захватывать у «Исламского государства» территорию на западном берегу Евфрата.

Недавно Отряды народной самообороны и их арабские союзники перешли Евфрат по плотине ГЭС Тишрин и заняли плацдарм в районе, находящемся вне зоны досягаемости турецкой пограничной артиллерии. Кроме того, благодаря русским они теперь не подвергаются ударам турецких ВВС.

Соединенные Штаты сначала указывали на то, что они согласны с турецкими «красными линиями» и предпочитают, чтобы боевиков ИГИЛ к западу от Евфрата вытесняли отряды арабских повстанцев, а не курды. Однако в декабре американские военные нанесли там серию интенсивных авиаударов в поддержку курдского наступления.

«США не очень успешно борются против ИГИЛ, и им все чаще приходится делать ставку на курдов как на главного партнера в Сирии, — сказал эксперт по Сирии Эндрю Тэйблер (Andrew Tabler), работающий в Вашингтонском институте ближневосточной политики. — Так что сейчас курды могут вести свою игру, сталкивая Россию и Америку».

Курды в контексте трубопроводов

Курдистан в контексте трубопроводов

Самой обсуждаемой на этой неделе публикацией стало интервью, которое российский президент дал немецкой газете «Бильд». Тут постарались и западные, и российские журналисты: в своих неведомых статьях они озвучивали невиданные, но согласующиеся с редакционной политикой «тайные» посылы российского лидера.

А вот турецкое издание «Aksiyon» публикует интервью с журналистом Хаканом Аксаем, который больше двадцати лет живет в России. Заголовок статьи «Россия может поддержать РПК» настраивает турецкого читателя на определенный лад. Важно понимать, что Рабочая партия Курдистана у любого турка вызывает примерно такие же эмоции, которые испытываем мы, когда слышим о ДАИШ. Однако если интервью все-таки прочитать, а не просто составлять мнение по заголовку, то можно найти объективные комментарии российско-турецких отношений.

Например, Хакан Аксай справедливо замечает, что «уничтожение самолета было вопиющей ошибкой Турции… Это, очевидно, было сделано в результате системного, спланированного, принятого на высшем уровне решения. Вообще-то могла начаться война. Возможно, Турция права в юридическом смысле. Но разве можно игнорировать политику, стратегию, баланс сил, перспективы?»
Но на этом аргументы турка в пользу России заканчиваются.

Журналист пытается сохранить объективность, однако многие его доводы говорят больше о желании не отходить от редакционной политики: «…эмоционализация в духе "удар в спину", несоразмерно жесткая реакция, которую демонстрирует Путин и российское руководство, — все это весьма далеко от дипломатической формы. Я считаю, что Россия применяет чрезмерные и ошибочные санкции…».

Курды - пешмерга в Ираке

В полном размере: Курды - пешмерга в Ираке

При этом других вариантов действий российского руководства журналист, как и многие другие критики России, не выдвигает. А вот что должна была сделать Турция в этом случае для турка вполне очевидно: «Если бы Турция сразу извинилась, это во многом исправило бы сложившуюся ситуацию. Или если бы после падения самолета Анкара связалась с Москвой и проявила сопереживание, для Путина это было очень важно. Но Анкара позвонила Брюсселю».

Нелестно Аксай отзывается о тенденциях, которые возникли в политике Турции в 2011 году: «Власти взяли курс на авторитарность и стали иметь слишком высокое мнение о себе. Во внешней политике возникли… арабская весна, лидерство на Ближнем Востоке, зазвучала риторика "Асад уйдет" и "мы совершим намаз в Дамаске". Несколько позже осознали провал, но от этой политики не отступили».

Замечание журналиста о том, что «Россия может сотрудничать с РПК, поддерживать ее» справедливо. Но только частично. Безусловно, курды – хороший инструмент влияния на Турцию, однако полностью доверять им неразумно. И руководство России это прекрасно понимает.

Ну а заканчивается статья позаимствованным у немецких коллег сравнением Эрдогана и Путина, которое трудно читать без улыбки: «Две страны и их лидеры очень похожи друг на друга. Эти лидеры — у всех на устах, они оба прочно сидят в своих креслах».

При этом стоит отдать турку должное: он не давал волю эмоциям, правильно реагировал на провокационные вопросы. Но главное, что он сделал – это рефреном повторил мысль о том, что никакой войны России и Турции не будет. А знать об этом важно и туркам, и русским: «Самый опасный сценарий — военная искра, конфликт. Вероятность войны низка, но ее нельзя исключать полностью».

В то же время любой здравомыслящий человек понимает, что такой сценарий маловероятен.

http://inosmi.ru/military/20160115/235063608.html

http://politrussia.com/world/inostrannye-smi-rossiya-572/