Впереди, прямо скажу, непростые времена. Оценю два основных компонента российского ВВП – это расходы населения и инвестиции в основной капитал со стороны компаний и государства.

Текущие темпы роста номинальных доходов населения составляют около 8% годовых (на октябрь), за первые 10 месяцев доходы выросли на 8.5% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. К декабрю темпы роста номинальных доходов несколько замедлятся (до 6-7%) и чуть возрастут до 8-9% к марту. Но это номинальные доходы. С учетом инфляции значительно хуже.

На конец октября реальные доходы сократились на 0.5%, в ноябре падение уже на 1.5% (в соответствии с обновленными данными инфляции), в декабре падение ускорится до 3% (также, как в кризис 2008). По официальным данным Росстата, к концу ноября инфляция составляет уже 9.1% годовых. К концу декабря в лучшем случае 10.3%, но может быть хуже. К марту падение доходов может достичь 5%, что станет худшим показателем с кризиса 2008.

Собственно, ниже сравнение темпов изменения номинальных и реальных доходов населения (начиная с ноября мои оценки изменения доходов)

Россия экономика

Факторы падения доходов:

Ускорение инфляции при низких темпах роста доходов.

В гос.секторе среди большей части категории бюджетников и чиновников доходы (в первые 4 месяца 2015) либо сохраняться на уровне 2013, либо умеренно проиндексируются на 6-10%, что недостаточно для компенсации роста цен. В бюджете из-за стагнации экономики и выпадении нефтегазовых доходов просто нет денег для масштабных вливаний, ассигнаций и роста зарплат.

В бизнесе настроения пессимистические и на фоне падения спроса и рентабельности бизнеса даже 5-7% номинального роста зарплат может быть успехом.

Кстати, есть однозначная корреляция между реальными доходами и расходами.

Россия экономика

На графике реальные расходы населения из отчета по ВВП и реальные доходы (по моим расчетам, используя номинальные доходы и величину инфляции).

По расходам данные только за 2 квартал, но зная тенденции в доходах, то можно оценить потенциальное изменение расходов населения. Следуя выше проиллюстрированной корреляции, в первой половине 2015 может быть падение расходов населения на 5-7%. Настроения населения, в целом осторожно-подозрительное, что будет способствовать увеличению нормы сбережения, опасаясь увольнения и потери источника дохода.

Кредитование населения (как едва не основной драйвер увеличения потребительской активности последние 2 года) на декабрь этого года замедляется до 12-15% (в 2012 году было 45% роста, в 2013 около 30%). В первой половине 2015 кредитование может замедлиться до 5% роста.

Тенденции дефляционные. Снижение темпов кредитования, увеличение нормы сбережения, крайне подавленный спрос. Это, кстати, ограничит разгул цен в 2015 году, т.е. выше 15-18% вряд ли инфляция поднимется.

Инвестиции.

В 2009 году инвестиции в основной капитал в России падали на 60% в реальном выражении. В следующем году падение, по всей видимости, неизбежно. По меньшей мере, 25% снижения стоит ожидать, что будет даже оптимистическим вариантом.

Для инвестиций нужны ожидания получения прибыли на перспективе увеличения спроса (с контролем издержек) при приемлемых условиях долгового расширения.

Факторы снижения инвестиций:

1. Основной генератор инвестиций в российской экономике – это нефтегазовый сектор, на втором месте металлургические и энергокомпании. Инвестиции упадут в лучшем случае на 25-30% после падения цен на нефть, закрытия внешних рынков капитала, неприемлемых условия рефинансирования на внутреннем рынке капитала, ну и при санкциях, которые затрагивают нефтесервисные компании и общей долгосрочной неопределенности.

2. Невнятная стратегия импортозамещения. Многие компании отложат инвестиционные проекты, т.к. неизвестен параметр политики санкций. Сколько они продолжатся и в какой мере? Как можно инвестировать в завод миллиарды долларов в течение года-двух, когда теоретически санкции могут снять и западные товары снова хлынут на рынок, что подорвет перспективность инвестиций при обострении конкуренции?

3. Удорожание импорта в условиях, когда почти все оборудование для предприятий средних и высоких технологий является импортным. Растут издержки и компании могут пересмотреть инвестиционные проекты или вовсе отменить.

4. Однако, едва ли не основной фактор снижения инвестиций – идиотская денежно-кредитная политика, подрывная деятельность ЦБ РФ в ущерб российской экономике.

Не смотря на известные события, ничего не было сделано для подготовки условий рефинансирования внешних долгов в рублевой зоне и создания инструментов долгосрочного финансирования, что наиболее важно для масштабных капитальных расходов. Кроме бездействий на этом фронте, была повышена процентная ставка по кредитам, что находит отражение лишь через пол года (в силу инерции банковских балансов) и как раз выпадает на 1-2 квартал 2015. Не существует ничего более идиотского, когда на дефляционных тенденциях (а в России они присутствуют) и при падении экономики повышать процентные ставки и ужесточать получение ликвидности. ЦБ РФ сделал именно это.

При падении рентабельности почти всех секторов российского бизнеса, рост долговой нагрузки убийственен, т.к. блокируется возможность для инвестиционного расширения, когда весь денежный поток направляется на обслуживание долгов. А ведь именно инвестиции сейчас нужны России. В целом, ЦБ РФ несет больше вреда российской экономике, чем США.

5. Разгул безумия на валютном рынке блокирует инвестиционные проекты. Борьба идет за каждый процент маржи, и ни о каких инвестициях не может быть речи, когда курс национальной валюты ходит по 7-8% в день, как галимый низколиквидный актив третьего эшелона. Такая волатильность рай для спекулянтов, но уничтожает доверие к нац.валюте со стороны всех институциональных единиц и контрагентов. Инвестиционные проекты в окончательном виде на 1 квартал формируются обычно в конце 4 квартала, т.е. в этот самый момент. Учитывая ситуацию на рынке, то многие проекты могут отложить или отменить.

Нибиуллина и компания стали не только худшими руководителями ЦБ в мировой истории, и это не просто провал. То, что они вытворяют – это настоящее преступление перед государством и экономикой. За год с небольшим они заработали не только на полную отставку, но и на уголовное преследование, потому что их действия верх некомпетенции и тотальная потеря контроля над ситуацией. На планете Земля нет ни одной страны с экономикой выше 100 млрд долл, национальная валюта которой ходит по 7-8% в день при 20% снижении за 5 торговых дней. Абсурд, безумие, полная потеря связи с реальностью.

Все стабильно плохо, а если ничего не делать, то будет еще хуже – значительно хуже.

Сейчас у России есть уникальная возможность изменить свою судьбу к лучшему и в дальнейшем изменить мир. Нас атакуют со всех стволов и со всех фронтов, идет большая война (слава богу не в горячей фазе), но давление будет нарастать. Мы стоим перед выбором – или мы возьмемся и начнем менять свою жизнь и экономику к лучшему или нас сомнут, уничтожат.

Есть уникальная возможность все санкции, которые предприняты к России обернуть в свою пользу.

1. Давят на энергоресурсы? Уже ранее писал, что мировая история не знала примеров строительства мощной диверсифицированной экономики для стран чистых экспортеров сырья. Страны, которые экспортируют нефть обычно имеют подавленную промышленность, низкое развитие институциональных единиц в экономике, крайне слабую диверсификацию экономики. Обычно, экспортеры нефти – это либо колонии, либо страны со слабой, зависимой от нефти экономикой.

Единственное исключение – СССР и Россия, как наследница могущества СССР, но которая не смогла развить былой потенциал, став зависимой от нефти и газа. Пример Канады не совсем корректный, т.к. степень энергозависимости не столь велика, а потом Канада - это производная от США. Страны получили развития за деньги из США и Англии. Да и то, развитие так себе. Передовых наукоемких отраслей мирового уровня в Канаде не особо много.

Одной из главных причин слабого развития нефтегазовых стран является то, что деньги концентрируются в сегменте наибольшей рентабельности. В условиях, когда в экономике нет и быть не может ничего более прибыльного, чем нефтегазовый сектор (с учетом объема генерации денежного потока), то нет стимула для развития других отраслей, когда деньги с неба итак приходят.

Для того, чтобы развиваться необходим стресс. Это как с мышцами. Сами по себе они не будут расти, но чтобы набрать силу мышцам необходим стресс, тренировки. Так же с и экономикой. Для смены вектора развития нужен кризис. В благоприятных и тепличных условиях обычно развитие не происходит.

2. Санкции в отношении торговли создают как раз те условия на положительные трансформации в экономике, которые бы привели к диверсификации отраслей в стране, снижению зависимости от импорта, повышению конкурентоспособности национальной промышленности. Но с этим необходимо работать. Просто так ничего не бывает.

3. Ограничения за западные рынки капитала стимулирует развитие российской финансовой системы. Развитие российской финансовой системы за счет роста спроса на рублевые займы из-за принудительного закрытия долгосрочных лимитов в евро, долларах, иенах и фунтах. Также же развитие за счет улучшения качества и спектра финансовых услуг.

4. Внешнее давление позволит сплотить народ и власть в единой цели – выжить и стать сильнее. Общество станет более консолидированным и устойчивым. Жизнь в осаде закаляет.

В конечном адаптационные способности экономики позволяет перестроиться в новом формате.

Краткосрочные и среднесрочные цели развития России:

Краткосрочные цели:

  • Ослабление административного давление и снижения налогов в первую очередь для малого и среднего бизнеса. Для компаний новой экономики (отрасли, возникшие и получившие развитие после 80-х годов 20 века) рекомендуется временная отмена налогов на прибыль. Развитие регионального потенциала. Создание в России областей с особым инвестиционным климатом (низкая или даже нулевая налоговая нагрузка).
  • Смягчение условий фондирования. Снижение стоимости привлечения финансовые ресурсов и создание инструментов долгосрочного (более 5 лет) финансирования инвестиционных проектов.
  • Радикальное реформирование политики ЦБ РФ по методам, предложенными мною ранее.
  • Создание необходимых условий для рефинансирования внешних долгов в рублевой зоне через представление соответствующей ликвидности по каналам ЦБ и снижении процентных ставок.
  • Создание внятной государственной программы импортозамещения ( не абстрактных хотелок, а более чем конкретной программы со сроками, объемами финансирования, масштабами и затронутыми отраслями). Точечная помощь бизнесу в реализации импортозамещения. Тогда будет понятно, сколько требуется времени, ресурсов, где и что развивать и в какой степени.

Долгосрочные цели:

1. Развитие науки и технологий в авариной режиме. Создание государственных программ фундаментальных и прикладных исследований под конкретные задачи и цели для отраслей новой экономики.

Имеется в виду целенаправленное развитие отраслей новой экономики, наукоемких технологий. Как через инвестиции в науку и инфраструктуру под исследования, так и на траектории создания государственных мегапроектов (не абстрактных, а с вполне конкретной целью). Например, через 5 лет занять долю рынка X в сегменте наукоемких технологий Y, используя ресурсы Z. В СССР в конце 40-х был мегапроект – «развитие атомной энергетики» и создание ядерной бомбы, что существенно развило науку, а в конце 50-х годов был мегапроект – «космос и авиация». В конце 60-х годов новый мега-проект – новое поколение вооружения. Все это имело огромное значение для развития не только науки и смежных отраслей, но и промышленности и страны в целом. Необходиы новые мегапроекты.

Необходимо акцентировать внимание на отраслях новой экономики. Развитие микроэлектроники, оптики и высокоточных элементов, фармацевтики и биоимплантантов, биотехнологий, генной инженерии, нанотехнологий (в том числе наноматериалы и наноструктурированные покрытия), умных сетей, искусственного интеллекта, композитных материалов, химической отрасли и так далее.

2. Существенное расширение научной базы и кооперация государства и бизнеса для более эффективных научно-исследовательских проектов. Гос. ВУЗы и НИИ должны не сферическими конями в вакууме заниматься, после которых у студентов и аспирантов отсутствует всякого понимание современных технологических трендов и запросов бизнеса, а должны быть конкретные бизнес проекты. Где государство финансирует фундаментальные исследования, а бизнес участвует в прикладных, что повышает степень сопряжения образования и запросов бизнеса.

Тем самым научные кадры более подготовленные, а производительность труда существенно повышается, т.к. бизнесу не требуется время и деньги на переучивание кадров. Это типичная практика для ведущих ВУЗов, которая активно применяется в США, Японии, Англии, Германии и Швейцарии.

3. Всесторонняя государственная пропаганда науки, творчества и креатива, начиная с детского сада, младших классов школы, заканчивая профильными ВУЗами. Создание культа науки. Существенное изменение школьной программы с уклоном на технические специальности, внедрение интерактивных, мультимедийных курсов для улучшения восприятия информации и повышения качества и скорости обучения.

4. Расширение расходов на исследования и разработки не менее, чем до 4% к ВВП против текущего 1%. Повышение эффективности расходования средств.

5. Кооперация с ведущими международными структурами для обмена опытом. Покупка, внедрение наиболее значимых патентов и перспективных инновационных структур.

Набиулина (или как там ее) сожгла в адском котле 100 млрд долларов за этот год, закрывая черные дыры, которые ЦБ сам создал и поощряя валютных спекулянтов. Этих денег хватило бы для масштабных инвестиций в науку на протяжении 5 лет, что впоследствии могло бы приносить сотни миллиардов добавленной стоимости и более миллиона новых рабочих мест. А это высокооплачиваемые рабочие места, дополнительный спрос в экономике, новые продукты, новые инвестиции, в конечном итоге более высокая налогооблагаемая база и дополнительные доходы в бюджете.

Абсолютно неприемлемо, когда США по одному щелчку, обваливая цены на нефть, низвергает российскую экономику в кризис, повышая панические настроения.

Развитие сельского хозяйства, «пищевки», легкой промышленности – это все хорошо, но это уровень Пакистана и Бангладеша. С этим далеко не уедешь и это скатываться на уровень средневековья. Это отрасли старой экономики. Данные отрасли безусловно важны и должны быть, но как неотъемлемый базис, а приоритет должен быть в сторону наукоемких отраслей. Существует стойкая корреляция между возрастом отрасли и добавленной стоимостью в расчете на одного сотрудника. Чем моложе отрасль, тем быстрее развитие, тем масштабнее инвестиции и тем больше возможностей для генерации избыточного денежного потока, что выражается в более высоких доходах.

http://spydell.livejournal.com/563749.html