Жесточайший экономический кризис ждет Россию и большинство стран уже в ближайшие полтора года. Он повлечет за собой заметную реструктуризацию экономики и потребительского спроса. У этого кризиса свои законы – отсутствие всяких законов.

– Что сегодня происходит с экономикой, Степан Геннадьевич?

– Наступил момент когда добавленная стоимость, произведенная реальным сектором экономики уже не в состоянии обслуживать банковский долг и поддерживать существующее потребление. Наступает дифляционный коллапс. Это происходит каждые 100–120 лет: 1929 год, 1870-е годы, 2000 год, 2007–2008 годы. Сейчас повторяется снова.

– Чем необычен этот кризис?

– Сегодня Россия – это экономика сырьевой колонии. Потому что в реальной сырьевой экономике: Австралии, Канаде есть производство, обрабатывающая промышленность, добыча сырья. Причем добыча – не основной вклад в структуру ВВП. Если норма добавленной стоимости на доллар сырья, например, в Австралии – 6, Канаде – 8, Евросоюзе – 11, США – 13, то в России – 1,5–1,6 доллара.

Т.е продукции высоких переделов, с высокой добавленной стоимостью мы в принципе не производим. Последний пример: «суперджет» КБ Сухого. В нем 90% импортных комплектующих, российский только металл корпуса. Но если страна не производит высокой добавленной стоимости, она живет очень бедно. Пока ВВП России, а он 6-й в мире, «надувается» только за счет высоких цен на энергоносители.

Для производства высокой добавленной стоимости нужны кадры и капитальные инвестиции. Наши кадры поуходили на пенсию, в промышленности 30 лет толком ничего не обновлялось. Износ основных фондов промышленного капитала 70–80%. Это равносильно падению ВВП на ту же величину. Как страна после войны! Отъедте от Москвы или Омска на 50 км, там люди, как после войны, и живут. При таком износе основных фондов и отсутствии инвестиций надеяться на какое-то устойчивое развитие глупо.

– Тогда, что появилось вместо российского промышленного капитала?

– Финансовый и торговый капитал. Для понимания, какая бизнес-модель сегодня в России, приведу цифры. Население России 143 млн человек. Из них: пенсионеры – 67 млн; армия со всеми вузами и КБ – чуть больше 1 млн; ФСБ, ФСО, спецсвязь, спецслужбы – 2 млн 160 тыс.; МЧС, МВД, УФСИН, прокуратура и так далее – 2 млн 541 тыс.; таможня, налоговая и прочие инспекции – 1 млн 356 тыс.; чиновники, лицензирующие, контролирующие организации – 1 млн 321 тыс.; прочие служащие – 1 млн 252 тыс.; клерки пенсионных, социальных, страховых и прочих фондов – 1 млн 727 тыс.; депутаты и их аппарат – 1 млн 872 тыс.; священнослужители – 530 тыс.; нотариусы, юридические бюро, адвокаты, заключенные – 1 млн 843 тыс.; частная охрана, детективы – 1 млн 98 тыс.; официально безработные – 8 млн 420 тыс.

Всего 93 450 тысяч человек, которые сидят на бюджете. При этом 92% российских предприятий принадлежит офшорам. Остаются дети, школьники, домохозяйки. Но реально работает, производя добавленную стоимость, всего порядка 15 миллионов человек – на огромную страну.

Конечно, это отражается на структуре бюджета. В развитых странах на социальные расходы – здравоохранение, образование, культуру, спорт, ЖКХ и так далее тратится 70% бюджета. В России – 15%. Госаппарат в развитых странах – 11%, в России – 43%.

Т. е. износ основных фондов 70–80%, а работников, повышающих добавленную стоимость, – около 15 миллионов. И большинство населения – это электорат ЕР, который сидит на бюджете. А бюджет сидит на трубе и паре карьеров. И все это живо, пока высоки цены на энергоносители, потому что цены на уголь и металл уже обвалились. Поэтому никаких шансов пройти этот кризис без экономических и политических потрясений нет. Такого просто не бывает.

– Чем объясняется экономический рост в США и Еврозоне? 

– Постиндустриальная экономика США держалась на банковском мультипликаторе. Это когда ФРС впрыскивает в нее один настоящий доллар, а банковская система через кредитование превращает его в 20–22 доллара реального спроса. Кредитный мультипликатор начал падать в 2007 году и сейчас находится на уровне пяти. В системе ФРС этот индикатор упал с 8 до 0,8. Потому что кредитовать некого, все перекредитованы. То же самое в Европе, там кредитный мультипликатор меньше единицы.

– А Китай?

– Последние 20 лет 70% ВВП Китая состоял из капвложений в основные средства – 50% и внешнего спроса – 20%. Многие капвложения не окупились. Отсюда огромное количество дорог в никуда, пустых городов, заводов-дублеров, мостов, которые после землетрясений пять раз взрывают, чтобы построить новые. Плюс местные чиновники тоже активно «осваивали» средства. Внешний спрос на китайскую продукцию падает. Доля внутреннего спроса в китайском ВВП с 2000 года неуклонно снижается. Европа, США и многие страны уже возвращают свое производство из Китая из-за роста стоимости китайской рабсилы и роста затрат на энергоносители – слишком большое транспортное плечо.

После кризиса 2008–2009 гг. китайцы накачивали экономику внутренними долгами в надежде, что ситуация выправится снаружи. Не помогло. Поэтому в Китае сейчас будет такой же могучий коллапс, как в СССР. Не случайно на последнем пленуме КПК объявлено о новом курсе, практически перестройке. Но Китай коррумпирован примерно так же, как и Россия. Там 22 млн чиновников, которые активно приватизируют средства производства. Такая система просто рушится. Огромная разница в доходах – до 80 раз. Революционная ситуация – это 40. В России 83.

– Как кризисная ситуация отражается на российских регионах?

– Мне рассказывали про Красноярск: население области 3 миллиона, работающих 700 тысяч, средняя зарплата 15–16 т.р. при очень высокой наполняемости Пенсионного фонда – большая часть работает «вбелую». А потребительский долг красноярцев – 120 млрд рублей. Средняя ставка по его обслуживанию 25–30%. Каким образом население с такими доходами сможет его обслуживать после выплат на ЖКХ, питание и т. д.? Нереально. Значит, будут дефолты. Банковская система ляжет, потребительский спрос резко сократится. Средний класс просто исчезнет. Из богатого класса выживут не все.

Это происходит во всем мире. Причина – мы все живем в постиндустриальном обществе. Никто не работает, ничего не производится. Все «работают» в Интернете. Но благодаря Интернету производительность труда выросла только в трех секторах: гостиничном хозяйстве, торговле и производстве памяти для процессоров. А богатство страны возникает, когда реальный труд соединяется со средствами производства, промышленным капиталом. Не может существовать общество, в котором 70% ВВП приходится на потребление. Оно живет, пока не закончится накачка доллара и экономика больше не сможет нести долговое бремя. Сейчас это время закончилось.

– В кризис 2008–2009 годов долги крупнейших частных компаний, наших олигархов были переброшены на государственный сектор, на плечи налогоплательщиков. Такая лазейка остается?

– Ее больше нет. В России начала ложиться банковская система, потому что экономика и население перегружены долгом, который обслужить не могут. Не говоря о запредельной, ничем не обоснованной стоимости кредитов в России. Мы импортируем инфляцию через доллар. Наш ЦБ – просто большой обменный пункт, филиал ФРС. Бороться с инфляцией он не может в принципе. По закону ЦБ не имеет права финансировать бюджетный дефицит Правительства России. Мало того, на каждый пришедший доллар печатается всего 60 копеек вместо рубля. В результате этой «кудринистики» потери ВВП в кризисных 2008–2009 годах составили 9% против 2–3% в Европе и США.

Потом наш ЦБ боролся за стабильность рубля: ЦБ всех стран понижали ставки, чтобы не добить экономику, а российский ЦБ и Венгрия – повышали. В Венгрии угробили форинт, в России – рубль. В нынешний кризис будет то же самое, потому что везде сидят те же люди.

Самое страшное то, что сегодня у ЦБ и банков нет валюты. В 2008–2009 годах суммарных внешних долгов в валюте было 500 млрд, золотовалютных резервов – 600 млрд. Основной наш госдолг – это долг наших корпораций и олигархов. Сейчас внешних долгов уже на 730 млрд, золотовалютных резервов – на 480. Мало того, пытались протащить закон о передаче Стабилизационного фонда в частное управление, причем при этом предусмотреть еще и потери. К счастью не прошло.

Если в 2008–2009 годах ЦБ лишился 200 млрд и при этом курс рубля существенно ослаб, то теперь нет такой возможности, потому что против 200 млрд останется 200 млрд при долге 730. Поэтому все разговоры о том, что рубль будет поддержан и девальвации не будет, ничем не обоснованы. Нужно готовиться к обвальной девальвации рубля. Это первый раз, когда деньги ничем не обеспечены. Можно напечатать денег, но это лишь растянет начальную фазу кризиса. Представьте, что мы живем в условиях 2008–2009 годов и конца нет.

– Каков выход?

– Списание долга, дефолт, резкое снижение потребления. Мы уже проели все доходы будущих поколений. Мы объелись икры и наездились на мерседесе. Теперь будем кушать хлеб и ездить на запорожце. Утрирую, но ситуация примерно такая. Все, что могут сделать центробанки и политические элиты, – это печатать деньги. Но рецепты, которые обычно срабатывают, сейчас сработать не могут.

– Когда начнется кризис?

– Не в этом году. Сейчас будет серьезное движение по ослаблению рубля. В этом году ставка может быть 43,47–48 точно. Потом наступит пауза. А осенью 2015-го нужно быть готовым, что рубль покажет и ставку 58 по отношению к доллару. Номинальные низы фондовых западных рынков должны быть в октябре-ноябре 16 года – это пик падения.

Россия экономика

В полном размере:
Внешний долг РФ

– Что делать среднему и мелкому бизнесу?

– Если вы ориентированы на средний класс, лучше сменить ориентацию на бедный класс. Потому что в «Магните» и «Метро» уже падает трафик потребительского спроса. Средний класс исчезнет, богатые не будут отовариваться внутри страны, как и сейчас не отовариваются. В России народ перейдет на хлеб и воду, но будет выплачивать кредиты банкам и магазинам. А потом начнут падать цены на нефть. Все это надо воспринимать как данность.

Не берите кредиты, привлекайте партнеров, делитесь акционерным капиталом, но не отдавайте полностью управление компанией в чужие руки. Копите. Деньги вам сейчас нужны, чтобы было время продержаться, пока все конкуренты рухнут. Рынок схлопнется наполовину, и половина конкурентов уйдет с рынка. А вы займете их место. Работать и работать – вам нужно продержаться на плаву! Можно оптимизировать персонал, но всегда оставляйте профессионалов и опирайтесь на них, какой бы кризис не наступил.

В 1992 году СССР не умер, он умирает только сейчас. Те же семьи, та же номенклатура нашли тогда способ монетизировать свою власть, они же продолжают управлять страной. Происходит распад империи. Но это уже было раз.

– Когда начинается восстановление экономики?

– Когда старый долг уничтожен, а людям все равно нужно жить, питаться, одеваться, передвигаться. Наступит момент, когда остаточный спрос превысит остаточное предложение. Тогда все запускается заново. Что будет у нас в стране, зависит от того, как быстро произойдет смена политиков и политической модели. Это будет хоть какой-то шанс, иначе Россия просто не выдержит.

Обвальное падение рубля уже стало настоящим сериалом для россиян, и всех интересует, каков же будет его конец. Курс евро в понедельник, 27 октября вырос до 53,5 рубля, курс доллара – до 42,3 рубля, а стоимость бивалютной корзины из доллара и евро увеличилась до 47,3 рубля. Как свидетельствуют данные опроса, проведенного аналитическим центром «Левада», жителей России все больше беспокоит рост курса доллара. За год число респондентов, сообщивших о своей тревоге относительно курса валюты, увеличилось почти на 30% и превысило половину опрошенных. При этом россиян даже не сильно волнуют возможное ограничение выезда за рубеж или отмена в России иностранной валюты.

И только чиновников Минфина совершенно не беспокоит обвал рублевого курса. Может быть потому, что это дает им дополнительные средства в бюджет, и позволяет выполнить правительственный план? В середине сентября, когда курс рубля против доллара и евро падал в течение нескольких дней, замминистра финансов России Алексей Моисеев призвал не паниковать и прокомментировал ситуацию так: «Нас в конечном итоге волнует только то, как будет меняться стоимость наших рублей в нашей стране. А постольку поскольку инфляция будет под контролем, то по большому счету, какой будет курс - не имеет никакого значения».

Однако большинство экспертов сильно обеспокоены резким снижением рублевого курса. «Эта девальвация случилась в условиях, отличавшихся от ситуации, например, 2008–2009 годов, когда цена на нефть с мая по январь упала в три раза, до 44 долларов за баррель. Но сейчас она стала, если принять во внимание внешний фактор, даже более драматической, - пишет в РБК директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев. - Тогда рубль на пике снижения потерял 36% стоимости, а сейчас, при удешевлении нефти всего на четверть, с 1 января снизился по отношению к доллару примерно на 30%. Снижение курса национальной валюты в стране, не только серьезно зависящей от импорта, но и ориентирующейся на европейские цены, неизбежно стимулирует инфляцию и ведет к цепной реакции роста процентных ставок и сокращения спроса. О том, насколько дорожают в рублях многомиллиардные долларовые кредиты, ранее привлеченные как российскими банками, так и корпоративным сектором, лучше даже не говорить. При этом Центральный банк, вероятно, не собирается предпринимать «резких» шагов, то есть - ни удерживать курс, ни допускать крупную одномоментную девальвацию рубля».

Чем же может закончиться подобное попустительство Центробанка и Минфина, что нас ожидает в ближайшем будущем?

Жизнь, как после войны

Жесточайший экономический кризис ждет Россию уже в ближайшие полтора года, пишет на сайте GlavPost.Com независимый финансовый аналитик Степан Демура. Он повлечет за собой заметную реструктуризацию экономики и потребительского спроса. У этого кризиса свои законы – отсутствие всяких законов. Наступил момент, когда добавленная стоимость, произведенная реальным сектором экономики уже не в состоянии обслуживать банковский долг и поддерживать существующее потребление. Наступает дефляционный коллапс.

Сегодня Россия – это экономика сырьевой колонии, поясняет эксперт. Потому что в реальной сырьевой экономике: Австралии, Канаде есть производство, обрабатывающая промышленность, добыча сырья. Причем добыча – не основной вклад в структуру ВВП. Россия же продукции высоких переделов, с высокой добавленной стоимостью в принципе не производит. Но если страна не производит высокой добавленной стоимости, она живет очень бедно. Пока ВВП России шестой в мире, но «надувается» только за счет высоких цен на энергоносители.

А производство дышит на лада - износ основных фондов промышленного капитала 70–80%, что равносильно падению ВВП на ту же величину. Это - как в стране после войны, считает Демура. При таком износе основных фондов и отсутствии инвестиций надеяться на какое-то устойчивое развитие нельзя. Работников, повышающих добавленную стоимость, – около 15 миллионов из 143 млн россиян. И большинство населения «сидит на бюджете». А бюджет сидит на трубе и паре карьеров. И все это живо, пока высоки цены на энергоносители, потому что цены на металл уже обвалились. Поэтому нет никаких шансов пройти этот кризис без политических потрясений.

Кроме того, продолжает эксперт, в России начала «падать» банковская система, потому что экономика и население перегружены долгами, которые обслуживать не могут. Не говоря о запредельной, ничем не обоснованной стоимости кредитов в России. Мы импортируем инфляцию через доллар. А наш Центробанк – это просто большой обменный пункт, филиал ФРС США, и бороться с инфляцией он не может в принципе.

Для сравнения, в 2008–2009 годах суммарных внешних долгов в валюте было на 500 млрд долларов, а золотовалютных резервов – 600 млрд. Сейчас же внешних долгов уже на 730 млрд долларов, а золотовалютных резервов всего на 480 млрд. Основной наш госдолг – это долг наших корпораций и олигархов.

Все разговоры о том, что рубль будет поддержан, ничем не обоснованы. Нам нужно готовиться к обвальной девальвации рубля, предупреждает Степан Демура, это первый раз, когда деньги в России слабо обеспечены. Можно напечатать еще денег, но это лишь растянет начальную фазу кризиса.

Демура рисует такую картинку будущего. Сейчас будет серьезное ослабление рубля, уже в этом году он опустится до 47–48 рублей за доллар. Потом наступит пауза. А уже в следующем году начнется, собственно, сам кризис. В 2015 году нам нужно быть готовыми к тому, что рубль обвалится до 58 по отношению к доллару. В результате кризиса средний класс просто исчезнет, а «закредитованные» граждане перейдут на хлеб и воду, выплачивая долги банкам и магазинам…

Что, страшно? Еще как!

Кто виноват, и что делать?

На этот непростой вопрос «СП» попросила ответить председателя Русского экономического общества, доктора экономических наук, профессора Валентина Катасонова.

- Винить в том, что российский рубль «сыпется» рыночных спекулянтов или хозяев ФРС США бессмысленно. Конечно, на ослабления рубля влияют и глобальные процессы, но в основном виноваты денежные власти страны. К сожалению, в России выстроена такая денежная система, которая держится не на внутренних экономических процессах, а на стоимости сырья на мировом рынке. Поэтому я не понимаю, почему замминистра финансов так спокойно относится к падению курса, ведь в этом, в частности, виновато и его ведомство.

«СП»: - Но ведь и правительству тоже выгодно сейчас ослабление рубля, так может все идет по плану?

- Понятно, что у Минфина есть какие-то планы по снижению курса рубля, это выгодно для наполнения бюджета. Кроме того, падение национальной валюты очень выгодно и нашим сырьевым экспортерам-олигархам. Но тем самым они еще сильнее загоняют страну в русло чисто сырьевой специализации. Возможно, Минфин считает, что обесценивание рубля поможет ему выполнять указания правительства по наполнению бюджета, но надо понимать, что для экономики и для населения страны это будет очень серьезное испытание.

«СП»: - Судя по всему, обвал курса рубля будет продолжаться и дальше?

- Думаю, что падение рубля будет продолжаться, потому что денежные власти уже официально заявили, что в первой половине 2015 года они полностью отпускают рубль в свободное плавание, то есть, прекращают поддерживать его курс на валютном рынке. Правда я не очень понимаю, как это увязывается с заявлением президента Владимира Путина на Валдайском форуме о том, что Россия не собирается «прогибаться» перед Западом и иметь неконтролируемый курс рубля.

«СП»: - А что нам нужно для того, чтобы стабилизировать курс рубля?

- Для того, чтобы остановить падение рубля, необходимо перекрыть трансграничное движение капитала, чтобы нефтедоллары, которые приходят в страну, не уходили обратно. Во-вторых, нам необходимо централизовать всю валюту в руках государства, полностью вычистив всю иностранную валюту с внутреннего рынка. И сделать рубль зависящим исключительно от внутреннего рынка, а не от мировых цен на нефть. А точнее – от реального сектора отечественной экономики, то есть – от наполнения его товарами.

«СП»: - И что, финансовые власти для этого ничего не делают?

- Сейчас мне в руки попал проект правительств, где в очередной раз говорится, что чиновники готовят финансовую поддержку для реального сектора экономики, с помощью проектного финансирования. Я просмотрел его по диагонали и понял, что делая такие проекты, правительство исходит из того, что когда проходит несколько лет, люди все забывают. А я хорошо помню, что в 90-е годы правительство проводило похожие инвестиционные проектные конкурсы, в которых Минфин проходил грантом по кредитам частным банкам, которые, якобы, должны были потом кредитовать Минэкономики, осуществляющее проектное финансирование. Так там был расцвет коррупции, и если какие-то проекты и получили государственное финансирование, то это были лишь высокорентабельные и быстроокупаемые. Но нам, то сейчас нужно совсем другое – индустриализация экономики, которая окупается долго и предполагает совсем другие схемы инвестирования: использование государственной казны в качестве гаранта по кредитам частных банков. А также - субсидирование банковского процента по кредитам. Правда, эта форма может стать закамуфлированным источником коррупции.

«СП»: - Другими словами, мы должны отвязать рубли от доллара, и кредитовать ими российскую экономику?

- Неудобно повторять в сто первый раз одно и тоже. Но, возможно, это и надо делать по принципу «вода камень точит». Вот короткий список того, что нужно сделать для реконструкции нашей экономики.

Первое: необходима деофшоризация экономики, без которой просто невозможна никакая индустриализация. Это проблема не только экономическая, но и политическая. Пока в отечественной экономике присутствует «пятая колонна» – агенты влияния Запада, они будут работать на нашего геополитического противника.

Второе: нужно срочно прекратить трансграничное движение капитала, чтобы было на что проводить индустриализацию

Третье: срочный выход России из ВТО, потому что эта организация открывает наш рынок для иностранных товаров, которые мешают нам заниматься производством собственных

Четвертое: кардинальная перестройка нынешней модели денежной эмиссии, переход от «кэрренси боард» (жесткой привязки количества рублей к закупленным Центробанком долларам) к выпуску количества рублей, необходимого для развития экономики.

И к этому плюс к этому – изменение статуса Центробанка, который должен стать частью исполнительной власти, и не иметь никакой автономии.

Есть и еще пункты, но эти основные. И пока правительство не сделает их своей целью, чиновники могут сколько угодно говорить об индустриализации экономики, но все останется только словами.

http://rusrand.ru/events/v-rossii-proishodit-raspad-imperii

http://svpressa.ru/economy/article/102326/