Похоже, Владимир Путин и аятоллы готовятся буквально монополизировать мировые поставки нефти.

В мае прошлого года я писал на сайте, что Иран уже проводил процесс окружения саудовских/ваххабитских нефтяных резервов наряду с другими суннитскими нефтегосударствами Залива.

Я тогда добавил, что «стратегия Ирана удавить саудовское/ваххабитское производство нефти вполне соответствует интересам Путина. Как правитель второго в мире экспортёра нефти, он был бы доволен, увидев, что производство Королевства уничтожено или серьёзно подорвано, а глобальные цены взлетели на невиданный уровень. Неудивительно, что он открыто поддерживает Иран».

Теперь мы увидели, что Путин предпринял основной грозный шаг в поддержку иранцев, введя боевые силы в Сирию. Многие аналитики утверждают, что делает он это и ради защиты собственной морской базы в Тартусе, и в какой-то мере – ради иранцев. Неужели этих мотивов ему действительно достаточно, чтобы тратить скудные ресурсы и рисковать жизнями русских, или у него на уме больше амбиций? Учитывая тяжёлое состояние российской экономики из-за, в основном, недавнего падения вдвое цен на нефть, он должен удовлетвориться представившейся возможностью вместе с Ираном подтолкнуть эти цены на прежний уровень.

Иранцы, со своей стороны, должны приветствовать такую возможность по двум основательным причинам: во-первых, когда санкции наконец окончательно снимут благодаря другу в Белом Доме, производство нефти Ираном только усугубит нынешний глобальный излишек поставок нефти, сократив поток денег (хотя они вернут $150 миллиардов, которые будут высвобождены ядерной сделкой). И они, и русские должны отчаянно искать пути предотвращения дальнейшего падения цены на нефть. И второе, смертельные враги Ирана и соперники за лидерство во всём исламе – саудовско-ваххабитский клан, так что перспектива одновременно нанести им удар и усилиться должна выглядеть крайне соблазнительной.

Чтобы этого добиться, российско-иранская ось может последовать стратегии окружения Аравийского полуострова, которую Иран уже проводит вполне открыто, как я уже писал в мае, и это очевидно, если взглянуть на приведённую ниже карту.

Иран и его союзники уже контролируют границу на севере саудовско-ваххабитского Королевства, хотя иранская хватка на сирийском участке слаба – отсюда и российская интервенция. Теперь Иран ведёт суровую марионеточную войну с Королевством в Йемене, где поддерживает религиозно близких шиитов. Из Йемена Иран может угрожать и Баб-аль-Мандебу, обеспечивающему доступ к Красному морю, что умножает давление, которое Иран уже оказывает на Королевство, угрожая Ормузскому проливу у входа в Персидский залив со своей собственной территории.

Более того, широко распространено мнение, что Иран поддерживает шиитов, живущих в Восточной Провинции, над саудовско-ваххабитскими нефтяными резервами. Естественная близость шиитов Аравии и Ирана издавна тревожила королевскую семью и вызвала дискриминацию их подданых-шиитов, поощряя их чувство обиды. Нападения на шиитское сообщество в начале этого года усилили напряжённость. А помимо прочего, Иран, как сообщалось, стоял и за недавним шиитским восстанием в Бахрейне, саму страну Иран считает своей потерянной «14-й провинцией» – во многом, как и Саддам относился к Кувейту в конце 1980-х.

При таком нынешнем положении на ближневосточной шахматной доске, теперь посмотрим, как могут развернуться события. С помощью России Иран может спасти свою сирийскую марионетку и усилить свой оборонительный анклав на родине алавитов, на северо-западе своих предполагаемых границ. Затем объединённые силы оси могут двинуться на ИГИЛ, при этом хвалясь, что оказывают услугу миру, и уменьшить контролируемую ими территорию, если не уничтожить их вовсе. Конечно, саудовцы/ваххабиты, вероятно, сделают всё, что в их силах, чтобы помочь своим норовистым идеологическим ответвлениям, но против оси действовать будет крайне сложно.

После того, как ось усмирит Сирию, она может начать давление на саудовцев/ваххабитов и другие суннитские нефтяные государства, чтобы в достаточной степени сократить их производство нефти. И обеспечить как увеличение потока иранской нефти, так и поднятие цен до приемлемого уровня. Неплохой целью может оказаться $100 за баррель.

Первоначальное давление оси, вероятно, будет дипломатическим и применено обеими основными силами. Однако, при иранской опоре на марионеток в Йемене и их влиянии в Восточной Провинции и Бахрейне, это может спровоцировать более широкое насилие в отношении саудовцев-ваххабитов даже в самом королевстве. Кроме того, Иран может выкрутить Бахрейну руки и таким образом испугать меньшие суннитские нефтегосударства. И тогда, превратив сокращение по нефти в сокращение насилия, ось вполне может достичь своей цели.

А если и нет, то иранцы могут устроить дальнейшую эскалацию насилия. Вероятно, с точки зрения иранцев, идеальным было бы, чтобы саудовцы-ваххабиты отреагировали излишне остро и дали Ирану повод для прямого удара по географически весьма сконцентрированным аравийским нефтяным месторождениям и сопутствующим сооружениям. Иран мог бы рискнуть подвергнуться королевскому возмездию, напав на само Королевство, но содействовать этому могла бы воздушная и морская поддержка России, и, возможно, ядерный зонтик. В таком сценарии гордые арабы были бы вынуждены склониться перед волей своих давних врагов-персов – в частности, поскольку очевидно, что на поддержку США при нынешнем президенте надеяться нечего.

Нападение на месторождения Королевства вызвало бы жёсткое и длительное нарушение ближневосточных поставок нефти, что стало бы кошмаром для остального мира – но определённо не самым худшим сценарием развития событий. Подобное нарушение ускорило бы ещё одну отвратительную глобальную рецессию и могло бы резко ослабить США, Европу и Китай, ведь все эти экономики хрупки и, вероятно, слабы. Так что нанесённый ущерб мог бы намного превзойти само разрушение. И это может быть ещё одной весьма привлекательной целью для Путина и его союзников – аятолл.

Итак, Путин и аятоллы обладают основательными причинами ограничить мировой рынок нефти, и тогда США и остальной мир столкнутся с огромными рисками. Ужасно печально то, что США легко могли бы продемонстрировать тщетность попыток российско-иранской оси взять мир в заложники ближневосточной нефти, просто открыв наши запасы сланцевой нефти в Скалистых горах. Как я уже показывал в анализе в марте пошлого года, эти резервы могли бы превратить ближневосточную нефть в изжившую себя.

Сланцевая нефть США совершенно отлична от глубоких сланцев, доступ к которым осуществляется направленным бурением и фрекингом, и это есть во всех заголовках; глубокие сланцы – просто вторичны в смысле резервов. Поверхностные сланцы содержат до трёх триллионов баррелей нефти в сравнении с около 50 миллиардами плотной нефти, доступной с помощью фрекинга. Общие глобальные доказанные запасы нефти составляют 1,6 триллиона баррелей, и канадские битуминозные пески содержат от 1,6 до 2,5 триллиона баррелей (хотя официально считается, что там 175 миллиардов баррелей, что входит в общее количество по миру).

Итак, США и Канада сообща могут утроить глобальные поставки нефти, и это по цене на уровне $60-75 за баррель. В то же время, ближневосточные резервы составляют около 800 миллиардов баррелей – половину от канадских битуминозных песков или, вероятно, менее трети поверхностных сланцев США. Миру больше не нужна мусульманская нефть.

К сожалению, подавляющая часть поверхностных резервов Скалистых Гор расположена на земле федерального подчинения, и хотя Джордж Буш-младший открыл эти земли для разработок, Обама  аннулировал такую политику. Эти резервы теперь практически совершенно бесполезны.

Как и с любыми запасами нефти, эти поверхностные сланцевые резервы невозможно запустить мановением руки. Но их можно открыть для разработки просто ручкой, даже без телефона. Для защиты страны и блага всего мира наш нынешний президент должен немедленно распечатать эти резервы для разработки – с большой помпой. Если он не будет использовать наших военных, чтобы защитить наши интересы, он должен, по крайней мере, использовать наше экономическое оружие.

Нельзя терять времени. Россия идёт вперёд, в такт с воодушевлёнными и обогатившимися иранцами, и снова из-за нашего президента. Путин и аятоллы знают, что у них остаётся только 464 дня правления этого президента, а потом никто из вероятных его преемников не будет столь услужлив и гибок, говоря его же собственными словами. И, следовательно, стоит ожидать, что они захотят проделать как можно больше до тех пор, пока солнце отражается от беззаботной усмешки Обамы.

http://vk.cc/4mMeXn