Из всего того, что пришло в нашу страну после горбачёвской «перестройки» и гайдаровско-ельцинских «демократических реформ», подавляющее большинство явлений принесли лишь горькое разочарование, изменили нашу жизнь в худшую сторону, отняли у нас что-то важное, почти ничего не давая взамен.

Есть много вещей, без которых можно обойтись, даже когда это тяжело и досадно, а есть такие пункты, которые никак нельзя позабыть, никак нельзя смириться с тем, что они ушли в прошлое, что они больше недоступны. И в первую очередь речь может идти о деградации, да и фактическом поэтапном уничтожении системы доступной, всеохватной системы медобслуживания, существовавшей в советское время и добиваемой сейчас очередной «реформой здравоохранения».

В современном мире, многослойно усложнившемся, напичканном новыми вызовами для человеческого существа, новыми химическими веществами, в мире, характеризующимся новым состоянием экологии (всё более ухудшающимся состоянием), новыми реалиями образа жизни людей, медицина должна была шагнуть вперёд и стать ещё более всеохватной, регулирующей всякий процесс, разъясняющей всем и каждому нюансы новых реалий, ну и, разумеется, оперативно реагирующей на ухудшение состояния здоровья среднестатистического человека (которое, к сожалению, буквально деградирует в последние двадцать лет).

Однако вместо того, чтоб идти навстречу людям и логике изменения общества, медицина отправилась вспять, вернее её жестко развернули вспять, назад – в сторону стереотипов девятнадцатого века, где существовали небольшие платные кабинетики, разного рода платные клиники для немногих, и в дополнение к ним – убогие больницы для простого народа, которые искрометно высмеял Гоголь («больные, как мухи выздоравливают»).

Отчего же это произошло? Отчего нас толкают на путь деградации, отнимая у нас достижения советской медицины, являвшейся, как теперь выясняется, уникальным в истории человечества, примером создания истинной системы медицины, то есть системы имеющей целью именно – лечить, а не зарабатывать деньги, или осуществлять какие-то ещё действия, о которых мы прежде и подумать не могли, но которые стали реальностью в нынешнем дне.

Против Советского проекта велась война – это банальность, об этом все знают, но не все, к сожалению, отдают себе отчёт, что война, которая велась и до сих пор ведётся, происходила в первую очередь не между государствами и народами, а между системными подходами к вопросу существования. Советская система проповедовала всеобщее, уравнительное равенство, основанное на принципах солидарности, а не конкуренции, а противостоявшая нам система была возглавлена людьми, которые бились и бьются за то, чтоб быть и оставаться избранными меньшинством, доминантной группой, манипулирующей волей большинства.

На Западе доминировали и сейчас доминируют так называемые бангстеры и транснациональные корпорации, главы которых приняли непосредственное участие и в разжигании Первой мировой войны, а потом и в обеспечении Гитлера необходимым сырьём и технологиями для начала Второй мировой войны, участвовали в подковёрной дипломатической подготовке «натравливания» гитлеровской Германии на Советскую Россию.

После поражения Германии они рьяно включились в так называемую «холодную войну», которая на самом-то деле, не завершилась и сейчас. Им спать не давала мысль, что когда-то они могут утратить свои привилегии, свой доминантный статус, возможность манипулировать людьми и купаться в излишествах. И в первую очередь боролись эти люди с теми принципами, которые пытался внедрить в жизнь Советский проект (но не успел, к сожалению, не выдержав натиска беспрестанной череды войн, провоцируемых противником).

Однако кое-что Советский эксперимент успел-таки внедрить в реальность, сделав это новым фактом истории, и в частности – всеобщую, бесплатную (вернее безоплатную для граждан) качественную и гарантированную медицину. Впервые в истории человечества.

Это, понятным образом, являлось и является вызовом той системе, где всё дифференцировано по уровню доходов, где доступность благ для человека определяется размером его кошелька (вернее умения – вырвать у кого-то из глотки лишний кусок).

Тут важно понимать, вопрос концептуального устройства медицинской сферы – это один из ключевых, принципиальных вопросов общественной формации, во всяком случае в споре двух систем – советской и вашингтонской.

Потому-то на нашу медицину, вернее на остатки советской медицины, и сейчас ведётся эшелонированное наступление, как на пережиток той реальности, что бросала вызов власти агрессивных меньшинств в мире.

Когда мы сейчас говорим, что против России ведётся война, то имеем в виду, прежде всего войну явную, на Украине, в Сирии, в некоторых других местах, где против нас сражаются подкормленные Вашингтоном явные «воины», однако в целом-то, фронты войны, развязанной против нас и наших гуманитарных принципов, куда более извилисты и замысловаты, и заходят они гораздо дальше, чем нам хотелось бы думать.

Поэтапное уничтожение остатков советской медицины – это одно из наиболее скрытых, но наиболее важных направлений вышеупомянутой войны (и победа власти корпораций, о параметрах которой я расскажу подробнее, чуть ниже).

Кстати сказать, в тех уголках постсоветского пространства, где власть Вашингтона, вернее власть западных корпораций, устанавливается «официально», ликвидацию медицины проводят порой и открыто, причём занимаются этим в самую первую очередь, в рамках «оптимизации и реформирования» социальной системы.

Вот и сейчас, вернее год назад, когда в Киеве «победила» «майданная революция», на её гребне тут же пришли западные советники и консультанты, завившие, что в Киеве непозволительно много больниц и поликлиник, слишком много коек в лечебных учреждениях, излишек врачей и медработников, и это положение вещей необходимо менять – заявили западные советники! Наступление и временная «победа» украинских борцов за «западный выбор» создало положение при котором медицина на Украине разрушается чемпионскими темпами, всё быстрее и быстрее уходит в прошлое, в разряд «воспоминаний о совке».

Однако и в самой России, вернее на территории бывшей РСФСР, наступление этого процесса, его массированный натиск тоже заметен, он тоже происходит, хотя и чуть менее явно, чем на нынешней Украине, в Молдавии, в Румынии, или в Средней Азии.

Нашу медицину, под чутким руководством госпожи Скворцовой, сейчас тоже «оптимизируют», сокращают койки, сокращают врачей, закрывают целые больницы, сокращают всё, что можно сократить, а логика этого процесса заключена в увеличении сектора платной медицины, «выталкиванию» узких специалистов (ну скажем, эндокринологов, урологов, кардиологов, дерматологов, и даже венерологов) в платные кабинеты, в комнатушки, арендуемые где-то, на первых этажах не приспособленных зданий, в случайные квартиры, в отрыв от больниц, от комплексного лечения и медобслуживания, а по большому счёту – в прошлый век.

Все эти платные мини-клиники, маленькие поликлиники, кабинеты частной практики, как правило, не связаны с определённой больницей, существуют как придётся, а это – профанация медицинского процесса, ведь для того чтоб осуществлять добросовестное лечение, нужна вертикаль медицинских заведений, от поликлиники до стационара.

Насколько процесс дробления «рынка медицинских услуг» вреден для медицины и для общества – я не могу даже сказать, нельзя подобрать таких слов, поскольку он не просто вреден, он сам является болезнью, распадом единого процесса медобслуживания на разорванные части, где «люди деньги зарабатывают».

Будь проклят тот день, когда идея зарабатывания денег на медицине оказалась окончательно легитимизирована в нашем обществе. Я ещё помню то время, когда эта идея звучала неприлично. И не так-то давно это было.

Наступление на нас той самой «логики многоэтажного общества», логики, что несёт с собой власть корпораций, разделяющая людей на высших и низших, на бедных и богатых, провоцирует страшное извращение, об этом даже говорить тяжело! Платные клиники порой существуют в какой-то анекдотической реальности, это было бы забавно, коль не было бы так губительно для нашего общества, и, главное – для здоровья новых поколений, лишённых понятия о системной медицине, о том, что государство обязано нести на себе заботу об этой системности, о непрерывности медобслуживания, ведь сам человек не может обеспечить себе тот уровень текущего надзора, постоянного надзора за состоянием здоровья, который только и может являться грамотным, правильным подходом к медобслуживанию.

А вышеупомянутая госпожа Скворцова сейчас открытым текстом говорит, что теперь этот процесс должен лечь на плечи самого человека, рядового человека, мол человек сам обязан следить за текущим состоянием показателей своего самочувствия, за динамикой его изменений.

Но друзья мои, это противоречит самой логике медицины, самой идее её развития, ведь человек не являющийся специалистом, просто не может заниматься столь сложным мониторингом, да ещё в добавок к основной своей деятельности и работе!

Каждый должен делать своё дело, желательно – на совесть, со всей отдачей, с максимальным профессионализмом, так вот за здоровьем населения должны следить специалисты, а не любители. Но каждый отдельный-то человек и есть – любитель, ведь не имеет специального медицинского образования.

В нынешней ситуации «неоднозначной эволюции», реальность так усложнилась, появилось так много вредных тенденций, вредных веществ, вредных препаратов, вредных привычек, что лишь специалист может и должен давать советы и отслеживать динамику, проводить ежегодные осмотры, нести ответственность за грамотный подход к лечению и профилактике. Сам человек просто не в состоянии грамотно разобраться в потребностях своего организма, в изменениях его состояния, а уж тем более в его лечении.

В нынешнем мире появились и качественно новые вызовы, к примеру – электромагнитное загрязнение, которое способно влиять на некоторую часть людей, возникла масса замысловатых, неожиданных факторов, влияние которых может быть выявлено лишь когда человек получает комплексное медобслуживание в течение всей жизни, а не бежит к врачу, когда припёрло к горлу и невозможно дышать. И порой получается так, что человек, самостоятельно занимающийся наблюдением за своим здоровьем, глотает таблетки, пытается лечиться, сходив к случайному доктору в платную клинику, а на самом деле ему необходимо что-то совершенно иное, а не поглощение химических веществ, которые лишь усугубляют его положение. И в первую очередь ему необходим систематический надзор за состоянием здоровья, который существовал в нашей стране в советское время.

Но похоже, эти тонкости не волнуют никого из тех людей, которые отвечают за очередной раунд «реформирования» медицины, ведь процесс идёт всё в той же логике, в логике дробления медицины, раскола её на две части – платную и бесплатную. В «обязательной», бесплатной части остаётся всё то, что не может быть вытолкнуто в платную сферу, происходит разрыв единой логики лечения, деградация медобслуживания.

И вот, обычный человек со средними, или низкими доходами, попадает в беду, оказывается болен, а с него тянут деньги. Цинично и банально тянут деньги.

Врачи в платных клиниках, платных кабинетах, порой напоминающих случайные забегаловки, думают, в первую очередь о том, как вытянуть побольше деньжат из бедолаги, который, в свою очередь, думает о том как бы отвязаться от этого лечения и пореже приходить на приём.

Врачи в этих клиниках становятся похожи на цыганок с провинциального рынка, промышляющих гаданием и мелким жульничеством. «Позолоти ручку, - говорит цыганочка, проникновенно глядя вам в лицо, - позолоти ручку, не жадничай, всё расскажу, любой сглаз сниму, будет тебе счастье, позолоти ручку!»

Беда состоит ещё и в том, что в государственных-то и муниципальных поликлиниках сидят те же самые врачи, часть из которых, после обеда идёт в платный кабинет, и уж в «бесплатном»-то совершенно не стремится выкладываться по-полной, не видит стимулов, ведь зарплаты, чаще всего – низкие, да и не только в зарплатах дело, сама система извратила, исковеркала, изуродовала отношение доктора к пациенту, жестоко примешав денежную корысть, будто навязав вирус, от которого не избавишься.

Извращена сама идея медицины, сама логика помощи больному. У нас отнимают чего-то столь важное, столь необходимое, что иначе как преступной, эту «логику реформирования» назвать нельзя.

И как же тяжело наблюдать за всем этим, помня о том, что ещё тридцать лет назад было по-другому! Если бы мы не знали, что может быть единая, чёткая система, где каждый медработник подотчётен строгому кодексу врача, да и строгому, централизованному руководству, где не может быть спекуляций на твоём здоровье, мошенничества вокруг лечебных процедур и препаратов, и всей той, порой анекдотичной (и жестокой в своей анекдотичности) системы «зарабатывания денег» на чужой беде, то, возможно, нам было бы легче, но сейчас, когда мы вынуждены возвращаться в «платные кабинеты», где сидят «дельцы от медицины», в реалии давно прошедшего века, в досадное прошлое, нам тяжело вдвойне, и хочется бороться с этим, но как?

Противники Советского эксперимента способны сказать мне, что в СССР было много разных недостатков, изъянов, пороков и прочего. Да, я тоже способен согласиться с чем-то из этой критики, да, соглашусь – в Советском Союз было немало своих язв, но ведь в тот период нам не дали реализовать Советский проект хоть до какого-то значимого рубежа, нас всё долбили, долбили, долбили (то дубиной гитлеризма, то нескончаемыми провокациями в ходе так называемой «холодной войны», да и с самого начала – интервенцией мучили), в конце же концов Горбачёв совершил диверсию и Советский эксперимент грубо оборвали.

Но несмотря на всё это, несмотря на то, что многое и вправду не удалось реализовать, медицина в СССР, то есть целостная система медицины, новая, прорывная концепция всеохватной и бесплатной (вернее – безоплатной для населения) медицины имела очень достойный вид, и, главное – доказала, что так можно – взять и подарить нормальную, качественную медицину всем, всему обществу, без изъятий и исключений.

Советское медобслуживание имело свои блестящие результаты: были побеждены многие болезни (некоторые вообще искоренены), резко возросла продолжительность жизни, а главное – качество жизни большинства людей! На этом фоне резко снижалось распространение социально опасных болезней.

Всё это потеряно нынче, впало в деградацию, а часть побеждённых, в недавнем прошлом, болезней вылезла из тёмных ям, будто вражеская пехота, и тянет общество к вырождению.

Резко, резко, резко снизился уровень всех возможных показателей качества жизни, связанных с медобслуживанием, «помолодели» многие болезни, которыми раньше болели лишь пожилые люди, теперь молодые парни и девушки часто обнаруживают у себя диагнозы, свойственные периоду климакса, а то и вовсе – периоду, когда организм уже изношен и захламлён массой хронических недугов.

Это страшно, это тяжело, это больно сознавать. Вокруг становится всё больше бесплодных пар, всё больше болезненных лиц, поломанных судеб. Жизнь усложняется, окружающая среда становится всё более загрязнённой, количество рисков растёт, человеческий организм требует дополнительного внимания, но логика «развития» медицины идёт лишь по пути вытягивания денег из кошелька обывателя.

А теперь коснусь самой ужасной, самой тревожной темы – проникновения в нашу жизнь рекламы лекарств, которая, к сожалению, сыплется на нас не только с экранов телевизора, буклетов, рассовываемых по нашим почтовым ящикам и из спамовых интернет-рассылок, но и из уст самих врачей, засевших в кабинетиках платных клиник, а теперь всё чаще и в государственных поликлиниках тоже.

Этот разговор, то есть обсуждение опасностей возникающих от навязывания нам, рядовым гражданам, лекарств и прочих медпрепаратов, связан с первой и главной темой моей заметки – наступления транснациональных корпораций и западной экспансии вообще.

В нынешний момент истории едва ли не всё пронизано влиянием того субъекта, вернее конгломерата субъектов, который составлен из властных кланов западной «элиты», я называю их корпорацией агрессивных меньшинств Запада (это главы ТНК, банковских домов, концернов). Они используют в своих интересах спецслужбы США, Англии и прочих западных стран, стараются манипулировать глобальным обществом, пытаясь проникнуть всюду, при помощи достижений, которые подарили нам поколения предшественников, создавших науку и технологии.

Так вот, медицина и фармацевтика являются важными и существенными сферами приложения «труда» корпораций, стремящихся манипулировать нами, ведь дело в том, что из нас не только стремятся вытянуть как можно больше денег (за лекарства и медицинские услуги), но помимо этого желают добиться и некоторых аспектов власти над нами, к примеру – подсадить нас на антидепрессанты, на препараты, вызывающие привыкание, разрушающие личность, или «форматирующие» её в «нужном русле».

Для того чтоб добиться этого, нужно иметь определённую конфигурацию «рынка медицинских услуг», в тех странах, на которые должно быть оказано воздействие (а сейчас это – подавляющее большинство стран мира). И, как видно, остатки советской медицины (на пространстве бывшего СССР и соцлагеря в целом), вышеупомянутые господа добивают, в том числе, и ради установления «новой матрицы» медобслуживания, включающей в себя не только коммерческую составляющую, но и ещё более важную – геополитическую.

Геополитика вторглась всюду, проникла в самые неожиданные пространства, а в случае с территорией бывшего СССР, можно говорить о продолжающейся войне с гуманитарными принципами той, не успевшей состояться системы, но оставившей свой след в истории и свою яркую концепцию медицины и фармакологии.

В современном мире существует лишь один полноценный наследник медицинского прорыва «эпохи коммунизма» - кубинская система медобслуживания, она всё ещё пытается сопротивляться и сохранять свой статус и уровень (много лет она держала звание лучшей в мире медицины, опережая нашу, советскую медицину). Все остальные сейчас оказались взяты в плен той системой, что натягивает на нас матрицу власти корпораций, которые думают сейчас не о том как добиться сохранения здоровья народов, а о том как сподручнее управлять глобальным обществом, контролировать его, формировать его предпочтения, его установки.

И вот мы видим, как деградация принципов лечебного дела, принципов медицинской этики доходит до того, что многие врачи отходят даже от элементарных приличий и начинают нагло навязывать нам те препараты, за распространение которых им (конкретным врачам) платят деньги «в конвертах».

Сейчас существуют специальные семинары для врачей, поддерживаемые заинтересованными «международными» фондами, где медработников стремятся «подцепить» агенты западных фармкомпаний, заставляя работать на интересы этих компаний.

По сути, врач, после такой «вербовки», продаёт часть своей совести, ложится под чужие интересы и начинает вести нечестную игру. Разумеется, сам он понимает всё это, не может не понимать, и становясь всё более циничным, входит в порочный круг того обмана, который и является сутью системы, разрушавшей Советский проект, и доминирующей над нами нынче.

Прежде эту систему называли капиталистической, сейчас сам чёрт не разберёт во что она выродилась. Она глумится над нами, куражится, делает установки нашего общества всё более извращёнными, будучи уверенной, что у нас нет средств борьбы с нею.

А система плодящихся нынче платных клиник, платных медицинских кабинетов, открывающихся в самых разных помещениях, порой совершенно не приспособленных для ведения медицинской деятельности, так вот система коммерческих заведений такого рода, в наибольшей степени вписана в ту концепцию транснациональных корпораций, о которой я веду речь.

Платная медклиника может заниматься чем угодно, может навязывать пациентам всё что угодно, может осуществлять скрытую (и действенную) рекламу препаратов, может оказывать некачественные, дилетантские услуги, а может осуществлять и определённого рода «задания» своих кураторов.

Кто и как может предотвратить это, проконтролировать это, ведь государственный контроль за медицинским процессом должен осуществляться в непрерывном, ежедневном режиме, иначе он ничего не значит и ничего всерьёз выявить не может!

Как я уже писал выше, концептуальную, целостную систему медобслуживания у нас в стране продолжают демонтировать, дробя её на части, а процесс медицинского обслуживания всё больше превращается в профанацию, на фоне которой обществу навязывают очень вредные установки, очень вредные тенденции. Люди, не имея возможности получать настоящее, качественное медобслуживание, глотают таблетки, садятся на антидепрессанты, по сути погружаясь в один из видов наркотической зависимости.

Это конечно – ловушка, безусловно – ловушка, ведь львиную долю препаратов, от которых зависит наше общество, ввозят к нам из-за границы, а контролируют их производство и распространение те самые корпорации, пытающиеся быть частью властного субъекта, доминирующего над глобальным обществом.

Нынешняя наука, коль не находилась бы под спудом власти корыстных корпораций, могла бы уйти далеко вперёд, добиться и разработать новую концепцию лечения и профилактики, почти не связанную с введением химических веществ в организм человека, или связанную с этим по-минимуму. Новый подход необходим, нужны совершенно новые, качественно новые подходы к современному лечению и поддержанию здоровья человеческой популяции. Но нас тянут в позапрошлый век, в кабинетики платных клиник, где нам навязывают массу таблеток и процедур, затягивая в болото платной медицины и зависимости от химических препаратов.

Истинная же медицина, истинное развитие медицины должно быть делом солидарного развития науки и общества, делом государственной важности, как было в советский период, только теперь – на новой ступени, на новом уровне осознания вызовов.

Однако сейчас, под властью корпораций, развитие науки затормозилось, застопорилось, не решены даже проблемы, поставленные перед наукой ещё полвека назад, развиваются лишь некоторые, порой совершенно бесполезные или даже вредные технологии (типа чрезвычайно сомнительных ГМО, выгодных интересам западных корпораций), из технических новинок появляются, всё больше – всевозможные гаджеты, разного рода «игрушки», которыми нас стремятся отвлечь, пока «большие мальчики» вершат большую политику.

Природная же среда продолжает становиться всё более загрязнённой (особенно в городах и вблизи них), факторы этой изменённой среды всё более губительно воздействуют на человеческий организм, но субъекты нынешней глобальной власти, «сильные мира сего» думают лишь о новых войнах, лишь о том, как выжать для себя побольше средств, не упустить власть над глобальным обществом.

Боже, как всё запуталось в нашей жизни, как глумливо в нашу жизни вторглась философия собственничества и пресловутого чистогана, как оно довлеет над нами (а ведь ещё недавно мы смеялись над «преувеличениями советской пропаганды»)! Как тяжело видеть деградацию медицины, как тяжко видеть врачей, превращённых в цыганок «позолоти ручку», как мучительно наблюдать за тем, что молодые ребята, чуть старше двадцати, превращаются в инвалидов, чьи организмы не могут справиться с уродливой сутью нынешней жизни и загрязнённой средой (во всех возможных смыслах слова «грязь»). Как это больно!

Нынешняя реальность будто расслаивается, разделяется на части, подвергается распаду, ведь, казалось бы, в Москве и некоторых крупных городах России, в последние годы появляются большие современные клиники, с новым оборудованием, и, в некоторых случаях даже новые поликлиники строятся, однако на самом-то деле – это лишь витрина (такая же какую нам демонстрировали в горбачёвское время, когда слагали сладкие песни об Америке и Западной Германии, показывая «достижения западного капитализма»), большинство же больниц в глубинке, и даже в Подмосковье, продолжают погружаться в позапрошлый век, и мало того, что происходит деградация качества медицины, так за эти «услуги» теперь начали брать деньги, всё больше денег.

Но самое тревожное состоит в том, что тенденция-то наблюдается лишь деградационная, нисходящая, пока просвета нет. Медобслуживание деградирует, в обществе же нарастает «тёмный капитал» накопленных болезней, которые загнаны внутрь. К примеру вирусы и болезни, связанные с половой сферой, наступают сейчас всё активнее (речь идёт не только о венерических заболеваниях), так вот нынче эта ситуация деградирует ускоренно, ведь установки половой жизни изменились, количество сексуальных партнёров (у современной молодёжи) растёт, а грамотного отношения к здоровью репродуктивной системы нет, поскольку медицина «ушла на рынок», ей недосуг заниматься столь трудоёмкой и щекотливой работой – грамотным разъяснением, профилактикой и лечением «неявных болезней», которые, впоследствии сказываются очень даже явно и жестоко. Талдычат лишь о «защищённом сексе» и контрацепции, а это нисколько не решает проблему.

Адепты платной медицины говорят, что мол каждый должен платить за себя, заплатил – получил медицинскую помощь, но они, как свинья под дубом, не видят того, что общество-то является единым целым, почти единым организмом, и потому закрыться от общей беды (то есть от деградации здоровья молодёжи) просто невозможно, во всяком случае, если ты живёшь в крупном городе и контактируешь с людьми. Мы все в одной лодке.

Для того, чтоб остановить процессы деградации медицины, и, главное – деградации физического состояния молодых поколений, подвергающихся сейчас «бомбардировке» новыми вызовами, (порой совершенно неожиданными и опасными), необходимо во-первых – осознать факт ошибочности всех тех «реформ», что проводились над нашей медициной в течение последней четверти века и проводятся сейчас с удвоенной скоростью, признаться себе, что путь оказался тупиковым и выгодным лишь для западных корпораций и связанных с ними структур. Осознав это, надо мужественно положить конец даже самим разговорам о платной медицине, вернуться к системе всеобщего и полного медобслуживания финансируемого, и, главное – строго контролируемого государством. И вернув обратно эти принципы, биться дальше – за улучшение, качественное изменение медицинской отрасли, её технологий, её подходов, её сути.

Но главное нужно найти мужество стать против тех, кто тянет нас под власть западных корпораций, и провозгласить во всеуслышанье: платная медицина – это безнравственно и очень вредно! Платная медицина – шаг в позапрошлый век!

Современная медицина не может быть раздробленной на части, на маленькие платные кабинетики, где лечат непонятно как и непонятно чем. Современная медицина – это сфера, огромная, усложняющаяся сфера, которая должна быть едина, которую нужно восстановить и впоследствии оберегать.

Ну что ж, сегодня я обозначил несколько ключевых тем, текст вышел очень объёмный, прерву себя на время. Однако после продолжу этот разговор, ведь здесь я не сказал и десятой доли того, о чём следует кричать, что есть сил, не обозначил и десятой части тех пунктов, которые нуждаются в самом широком обсуждении.

В разговоре о состоянии нынешнего «рынка медицинских услуг» есть и такие вещи, которые являются совершенно явной провокацией против общества (пахнущей уголовщиной), и в первую очередь провокацией против молодёжи. Нужно кричать об этом, нужно бороться против этого, надо что-то делать.

«Реформа» здравоохранения, которую осуществляют сейчас в нашей стране – не мина замедленного действия, нет, это ядерная бомба.

http://maxim-akimov.livejournal.com/424062.html