Представители оппозиции позвонили американскому послу Джону Хербсту, который позвонил зятю Кучмы Виктору Пинчуку, чтобы выяснить, что происходит, сообщил Пинчук. По словам Пинчука, он позвонил главе администрации Кучмы Медведчуку, который позвонил домой министру внутренних дел. Билоконь сказал, что он не знает, что происходит. "Я действительно забеспокоился, – заявил в интервью Билоконь. – Как был отдан приказ без моего ведома?"

Вскоре госсекретарь Колин Пауэлл позвонил Кучме, который не взял трубку.

В СБУ между тем шла мобилизация. Несколько сот офицеров разведки уже находились среди демонстрантов. Некоторые делали вид, что они сами демонстранты. Специальные группы вели съемку толпы скрытой камерой. На крышах сидели снайперы. Антитеррористические группы прятались в близлежащих квартирах и грузовиках без номеров. Группы в грузовиках колесили по Киеву, пытаясь определить направление движения войск.

К. Джей Чиверс

Осенью, когда Киев заполонили демонстрации протеста против фальсифицированных президентских выборов, на загородных базах министерства внутренних дел 28 ноября в 10 часов вечера прозвучал сигнал тревоги.

Более 10 тыс. военнослужащих кинулись к грузовикам. Большинство было в касках, с дубинками и щитами. Три тысячи были вооружены. Многие – в черных масках. По словам их командующего, генерал-лейтенанта Сергея Попкова, через 45 минут были розданы боеприпасы и слезоточивый газ, и они устремились к воротам.

Киев ожидало ужасное столкновение, разгром в советском стиле, способный привести к гражданской войне. Но затем в недрах аппарата безопасности Украины начали разворачиваться странные события.

Когда над митингом на Площади Независимости пошел мокрый снег, среди палаток демонстрантов появился полковник Службы безопасности Украины (СБУ) в штатском. Хотя его учреждение – преемник КГБ, его миссия, говорил он, не направлена против демонстрантов. Она заключалась в том, чтобы помешать мобилизации войск. Он предупредил лидеров оппозиции о готовящемся разгроме.

Одновременно высокопоставленные сотрудники разведки лихорадочно звонили по защищенным телефонным линиям, в одном случае сотрудничая с генералом армии, чтобы убедить МВД повернуть назад.

Были выпущены предупреждения, в которых говорилось, что применение силы против мирных демонстраций незаконно, и если войска МВД войдут в Киев, армия и спецслужбы будут защищать мирных жителей, сообщил один из лидеров оппозиции, ставший очевидцем некоторых разговоров, и Александр Галака, глава службы военной разведки (ГУР), сделавший несколько звонков.

За кулисами глава СБУ генерал-полковник Игорь Смешко координировал некоторые контакты, сообщил начальник управления военной контрразведки генерал-майор Виталий Романченко, который заявил, что он, по приказу главы спецслужбы, велел генералу Попкову остановиться. МВД отменило тревогу.

Подробности этих переговоров дают возможность увидеть скрытый фактор так называемой оранжевой революции, мирных демонстраций, добившихся отмены результатов выборов и изменивших политический курс постсоветского государства.

В ходе кризиса группа офицеров украинской разведки, не пожелавших действовать по плану администрации президента Леонида Кучмы, стремившейся передать власть премьер-министру Виктору Януковичу, начала внутреннюю борьбу. Силовики действовали против этого плана.

Такое редко случается в бывших советских государствах, где спецслужбы часто оказываются наиболее консервативными и безжалостными инструментами государственной власти.

Из интервью с участниками событий – лидерами оппозиции, главами трех разведывательных служб и несколькими их подчиненными, Кучмой, западным дипломатом, членами парламента, министром внутренних дел и командующим войсками МВД – вырисовывается картина того, как действовали силовики.

Офицеры передавали информацию соперникам Кучмы, обеспечивали безопасность лидеров оппозиции и демонстрантов, посылали сигналы о своем нежелании выполнять планы администрации, участвовали в психологической войне с чиновниками, направленной на смягчение реакции властей на демонстрации протеста.

В целом спецслужбы, иногда тайно, иногда публично, иногда противозаконно, действовали, чтобы помешать мошенническому продвижению Януковича, которого ненавидят некоторые генералы. Прямо или косвенно своей деятельностью они поддерживали Виктора Ющенко, который теперь стал президентом.

Многие факторы, способствовавшие революции, которая формировалась вокруг Ющенко, известны. Они включают в себя поддержку со стороны Запада, решимость демонстрантов, деньги богатых украинцев, помощь иностранных активистов, которые содействовали свержению президентов Грузии и Сербии, неожиданную независимость Верховного суда, работу Пятого канала, который Кучме так и не удалось закрыть.

Все эти факторы в какой-то степени повлияли на результат. Ни один из них не представляется решающим. Роль силовиков до конца неизвестна, хотя глава штаба Ющенко Олег Рыбачук назвал ее "очень важным элементом", помогавшим оппозиции "профессионально и системно".

"Они осуществляли это как профилактическую операцию", – заявил он.

Оппозиция внутри СБУ

Поддержка началась не с демонстраций протеста. Задолго до выборов силовики и оппозиция вступили в контакт, а летом Смешко поручил одному из генералов осуществлять связь с Рыбачуком.

СБУ, преемник советского КГБ, с 38 тыс. сотрудников, испортила свою репутацию шантажом, торговлей оружием, связями с российскими спецслужбами и организованной преступностью. Она неоднородна: в ней есть группы, верные разным политическим лагерям, а у некоторых остались связи с прежними московскими хозяевами.

Ее предыдущего главу Леонида Деркача уволили под международным давлением после того, как его обвинили в продаже радиолокационных систем Ираку, против которого действовало эмбарго. В 2003 году Кучма назначил председателем СБУ генерала Смешко, известного прозападными взглядами кадрового офицера военной разведки. Ранее генерал работал в посольствах в Вашингтоне и Цюрихе, и шаг Кучмы был воспринят как попытка смягчить отношения с Западом.

Некоторые силовики, действовавшие против фальсифицированных выборов и сопротивлявшиеся разгрому, входят в окружение генерала Смешко и на протяжении своих карьер работали в странах Запада или осуществляли связь с западными правительствами.

По словам Рыбачука, у него установились контакты с несколькими сотрудниками СБУ, и они встречались регулярно, иногда – по ночам. Офицеры передавали ему информацию и документы, касающиеся Кучмы, через них были получены многие материалы, которые оппозиция использовала в ходе своей кампании в СМИ.

Было ли это сотрудничество результатом совпадения политических целей или это следствие прагматизма силовиков, понимавших, что перспективы Ющенко велики, остается предметом споров. Юлия Тимошенко, союзница Ющенко, заявила, что многие сотрудники СБУ, включая Смешко, просто сделали свои ставки. "Это была очень сложная игра", – сказала она.

Рыбачук понимает это иначе. "Они действительно наши сторонники, – заявил он. – Они рисковали жизнью и карьерой".

Сами офицеры говорят о разных мотивах.

Один из них, по мнению генерал-лейтенанта Игоря Дрижчаного, возглавляющего юридическое управление СБУ, был простым. "Мы всегда говорили о своем желании предотвратить кровопролитие", – заявил он.

Но есть признаки того, что у некоторых офицеров было желание блокировать Януковича. Янукович, который два года был премьер-министром, хорошо известен. По словам некоторых офицеров СБУ, премьер ранее был осужден за грабеж и избиение и тесно связан с коррумпированными бизнесменами из восточных областей, которые скупили многие богатства Украины, а потому они не хотели видеть Януковича на посту президента, особенно в результате махинаций.

Сотрудники СБУ и Рыбачук заявили также, что примерно за неделю до выборов, 21 ноября, личная встреча с Януковичем вызвала у Смешко такое отвращение, что он подал заявление об отставке и поклялся никогда не работать с премьером.

Кучма не принял отставку, сказав главному шпиону, что, если он уйдет, на его место будет назначен генерал, верный Януковичу, и возникнет риск кровопролития, сообщили Смешко и Кучма.

Трудно сказать, был ли президент в этом уверен или просто манипулировал Смешко, чтобы избежать нестабильности в канун выборов. Но шпион остался работать.

Сигналы

Недовольство силовиков кандидатурой Януковича усилилось 21 ноября, когда предварительные результаты свидетельствовали о том, что премьер побеждает, но благодаря масштабным махинациям.

Руководство СБУ собралось в кабинете Смешко. Среди присутствующих были генерал Романченко, генерал Дрижчаный, генерал-майор Александр Сарнатский, возглавляющий администрацию СБУ, и полковник Валерий Кондратюк, отвечающий за связь с иностранными разведками.

Они рассмотрели вопрос о громкой отставке, но решили попытаться предотвратить столкновение и бороться изнутри. "Сегодня мы можем спасти лицо и погоны, а можем попытаться спасти страну", – вспоминают слова главного шпиона Романченко и Сарнатский.

Знал ли Кучма в этот момент о позиции и действиях руководства СБУ, неизвестно. По словам офицеров СБУ, учитывая наличие соперничающих группировок и проникновение в спецслужбу российских агентов, частично об их работе наверняка было известно.

В Киеве царила напряженность. 21 ноября, когда начались демонстрации протеста, у оппозиции были деньги и организационные структуры, необходимые для длительного гражданского неповиновения. Генерал Попков заявил, что знал об этом, и назначил учения с участием 15 тыс. военнослужащих в столице и ее окрестностях. Он направил несколько тысяч человек на баррикады и посты у правительственных зданий и оставил в резерве более 10 тыс.

Правительство быстро попыталось включить руководство разведки в картину государственной солидарности. 22 ноября прокуратура выступила с заявлением, в котором упрекала оппозицию за организацию митингов. Она заявила, что власти и СБУ готовы "решительно положить конец любому беззаконию".

По словам генерала Смешко, он был в ярости и позвонил прокурору, чтобы сказать ему, что он не имеет права говорить от имени СБУ. "Это была фальсификация", – заявил он. СБУ ответила заявлением, в котором говорилось, что она не согласна с прокурором, что граждане имеют право на политические свободы, а политические проблемы должны решать исключительно мирными способами.

Это был явный раскол в правоохранительных структурах Украины и предзнаменование.

24 ноября, когда избирательная комиссия собралась на заседание, чтобы официально объявить о победе Януковича, Киев был блокирован, и даже Кучма не мог работать в своем офисе.

Он созвал совещание за городом, где его правительство отпраздновало свою победу, а некоторые политики заявили, что, если толпа продолжит блокировать правительственные здания, ее должны разогнать войска, сообщили трое участников совещания.

Генерал Смешко ничем себя не проявлял, но его служба нанесла удар из-за угла.

В то время как избирательная комиссия обсуждала победу Януковича, новостной сайт "Украинская правда" обнародовал записи телефонных разговоров между членами штаба Януковича.

Они осуждали планы по фальсификации выборов, включая вбрасывание дополнительных бюллетеней. Один из разговоров произошел в ночь после выборов между менеджером кампании Юрием Левенцом и человеком по имени Валерий.

Валерий: У нас отрицательный результат.

Левенец: Что ты имеешь в виду?

Валерий: 48,37 за оппозицию, 47,64 за нас.

Затем Валерий добавил: "Мы договорились о разнице в 3-3,5% в нашу пользу. Мы готовим таблицу. Вы получите ее по факсу".

Победу Януковича обеспечили 2,9% голосов. В интервью Рыбачук сказал, что передал записи в "Правду" после того, как получил их от СБУ, которая прослушивала штаб Януковича.

Смешко отказался обсуждать эти пленки. "Официально СБУ не имела никакого отношения к слежке за сотрудниками штаба Януковича, – заявил он. – Ведение подобной записи в нашей стране законно только с разрешения суда. Больше я ничего не скажу".

Но один из силовиков на условиях анонимности признал, что слежка велась, но для Смешко это слишком деликатный вопрос. "Те, кто это сделал, не мечтали стать героями, – сказал он. – Они всего лишь хотели предотвратить фальсификацию выборов".

Вскоре после публикации записей Смешко покинул совещание у Кучмы и отправился на явку СБУ для тайной встречи с Ющенко.

Эта встреча носила парадоксальный оттенок. Ющенко, едва не ставший инвалидом после летнего отравления диоксином, публично говорил о связи между отравлением и встречей со Смешко и еще одним генералом СБУ.

Теперь он хотел новой встречи. Они встретились в маленькой комнате за желтыми шторами и ели фрукты. На встрече присутствовали генералы Смешко, Сарматский и Романченко, Ющенко, Рыбачук и еще один союзник Ющенко. По словам обеих сторон, было заключено два соглашения.

Ющенко попросил усилить безопасность его штаба. Смешко согласился предоставить ему восемь специалистов из антитеррористического подразделения "Альфа" и организовать охрану штаба бывшими сотрудниками СБУ.

Они также договорились о том, что СБУ публично продемонстрирует, что стоит на стороне закона, а не одного из кандидатов, и это подразумевало, что спецслужба не хочет злоупотреблять властью ради премьера.

По окончании встречи Ющенко, который любительски занимается живописью, подарил Смешко свой пейзаж. Главный шпион и лидер оппозиции обнялись.

Вернувшись в здание СБУ, Смешко и силовики решили, что для того, чтобы послать обществу сигнал, офицеры прочтут демонстрантам заявление. На следующий вечер, 25 ноября, Ющенко появился с пятью сотрудниками СБУ.

Их заявление косвенно, но явно поддерживало оппозицию. В нем выражалось беспокойство по поводу адекватности результатов выборов и содержалось обращение к Верховному суду, который только что объявил, что рассмотрит жалобы по поводу махинаций. Офицеры призывали судей к объективности.

Затем они обратились к милиции и солдатам. "Не забывайте, что ваш долг служить народу, – говорилось в заявлении. – СБУ считает своей главной задачей защиту людей вне зависимости от источника угрозы. Будьте с нами!"

Это был редкий момент для офицеров, привыкших к анонимности, он показал, насколько глубоки оппозиционные настроения в украинском обществе. В ходе интервью двум офицерам – генералу-лейтенанту в резерве Александру Скибинецкому и генералу-лейтенанту в отставке Александру Скипальскому – был задан вопрос, повлияли ли на их решение их семьи.

"Наши жены были на площади", – заявил Скибинецкий.

Скипальский сказал: "Моя жена. И дочь тоже".

Похоже, сигнал возымел нужный эффект. На следующий день к демонстрантам присоединились курсанты Академии МВД, которые строем пришли на баррикады, чтобы убедить других офицеров присоединиться к ним. Некоторые пришли с цветами.

Битва за Кучму

Корабль государственной власти дал течь. 27 ноября Кучма вызвал Смешко на совещание в правительственный поселок в пригороде Киева.

В зале заседаний находились Янукович, политики из поддерживающих его восточных областей и глава МВД Микола Билоконь, верный Кучме и не делающий тайны из своей поддержки премьера.

Янукович напустился на Кучму, спрашивая, предал ли он его, сообщили четверо участников совещания. Затем последовали требования: назначить дату инаугурации, объявить чрезвычайное положение, разблокировать правительственные здания.

Кучма говорил со своим протеже ледяным тоном. "Вы слишком осмелели, Виктор Федорович, если говорите со мной таким образом, – сказал он, по словам Билоконя и Смешко. – Вам бы стоило показать свою храбрость на Площади Независимости".

Смешко вмешался, чтобы рассказать о том, как оценивает ситуацию СБУ, и предупредил премьера, что мало кто из украинских военных, если будет такой приказ, станет воевать с народом. Он сказал, что даже если солдаты выполнят приказ, разгрома не получится, так как демонстранты окажут сопротивление. Потом он обратился к Януковичу.

"Виктор Федорович, если вы готовы на чрезвычайное положение, вы можете отдать приказ, – сказал он. – Вот Билоконь. Глава МВД. Вы, как глава правительства, прикажете ему разблокировать здания? Вы это сделаете?"

Янукович молчал. Смешко ждал. "Вы ответили, – сказал он. – Вы этого не сделаете. Давайте не говорить чепухи. В применении силы нет смысла".

Кучма вышел позвонить и вернулся со съемочной группой государственного телевидения. Янукович швырнул авторучку и ушел.

Позиция правительства была сформулирована: военного положения не будет. О ней официально объявили на следующий день, 28 ноября, когда Совет по национальной безопасности и обороне проголосовал за урегулирование кризиса мирным путем.

"Это было ключевое решение, – заявил впоследствии Кучма. – Я понимал, что в этих условиях означает разблокирование правительственных зданий силовыми методами. Этого нельзя было сделать без кровопролития".

Против разгрома

Хотя Совет, казалось, достиг консенсуса, оставалась вероятность разгрома, либо в ответ на провокацию со стороны оппозиции, либо в качестве тайного плана.

Эмоции в Киеве то усиливались, то ослабевали, и через несколько часов после заседания Совета они вновь усилились, когда Тимошенко предупредила демонстрантов о возможной попытке разблокирования правительственных зданий. Она призвала людей защитить их.

Командующий внутренними войсками генерал Попков заявил, что его проинформировали о словах Тимошенко и реакции толпы, и он объявил тревогу. Началась мобилизация.

Что и почему за этим последовало, остается неясным, равно как и то, кто отдал приказ и какими средствами. Попков утверждает, что он один организовал точно рассчитанный блеф и был уверен, что его сигнал тут же заметят.

Показав мобильный телефон, он заявил: "Я умышленно отдал приказ по этому телефону, зная, что его прослушивают".

Прослушивался ли телефон Попкова, неизвестно. Но Романченко заявил, что его агенты в частях МВД наблюдали за приготовлениями. Офицеры СБУ утверждают, что их агенты в центре связи МВД слышали обмен радиосообщениями по поводу подготовки к выступлению. Затем начался бедлам, или война нервов.

Сообщения о тревоге были переданы командованию СБУ, которое проинформировало оппозицию, своих офицеров на Площади Независимости и американское посольство.

Представители оппозиции позвонили американскому послу Джону Хербсту, который позвонил зятю Кучмы Виктору Пинчуку, чтобы выяснить, что происходит, сообщил Пинчук. По словам Пинчука, он позвонил главе администрации Кучмы Медведчуку, который позвонил домой министру внутренних дел. Билоконь сказал, что он не знает, что происходит. "Я действительно забеспокоился, – заявил в интервью Билоконь. – Как был отдан приказ без моего ведома?"

Вскоре госсекретарь Колин Пауэлл позвонил Кучме, который не взял трубку.

В СБУ между тем шла мобилизация. Несколько сот офицеров разведки уже находились среди демонстрантов. Некоторые делали вид, что они сами демонстранты. Специальные группы вели съемку толпы скрытой камерой. На крышах сидели снайперы. Антитеррористические группы прятались в близлежащих квартирах и грузовиках без номеров. Группы в грузовиках колесили по Киеву, пытаясь определить направление движения войск.

Среди палаток полковник СБУ, на протяжении недели осуществлявший связь с организаторами демонстраций, предупредил их о подходе войск.

Следующей его задачей было встретить войска на подходе и предупредить офицеров, что разгром без письменного приказа является незаконным. По его словам, он также планировал предупредить их, что подразделения СБУ ведут наблюдение за Киевом и все действия будут сниматься на видео, а затем будут представлены в виде доказательств.

Страх был сильным, отметил он. Некоторые офицеры вспоминали о разгроме демонстрации в Пекине в 1989 году. Другие думали о румынской революции 1989, в ходе которой после того, как войска открыли огонь по демонстрантам, народ оказал сопротивление, завершившееся убийством президента Чаушеску и его жены.

"Мы не могли поверить, что кому-то может прийти в голову пролить первую каплю крови, которая станет детонатором большого взрыва, – заявил полковник, заместитель начальника антитеррористических сил Украины, публиковать имя которого запрещено законом. – Из-за этого в стране могла начаться гражданская война. Мы искренне готовились сделать все, что в наших силах, для ее предотвращения".

В то время как все стороны требовали информации и преимуществ, силовики и Тимошенко встретились в здании службы военной разведки (ГУР).

Среди них были Галака, Дрижчаный, Кондратюк и Романченко, который, по его словам, позвонил в СБУ, чтобы получить инструкции. "Смешко велел мне позвонить Попкову и узнать, почему была объявлена тревога", – заявил он.

Глава контрразведки затем позвонил военачальнику, которого знал много лет, и спросил о причинах тревоги. "Он заявил, что это его решение, – сказал Романченко. – Я сказал генералу Попкову, что для поднятия войск по тревоге требуется письменный приказ, а поскольку этого приказа у него нет, он должен вернуть войска в казармы".

Смешко тем временем позвонил Билоконю, который потребовал гарантий, что оппозиция не будет захватывать здания, заявили оба участника разговора. Смешко перезвонил ему и дал такие гарантии, взяв ответственность на себя в случае, если здания будут захвачены.

По словам других офицеров, примерно через час начальник штаба армии генерал-полковник Александр Петрюк приехал в здание Службы военной разведки. Офицер разведки попросил его о помощи. Он сказал, что армия не будет развернута на территории Украины.

По словам Тимошенко, она с удивлением наблюдала за тем, как силовики, а потом и Петрюк звонят и предупреждают МВД, "что они на стороне народа и защитят людей, и МВД, если его войска войдут в город, придется иметь дело не только с безоружными людьми, но и армией" и спецназом разведывательных служб.

В конце концов Попков сдался. "Он сказал, что выполняет приказы, а не является главным действующим лицом", – сообщила Тимошенко. Сначала грузовики остановились на шоссе. Потом прозвучал отбой тревоги.

Поскольку этой ночью было сделано множество телефонных звонков, трудно сказать, какой из них оказался решающим. Скорее всего, речь идет о кумулятивном эффекте.

Хотя рассказы разных людей о мобилизации во многом совпадают, остаются без ответа важные вопросы. Кто отдал приказ об объявлении тревоги? Кто отозвал войска?

Генерал Попков заявил, что в обоих случаях это было его единоличное решение, но силовик, оппозиция и западный дипломат называют это абсурдом. "То, что он сделал, не было учениями", – заявил Галака.

Полномочия отдать такой приказ имели только три человека: Кучма, Янукович и Медведчук. Кучма отрицает свою роль. Янукович и Медведчук не откликнулись на просьбы об интервью.

По словам Тимошенко, она стала очевидцем поворотного момента. Когда силовики добились отмены тревоги, администрация поняла, что не только она имеет влияние на последнего гаранта власти: людей под ружьем.

После мирного восстания в Грузии в 2003 году, в ходе которого свержение Эдуарда Шеварднадзе осуществилось не без помощи властей, она, по ее словам, завидовала стране, где офицеры оказались готовыми противостоять коррумпированной власти.

"Я всегда думала, что все наши генералы верны Кучме и прагматичны, – сказала она. – Но я сделала неожиданное открытие. У нас есть генералы, которые стоят на стороне народа".

http://anti-orange.com.ua/article/president/60/2940