Когда Абу Хамза, бывший сирийский мятежник, вступил в ISIS, он думал, что станет частью исламистской утопии, которая манила к себе исламистов со всего мира.

Вместо этого, он обнаружил, что выполняет приказы скрытого иракского эмира, который то появлялся, то исчезал на полях сражений Сирии. Когда Абу Хамза выразил несогласие с другими командирами во время встречи в прошлом году, его арестовали – по приказу иракца в маске, тих сидевшего во время заседания и что-то помечавшего в блокноте.

Абу Хамза, ставший правителем ISIS в небольшом городке в Сирии, так никогда и не узнал настоящих имен иракцев, которые или прятались за кличками, или просто не называли себя. Все эти люди, однако, были офицерами армии Саддама Хуссейна, включая человека в маске, который когда-то работал в иракской разведке, и теперь был членом секретной службы Исламского Государства.

Рассказ Хамзы, как и многих других живших под Исламским Государством и сражавшихся за него в последние два года, подчеркивает ту систематическую роль, которую играют бывшие члены баасисткой армии в организации, в популярном воображении характеризующуюся экзотическими иностранными джихадистами и отвратительными видео, в которых те играют главные роли.

Несмотря на приток тысяч иностранцев, практически все лидеры Исламского Государства – бывшие иракские офицеры. Они входят в состав теневых комитетов – военного и комитета по безопасности. Они также составляют большинство среди эмиров и принцев.

Они принесли в организацию военную экспертизу и часть идеологии бывших баасистов, а также сети контрабанды, которые были развиты в 90-х для того, чтобы уклоняться от наложенных на Саддама санкций. Теперь Исламское Государство использует их для незаконной торговли нефтью.

В Сирии за местным “эмиром”, как правило, стоит заместитель – иракец, принимающий все значимые решения, рассказывает Абу Хамза, сбежавший в Турцию прошлым летом, после того, как он пережил разочарование в ISIS.

Абу Хамза говорит: “Все решения принимают иракцы. Большинство из них – бывшие иракские офицеры. Иракские офицеры реально командуют боевыми действиями. Они разрабатывают тактику и планы сражений. Но сами иракцы не воюют. На фронт они посылают иностранных боевиков”.

Публичный профиль иностранных джихади часто затеняет тот факт, что корни Исламского Государства уходят в кровавую историю Ирака, и кровавые эксцессы ISIS – во многом и симптом и причина бед этой страны.

Хассан Хассан, аналитик из Дубаи и автор книги ISIS: Inside the Army of Terror говорит, что безумная жестокость баасистского режима, роспуск иракской армии в 2003 году, маргинализация суннитов правительством, в котором доминировали шииты – все это переплелось вместе с подъемом Исламского Государства.

Хассан говорит: “Многие думают, что Исламское Государство – просто террористическая группа. Это мало что объясняет. ISIS – террористическая группа, но она – больше, чем это. Это доморощенная иракская инсургенция, она органично вписывается в Ирак”.

После закона о де-басификации, принятого Полем Бремером, американским наместником в Ираке, 400 тысяч членов вооруженных сил Ирака остались без работы, зарплат, пенсий – но с оружием и ненавистью.

Американская администрация на первом этапе не сумела осознать опасность и ту роль, которую баасистские офицеры будут играть в наиболее экстремистской террористической группе. Американцам проще было во всем винить иностранных боевиков.

Полковник Джоэль Рэйберн, служивший советником в Ираке отмечает, что американцы понимали – баасисты оказывают тактическую поддержку Аль-Каиде. Но они не могли предположить, что баасисты станут не только придатком Аль-Каиды, но ядром джихадистской группы. Рэйберн отмечает, что с бывшими иракскими офицерами, возможно и не удалось бы договориться, но поставить на них клеймо иррелевантности было величайшей ошибкой.

На первый взгляд, секуляристская догма тиранической партии БААС Саддама Хуссейна не имеет ничего общего с Исламским Государством и его жесткой интерпретацией шариатского закона. Но две этих идеологии перекрывают друг друга в некоторых очень важных аспектах, в особенности в том, что касается использования страха в качестве инструмента подчинения народа группе. Два десятилетия назад разнообразные и тщательно разработанные формы пыток, осуществленные Саддамом и его подручными, доминировали в иракском дискурсе – точно также, как сегодня в нем доминируют зверства ISIS.

Также как ISIS, БААС рассматривала себя в качестве транснационального движения, формировала филиалы в странах Ближнего Востока и организовывала лагеря подготовки иностранных волонтеров со всего арабского мира.

Ко времени американского вторжения в Ирак Саддам стал склоняться к более религиозному подходу к правлению, что сделало переход от баасистской к исламистской идеологии менее невероятным для многих лишенцев – бывших офицеров иракской армии.

Ахмед Хашим, профессор Сингапурского Технологического Университета напоминает, что в 1994 году была проведена “Кампания Веры”, в ходе которой были введены исламские нормативные предписания. На знамени Ирака появилась надпись “Аллах Акбар”. В качестве наказания за кражу были введены ампутации. Баасистские офицеры внезапно прекратили пить, стали молиться и обратились к наиболее консервативной форме суннитского ислама – салафизму.

За два последних года правления Саддама были обезглавлены по меньшей мере 200 человек – большинство – женщины, подозревавшиеся в проституции. Казни осуществляло элитное подразделение армии, Федайин.

Хассан говорит, что брутальность ISIS напоминает кровожадность Федайин. Пропагандистские видео эры Саддама напоминают, что сейчас распространяет ISIS. На втором спецназ Саддама симулирует обезглавливание, после чего солдаты пожирают живую собаку.

Хишам аль-Хишами, иракский аналитик и советник иракского правительства указывает на то, что некоторые из этих офицеров стали первыми рекрутами Исламского Государства Ирак – предтечи современного ISIS, во главе с Абу Мусабом аз-Заркауи. Заркауи, однако, не доверял им.

Лишь после появления нынешнего лидера – “халифа” Абу Бакра аль-Багдади, вербовка бывших баасистов превратилась в осмысленную стратегию. Перед Багдади в 2010 году встала защита восстановления организации, фактически разгромленной американцами и союзными им племенными милициями. Багдади начал агрессивную рекрутинговую кампанию, рассчитывая на огромный приток разочаровавшихся людей, которые были или безработными, или входили в состав других, менее экстремистских организаций. Багдади помогли два события – тот факт, что суннитские милиции (Сахва) воевавшие против Аль-Каиды после ухода американцев были фактически преданы, и новый раунд де-басификации, инициированный шиитским премьер-министром Нури аль-Малики. В этих условиях многие сунниты сочли, что у них нет иного выбора, кроме присоединения к организации Багдади.

Среди оказавшихся не у дел – бригадный генерал Хассан Дулайми, офицер разведки старой иракской армии. Он был завербован американцами в 2006, и служил полицейским командиром в Рамади. Он рассказывает: “Кризис ISIS не возник на пустом месте. Он стал результатом аккумуляции проблем, созданных и американцами, и иракским правительством”. Дулайми рассказывает о близком друге, офицере разведки, который после роспуска армии много лет боролся с нищетой. Генерал говорит: “Когда я видел его последний раз в 2009, он сказал, что стал очень бедным. Я дал ему немного денег. Если бы кто-то устроил его на работу и платил зарплату, он бы не присоединился к ISIS”. Теперь друг генерала – вали Исламского Государства в городе Хит.

Дулайми говорит: “Есть сотни, тысячи таких как он. Люди, отвечающие за военные операции Исламского Государства были лучшими офицерами иракской армии. Именно поэтому Исламское Государство бьет нас в разведке и на поле боя”.

Репрессии Малики против суннитов также в немалой степени помогли захвату Исламским Государством территорий. Но приток баасистских офицеров сам по себе стал одной из главных причин военных побед, убежден профессор Хашим. К 2013 году Багдади окружил себя бывшими офицерами, организовавшими экспансию ISIS в Сирию и наступление в Ираке.

Некоторые из ближайших помощников Багадаи – Абу Муслим а-Туркмани, его заместитель по Ираку и Абу Айман аль-Ираки, командир в Сирии, оба – бывшие иракские офицеры, были якобы убиты, хотя Дулайми подозревает, что они могли фальсифицировать слухи о собственной смерти..

Любые возникающие пустоты, однако, немедленно заполняются иракскими офицерами, несмотря на постоянный приток иностранцев. Лидеры ISIS боятся инфильтрации западных спецслужб с помощью иностранных джихади, и потому сложные системы посредников в командовании иракскими и сирийскими боевиками на фронте наполнены выходцами из старых иракских спецслужб.

Человек, отдавший приказ об аресте Абу Хамзы – один из группы офицеров безопасности ISIS. Ее задачей является предотвращение мятежа и неповиновения. И ее члены постоянно перемещаются в пределах Исламского Государства. Абу Хамза говорит: “Они – глаза и уши Да’еш. И они очень влиятельны”. Абу Хамзу освободили после того, как он согласился выполнять приказы – но опыт повлиял на его разочарование в группе.

Абу Хамза говорит, что иностранные боевики – “добрые мусульмане”, но он вовсе не уверен в иракцах: “Они молятся и постятся, без этого ты не можешь быть эмиром. Но внутри я не верю, что они слишком веруют. Баасисты используют Да’еш. И им плевать и на БААС, и на Саддама. Они просто хотят власти. Они привыкли быть во власти. Они хотят в нее вернуться”.

Никто не знает, насколько восприняли бывшие офицеры идеологию ISIS. Об этом можно спорить. Профессор Хишам говорит: “Кто-то может сказать что это – тактический альянс. Многие из них не заинтересованы в том, чтобы ISIS правил Ираком они сами хотят править Ираком. Многие из них рассматривают этих джихади с ленинским складом ума в качестве полезных идиотов, которых можно использовать в борьбе за власть”.

Полковник Рэйберн указывает на то, что многие иностранные джихади оказались вовлечены в местные иракские битвы, в сражения за города, контроль над которыми оспаривается годами: “Эти волонтеры вообще не понимают, во что влезли и в чем участвуют. У вас есть боевики, которые съезжаются со всего мира ради того, чтобы участвовать в местных политических сражениях, к которым глобальный джихад вообще не имеет отношения”.

Бывшие баасисты, товарищи которых сейчас служат Исламскому Государству, думают с точностью до наоборот – это ISIS использовал отчаяние офицеров, которым просто некуда было деваться после роспуска армии. Один из бывших иракских генералов, живущий теперь в Эрбиль, говорит: “На американцах лежит самая большая ответственность. Когда они разрушили армию, что они думали? Куда должны были пойти все эти люди? Их выбросили на улицу, и у них остался только один способ добывать себе пропитание. Когда американцы осуществили де-басификацию, они не очистили головы людей от идей БААС. Они лишь отобрали у них работу”.

Предполагается, что часть баасистов может покинуть ISIS. В качестве примера называют Накшбанди – группировку, активно участвовавшую вместе с ISIS в наступлении прошлым летом, но позднее рассорившуюся с джихадистами. Но большинство баасистов, вступивших в Исламское Государство радикализовались – либо в тюрьме, либо на поле боя, утверждает Хассан Хассан.

Фишман из New America Foundation говорит: “Даже если вы не пришли туда с этим видением мира, вы можете выйти оттуда именно с ним – после пяти лет тяжелых боев. Они прошли через брутальные испытания, которые драматически изменили их взгляды”.

http://postskriptum.org/2015/04/06/saddam-2/