Несмотря на то что в начале событий так называемой «арабской весны» 2011 г. курды принимали активное участие в митингах и демонстрациях протеста против режима Башара Асада и даже подверглись репрессиям со стороны властей, позже они заняли позицию нейтралитета в гражданской войне. Изначально курды защищали районы своего компактного проживания от любых вторжений внешних сил, главным образом боевиков радикальных исламистских группировок, и не отказывались от участия в различных форумах оппозиции и переговорах по вопросам будущего государственного устройства Сирии.

В июне 2012 года основной орган оппозиции – Сирийский национальный совет (СНС) – даже избирал своим руководителем этнического курда Абдель Сейда (занимал эту должность до 9 ноября 2012 г.). Лидеры курдов неоднократно подчеркивали, что их устроит любое правительство в Дамаске при гарантиях закрепления в новой конституции прав и свобод курдского этноса: статус автономии или субъекта федерации в новом сирийском государстве, пропорциональное представительство курдов в центральных органах власти, курдский язык как второй государственный или язык регионального общения и т.п. На все предложения выступить на стороне одного из участников конфликта в Сирии курды отвечали решительным отказом.

Курды в Сирии

Курды в Сирии

Уже к концу 2012 г. в сложных условиях военно-политической обстановки курды смогли создать довольно эффективные органы местного самоуправления (советы и комитеты). В их состав, кроме курдов, вошли и представители других этнических и религиозных групп из числа местного населения (арабы, армяне, ассирийцы, курды-езиды и пр.), которые проживают на этих территориях. В качестве военной силы были сформированы отряды народной самообороны, в рядах которых сражаются и добровольцы из турецкого и иранского Курдистана, курдские женщины.

В критический момент ожесточенных боев под г. Кобани (530 км от Дамаска) на помощь своим сирийским собратьям пришли и несколько бригад «пешмерга» с тяжелым вооружением из Иракского Курдистана. Курдским ополченцам удалось не только отстоять г. Кобани, но и освободить ряд прилегающих к нему сельских районов. Бандформированиям исламистов не помогли даже бронетанковая техника и артиллерия, захваченные ими накануне в Ираке. Отряды самообороны курдов дали отпор и боевикам-джихадистам в курдских кварталах г. Алеппо. Курды продемонстрировали в этих боях беспримерное мужество и героизм, сплоченность своих рядов и заставили говорить о себе как о реальной силе, противостоящей экспансии международного терроризма в лице радикальных исламистов.

Проблемой для сирийских курдов стала их граница с Турцией. После ухода из приграничных с Турцией районов сирийских силовых структур, государственная граница контролировалась лишь турецкими пограничниками и спецслужбами. Здесь свободно перемещались боевики сирийской вооруженной оппозиции, банды туркоманов, турецких националистических группировок типа «Серые волки», радикальные исламисты и джихадисты всех мастей. Были случаи, когда в курдские анклавы Сирии вторгались боевики «Джабга ан-Нусра» непосредственно с турецкой территории.

В то же время пытавшимся придти на помощь своим сирийским собратьям турецким курдам чинились всякие препятствия со стороны турецких властей, имели место даже артиллерийско-минометные обстрелы и ракетно-бомбовые удары ВВС Турции по пограничным переходам и районам компактного проживания сирийских курдов. В своих официальных заявлениях Анкара неоднократно подчеркивала, что основная политическая сила сирийских курдов – Партия демократического союза (ПДС) – якобы аффилирована с турецкой Рабочей партией Курдистана (РПК), и обе эти организации относятся с турецкими властями к числу террористических, поэтому военные и полицейские операции против них оправданы.

То есть Р. Эрдоган и его правительство не делают никаких различий между отрядами ПДС и бандформированиями ДАИШ и прочих группировок исламистов. Одно время Анкара пыталась даже убедить Вашингтон и Брюссель в необходимости создания так называемой бесполетной или буферной зоны на севере Сирии (в курдских анклавах) длиной свыше 100 км и глубиной 30-40 км, где запрещались бы полеты сирийской авиации и полицейские функции возлагались бы на отряды сирийской вооруженной оппозиции и бандформирования туркоманов.

Несмотря на все нападки и угрозы со стороны турецких властей и попытки вторжения в курдские анклавы радикальных исламистов, в северной и северо-восточной части Сирии, получившей название Роджава, все же была провозглашена и создана курдская автономия. Эта территория, известная также под названием Западный Курдистан, в административном отношении делится на три района (кантона): Джазира, Кобани и Африн.

Высшими органами власти автономного района стали Курдский верховный совет и Народная ассамблея. В эти органы власти в равной пропорции делегируются представители двух основных политических сил региона: Партии демократического союза (ПДС) и Курдского национального совета (КНС). Как уже выше было отмечено, ПДС довольно тесно связана с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана (РПК) и в силу этого является объектом нападок со стороны турецких властей. ПДС и созданные ею Отряды народной самообороны (ОНС) пытаются доминировать в Роджаве, однако другие сирийские курдские партии, объединившиеся под эгидой Курдского национального совета (КНС), все же добились своего пропорционального участия в формировании новых органов власти региона.

Справедливости ради следует заметить, что процесс создания единого фронта сирийских курдов, общих отрядов самообороны и спецслужб идет непросто, с большими трудностями. Внутри Роджавы нарастает сопротивление попыткам ПДС и ее лидера Салиха Муслима и дальше доминировать в регионе. Многим сирийским курдам не нравятся слишком сильное влияние экстремистского крыла РПК на руководство ПДС. Не всегда пользуются поддержкой населения Роджавы и действия подконтрольной ПДС курдской службы безопасности «Асаиш». Значительное число сирийских курдов хотели бы строить свою автономию по примеру Иракского Курдистана и в тесном сотрудничестве с Демократической партией Курдистана (ДПК) во главе с Масудом Барзани. Сирийские курды высоко ценят моральную поддержку, военную помощь своих иракских собратьев и посреднические усилия лично М. Барзани по сплочению сирийских курдов. Однако в Роджаве есть и достаточное число противников дальнейшего сближения сирийских курдов с иракскими.

Курдистан

Не прекращаются и попытки внешних сил разыграть курдскую карту в Сирии в своих интересах. Турция, потерпев поражение в попытках военным путем ослабить курдское национальное движение в Сирии, от своих агрессивных замыслов в отношении курдов не отказалась. Продолжая военные и полицейские операции против своих курдов, Анкара поддерживает жесткую блокаду сирийских курдских анклавов со своей стороны, по каналам спецслужб и через агентуру в рядах радикальных исламистских группировок провоцирует боестолкновения и обстрелы курдских населенных пунктов в приграничных сирийских районах.

Вашингтон подготовил в соседнем Ираке несколько тысяч сирийских «пешмерга», оказал помощь ПДС/ОНС поставками оружия и боеприпасов, направил в Роджаву 50 своих военнослужащих-корректировщиков огня, которые уточняют с земли координаты целей для ВВС США и западной коалиции. Для подготовки широкой наступательной наземной операции против боевиков ДАИШ на направлении столицы Исламского халифата г. Ракка США сколачивают очередной альянс под названием «Демократические силы Сирии». В его состав вошли отряды сирийских курдов, христиан-ассирийцев, а также объединенные подразделения вооруженной сирийской оппозиции из числа Свободной сирийской армии (ССА).

Сегодня весьма трудно предсказать дальнейшую судьбу сирийских курдов. Многое будет зависеть от развития дальнейшей общей ситуации в Сирии. Если все же удастся добиться прекращения огня хотя бы между правительственными войсками и сирийской вооруженной оппозицией и продолжить переговоры противоборствующих сторон по будущему государственному устройству Сирии, то курды, скорее всего, примут участие в этом диалоге в качестве третьей силы. Можно констатировать, что сегодня сирийские курды не являются инициаторами сепаратистских идей и окончательного развала Сирии по этноконфессиональному признаку. Но если гражданская война в стране продолжится и распад страны на анклавы будет зафиксирован де-факто, то курды будут вынуждены укреплять свои национальные государственные институты, военные формирования и искать внешних союзников.

http://ru.journal-neo.org/2016/01/27/kurdy-v-sirijskom-krizise/