Недавний арест губернатора Коми Вячеслава Гайзера, которого обвинили в создании преступного сообщества, вызвал очередную волну дискуссий о борьбе с коррупцией в органах власти. Одни эксперты считают, что арест стал следствием подковерных разборок между властными кланами, другие уверены, что это сигнал к началу масштабной зачистки страны от коррупционеров.

В качестве примера наиболее успешной борьбы с нечистыми на руку чиновниками многие называют Китай, где чиновников различных рангов сажают в тюрьмы чуть ли не ежедневно. Однако многое говорит о том, что китайскими борцами за чистоту рядов движут не столько мотивы соблюдения законности, сколько интриги, связанные с борьбой за власть.

Сейчас главные споры китаистов разворачиваются не вокруг экономической обстановки в Поднебесной, а о внутренней политике китайского руководства и борьбе за власть.

На Западе все больше складывается впечатление, что нынешние власти в Китае вместо того, чтобы двигаться по пути укрепления демократии и реформирования как экономики, так и политической жизни страны, решили двигаться в противоположном направлении.

Закулисье китайской политики
объяснение в лицах и подводных течениях
в статье
Кто управляет Китаем?

Нынешние власти, считает авторитетный политический журнал National Interest, угрожают завести Китай в прошлое, которое, надеялись сотни миллионов китайцев, навсегда кануло в Лету. Китай все больше напоминает полицейское государство, а борьба с коррупцией председателя КНР Си Цзиньпина, встреченная «на ура» не только китайцами, но и большей частью планеты, все больше напоминает охоту на ведьм и прозаическую борьбу за власть, жертвами которой становятся как реальные соперники Си, так и его потенциальные противники. Любому человеку в КНР сейчас можно предъявить обвинение в нарушении какого-нибудь закона или дисциплины и упрятать его за решетку.

Сейчас все чаще можно услышать мысль, что кампания борьбы с коррупцией вышла из-под контроля Си Цзиньпина. Другая версия – товарищ Си ее прекрасно и полностью контролирует и направляет. Версии кажутся диаметрально противоположными, но имеют одну задачу и результат – зачистку политического поля Поднебесной от любого, кто может представлять хотя бы минимальную, чисто теоретическую угрозу для нынешней пекинской власти.

Конечно, не осталось незамеченным наблюдателями и всеми, кто следит за жизнью Китая, недавнее принятие Постоянным комитетом Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) нового закона о национальной безопасности, который регламентирует всю жизнь жителей КНР вплоть до мельчайших подробностей. Закон вызвал настороженную реакцию правозащитных организаций, потому что под видом защиты национальной безопасности может ограничивать права и свободы граждан Поднебесной. Он уже получил нелестное название – неототалитарный.

Закон состоит из 83 статей. В первой же сообщается о том, что он обеспечивает и защищает национальную безопасность, демократическую диктатуру народа и социалистическую систему с китайскими особенностями, а также «осуществление великого обновления нации».

Кто принимает решения в Китае
и от чего зависит его политика
в статье

Экспертные центры Китая и внешняя политика

Отдельная статья посвящена Интернету и кибербезопасности, а также защите китайцев от «вредного» контента Сети. Одним из последствий принятия закона стало создание в крупных интернет-компаниях отделов киберполиции, которые будут следить за всем, что происходит в Сети.

Обращает на себя внимание сильный идеологический подтекст закона, четко прописанная связь между китайским народом и однопартийной политической системой и доминирующая роль КПК в китайском обществе.

Ужесточение законов и борьба с неправительственными организациями, адвокатами, блогерами, веб-сайтами и журналистами свидетельствует скорее не о силе власти, а об ее неуверенности в своих силах.

ПОД ЗАКОНОМ

Китайцы все больше привыкают жить в обстановке перманентной войны с коррупцией. Предшественники Си тоже боролись с коррупцией, но при них вопрос стоял следующим образом: когда руководство «выдохнется» и очередная кампания сойдет на нет? Сейчас китайцы охвачены охотничьим азартом и ждут новых трофеев и побед с непривычного и одновременно привычного для них фронта. Первый раз Си Цзиньпин официально высказался о проблеме коррупции в своей речи после избрания на пост генсека КПК в ноябре 2012 года.

Отношение китайцев к нововведениям
в статье
Китайский подход к прогрессу и модернизации

Новый глава партии назвал коррупцию «очень серьезным вызовом», который требует решения. Она, как ржавчина, разъедает китайскую Компартию и угрожает не только ее доминирующей роли в жизни китайского общества, но и самому ее существованию. Си объявил крестовый поход как против «тигров», то есть партийных небожителей, так и против «мух», партаппаратчиков среднего и низшего звеньев.

Борьбу со взяточниками и нарушителями дисциплины правительство начало без раскачки. Были запрещены банкеты для госслужащих, дорогие подарки и многое другое. Естественно, покатились и головы. Причем посты теряли не только чиновники-взяточники низшего и среднего звена, но и такие высокопоставленные госслужащие и партаппаратчики, которые раньше считались неприкасаемыми.
Первым результатом кампании стала совершенно новая для китайцев мысль, что над законом никто не стоит, что в Поднебесной наконец исчезла каста неприкасаемых.

За два года выработался четкий сценарий: расследование, арест с исключением из партии, снятием со всех постов и конфискацией имущества и, наконец, суд, на котором обвиняемый признается виновным и сознается в совершенных преступлениях, после чего отправляется в тюрьму.

Создается впечатление, что с каждым днем, с каждым новым «скальпом» голод к «крови» коррупционеров у «опричников» Си из Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины разгорается все сильнее.

Особенности китайской психологии и поведения
объясняющие поступки политиков и поведение государства, в статье
Сохранение лица в китайской культуре

Борьба с коррупцией, как и все остальные инициативы и проекты в миллиардном Китае, производит впечатление своими масштабами. С конца 2012 года различным видам наказаний подверглись более 250 тыс. партийных функционеров.

Борьба с коррупцией имеет и вполне осязаемые материальные последствия. Дисциплинарная комиссия сообщила в июле, что за 2,5 года в казну возвращено 38,7 млрд юаней (6,2 млрд долларов).

ГЛАВНЫЙ «ТИГР»

Первые серьезные «посадки» начались год назад, в июне 2014 года, когда один за другим на скамье подсудимых оказались Цзян Цзэминь, председатель Комитета по контролю и управлению государственным имуществом; Ли Дуншэн, замминистра общественной безопасности, и Сюй Цайхоу, зампредседателя Центрального военного совета Китая и бывший начальник Главного политуправления НОАК (Народно-освободительная армия Китая).

Количество перебитых «мух», конечно, не поддается счету, но, в отличие от предыдущих кампаний по борьбе с коррупцией, есть немало осужденных и среди «тигров». Самым крупным на данный момент, несомненно, является Чжоу Юнкан, первый член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК за всю историю существования КНР, в отношении которого было возбуждено уголовное дело по обвинению в коррупции. 72-летнего Чжоу, в недавнем прошлом третьего, если не второго человека в Поднебесной, приговорили к пожизненному заключению.

Отношение китайцев к иностранцам и чужеродным элементам
в статье
Расизм в Китае

Несмотря на обещания властей провести открытый процесс, суд прошел в закрытом для прессы режиме в городе Тяньцзинь на севере страны. Чжоу полностью признал вину и решил не подавать апелляцию, пишут китайские СМИ.

Приговор был зачитан по национальному телевидению. Преступления, вменявшиеся в вину Чжоу Юнкану, были совершены в течение нескольких десятилетий, когда он возглавлял госкомпанию China National Petroleum Corporation (CNPC), парторганизацию юго-западной провинции Сычуань, министерство общественной безопасности КНР, был секретарем Политико-юридической комиссии ЦК КПК и входил в ЦК Компартии, Политбюро и Постоянный комитет.

Многие считают, что главный китайский силовик переоценил свои силы и перед XVIII съездом КПК в ноябре 2012 года попытался провести в ПК своего протеже Бо Силая и сделать из него соперника Си. Результат подковерной борьбы налицо. Оба противника Си Цзиньпина отбывают сейчас пожизненное заключение.

ТОРМОЗА ПОДВЕЛИ

Последней в хронологическом отношении крупной «посадкой» является арест Лина Цзихуа, главного советника Ху Цзиньтао, и исключение его из партии. Говорят, что на пике власти у него было больше власти, чем у вице-премьера. Новостное агентство Caixin однажды назвало Лина человеком, обладавшим «невидимой властью, почти такой же большой, как у членов Постоянного комитета».

Еще одна важная причина для Китая
воевать с кем угодно
в статье
Экология Китая - проблемы

Следствие против Лина Цзихуа было начато в декабре прошлого года. 58-летнему чиновнику, как и всем остальным высокопоставленным нарушителям партийной дисциплины и законности, предъявляется обширный букет обвинений. Среди них как привычная коррупция, так и значительно реже встречаемое в КНР «злоупотребление властью в целях утоления сексуальных наклонностей».

Партийный рупор «Жэньминь жибао» объявил, что целью ареста Лина Цзихуа является «избавить партию от скрытых проблем, сохранить строгую партийную дисциплину и очистить партийные организации».

В поле зрения борцов с коррупцией и правоохранительных органов Лин Цзихуа, не так давно выбранный вице-президентом Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК), попал два года назад, после гибели 18 марта 2012 года в аварии 23-летнего сына. Лин Гу находился за рулем спортивной модели «Феррари», у которой на огромной скорости возникли проблемы с тормозами. Кроме водителя погибла и одна из двух полуодетых пассажирок.

Скандал сначала благодаря связям Лина Цзихуа, невысокого мужчины с незапоминающейся внешностью, был замят, кстати, при помощи Чжоу Юнкана. Однако затем он выплыл наружу и стал сенсацией номер один. Сейчас многие в Поднебесной даже считают, что он станет чем-то вроде девиза Си Цзиньпина в борьбе с коррупцией.

Объяснение психологии китайского успеха
в статье
Почему китайцы выигрывают у русских в бизнесе

«Он слепо верил в свою власть и надеялся выйти сухим из воды, – пишет Global Times, – но не учел, что сейчас есть Интернет».

«ПОДЧИСТИТЬ» ГЕНЕРАЛОВ

Чистке подвергается в Китае все и вся. В том числе и армия, насчитывающая 2,3 млн человек. «Зачищено» более 200 старших офицеров НОАК в чине подполковника и выше. Остальным Си посоветовал не идти против курса Компартии и подчеркнул, что неповиновение КПК будет строго наказываться.

С грозным предупреждением Си Цзиньпин выступил в Чанчуне, провинция Гирин, где он произнес речь перед командным составом 16-й армейской группы. Место для озвучивания угрозы военным было выбрано не случайно. Именно в Чанчуне начинал свою военную карьеру генерал Сюй Цайхоу, самый высокопоставленный офицер-взяточник. Говорят, что во время обысков в его домах было изъято более тонны денег и драгоценностей. Смертельно больной Сюй был арестован прямо в больничной палате в прошлом году. Под арестом оказались и его жена, дочь и личный секретарь. Он умер от рака в марте этого года, не дождавшись суда.

К слову, Сюй не единственный вице-председатель Центрального военного совета, пострадавший от рук борцов с коррупцией. Исключен из партии и взят под стражу в связи с возбуждением уголовного дела также генерал Го Босюн. В заявлении Политбюро КПК говорится, что Го брал взятки как лично, так и через родственников в обмен на продвижение по службе.

Торговля званиями и назначениями в НОАК – секрет полишинеля, но при Си началась по-настоящему серьезная борьба и с этим распространенным в самой многочисленной армии планеты явлением.

ПОЖАЛЕЛИ, ЧТО ВЫБРАЛИ

Сейчас уже ни для кого не секрет, что за улыбчивостью и дружелюбием Си Цзиньпина скрывается холодный расчет, железная воля и жесткость, порой граничащая с жестокостью.

Китайские либералы называют Си Цзиньпина «Мао Цзэдуном XXI века». Риторикой, не говоря уже о поступках, он действительно напоминает Мао. Скорее всего, сам Си считает такое сравнение комплиментом, но у многих в Китае подобное прозвище вызывает дрожь. После смерти Великого кормчего прошло четыре десятилетия, но память о чистках в годы его правления еще свежа.

Говорят, что партийные аксакалы сейчас жалеют, что выбрали Си Цзиньпина партийным лидером.

«Они думали, что Си – такой же, как все, что в нем нет ничего особенного, – поделился своими мыслями и наблюдениями с политическим журналом World Affairs один из анонимных источников, хорошо знакомый с тем, что происходит в Пекине. – Он же начал с тяжелой политики, как Мао Цзэдун».

Мао, напомним, для консолидации своей власти начал «культурную революцию».

Придя к власти без малого три года назад, президент Си Цзиньпин не сделал ничего, чтобы помешать распространению одного из своих прозвищ – Си Да Да, что означает Большой Си. Вдобавок к тому, что он в буквальном смысле этого слова крупнее и выше своих предшественников и соратников, это прозвище подчеркивает и его силу как лидера огромной страны. Даже Барак Обама вынужден согласиться с тем, что товарищ Си – большой как в прямом, так и в переносном смысле этого слова.

Обращаясь к самым известным американским бизнесменам в декабре прошлого года, он сказал, что Си «консолидировал власть в своих руках быстрее и полнее, чем все предшественники, за исключением Дэн Сяопина» и, конечно же, Мао Цзэдуна. К этой характеристике американский лидер прибавил не менее лестные слова о том, что на всех производит большое впечатление его вес и авторитет в Китае.

Конечно, у такого авторитарного стиля руководства есть изъяны. Стиль руководства товарища Си может привести к параличу власти, потому что, как гласит старинная китайская поговорка, приближенные будут пытаться угадать, что же на уме у «императора», и бездействовать.

Уже имеются и доказательства этой мысли. По мнению ряда специалистов по Китаю, Си в определенной мере, пусть и косвенно, конечно, виноват в недавнем обвале на китайском фондовом рынке, который «вымыл» из Поднебесной порядка 3 трлн долларов.

Дело в том, что все действительно боятся «большого» человека и пытаются угадать, чего же он хочет. Это значит, что система принятия решений в стране нормально не работает и что все перевернуто с ног на голову.

5 июля этого года правительство КНР заявило, что главный банк страны обеспечит игроков на фондовом рынке ликвидностью. Однако между этим заявлением и решением запретить владельцам крупных пакетов акций продавать их прошли три очень важных дня, в течение которых и произошла главная часть обвала.

Многие аналитики считают, что это время понадобилось для принятия решения органу государственной власти, полномочия которого в данном случае превышают даже полномочия правительства Ли Кэцяна, а именно возглавляемой лично Си Цзиньпином группы ЦК КПК по финансовым и экономическим вопросам.

Июльский обвал и борьба с ним очень радикальными средствами стали одним из первых промахов Большого Си, который до этого практически не допускал ошибок ни во внешней, ни во внутренней политике.

БЕЗ СВОИХ ЛЮДЕЙ НИКУДА

Как и положено при классической борьбе за власть, Си Цзиньпин одновременно с зачисткой противников, пишет токийское издание Asahi Shimbun, создает свою фракцию. Фракция Чжэцзян, названная так по названию провинции, где работал нынешний китайский лидер, состоит из его давних знакомых и друзей.

К слову, ее также называют фракцией принцев, то есть детей высших партийных и государственных руководителей.

Правой рукой Си Цзиньпина является глава дисциплинарной комиссии Ван Цишань Кишан, его давний политический союзник и друг детства. Он на пять лет старше Си. Они подружились почти полвека назад, когда будущего китайского президента, тогда еще 15-летнего юношу, в 1969 году прислали на трудовое перевоспитание в деревню Лян Цзяхэ в северо-восточной провинции Шэньси. Там ему пришлось семь лет прожить в доме, больше похожем на пещеру. Ван жил в соседней деревне.

В создании группы сторонников ничего необычного, конечно, нет. Однако в связи с этим вспоминается, что совсем недавно на пленуме ЦК КПК, состоявшемся 29 декабря 2014 года, сам Си очень жестко раскритиковал с трибуны фракционность в партии.

С фракционностью примерно с тем же успехом, что и с коррупцией, боролись все китайские лидеры, начиная с Мао Цзэдуна. Больше всего успехов на этом поприще добился Дэн Сяопин, утверждает Элис Миллер, специалист по Восточной Азии из Стэнфордского университета, в China Leadership Monitor, издаваемом Hoover Institution. Но и ему удалось лишь приглушить фракционность, а не уничтожить ее.

Бескровный приход к власти в ноябре 2012 года самого Си Цзиньпина тем более примечателен, что за ним тогда не стояло никакой большой фракции. Конечно, нельзя сказать, что у него не было сторонников, но в любом случае ни одна из существовавших три года назад главных фракций его не поддерживала. Это обстоятельство, наверное, и помогло ему прийти к власти. Фракции не возражали против его избрания генсеком КПК, потому что сохранялся паритет. Ни одна из фракций не получала перевеса, и это устраивало всех.

С коррупцией товарищ Си начал бороться сразу после прихода к власти, а с фракционностью – лишь два года спустя. Здесь все просто. Борьба с фракционностью намного труднее и опаснее. Президент Си настроил против себя многих партийных функционеров, и в том числе обоих предшественников – Цзян Цзэминя с Шанхайской группой и Ху Цзиньтао с его «комсомольцами». Без особого риска ошибиться можно сказать, что эти две фракции без яростного сопротивления не сдадутся. Так что покой Си, как говорится, только снится. Зачистив непосредственных соперников, он теперь будет вынужден бороться с двумя мощными фракциями.

ОТРАВЛЕННЫЙ ЧАЙ

Китай имеет долгую историю кровавой борьбы за власть. Борьба за место под солнцем, по старой доброй традиции, проходит вдали от чужих глаз, за кулисами. При этом исход сражений публика нередко узнает последней.

Со стороны может показаться, что сейчас на китайском Олимпе тишь да гладь. Впечатление обманчивое. За те два с половиной года, что Си у власти, безопасность китайского лидера около двух десятков раз была под угрозой, пишет политический журнал Nikkei Asian Review.

В этом году на весенней сессии ВСНП, к примеру, многие обратили внимание на то, что товарищ Си выглядел явно уставшим и рассеянным, как будто думал о чем-то своем.

Любопытный момент возник, когда к нему подошла женщина с подносом, на котором стояла чашка чая. Телохранители заметно напряглись и не спускали с нее глаз, пока она не ушла. Они явно боялись, что президента могут отравить.

Сцена немного забавная, но точно отображающая подковерную борьбу в высших эшелонах китайской власти. Похоже, товарищ Си не очень доверял своим силовикам и личной охране. В начале года он провел большие перестановки в службах безопасности как страны, так и Пекина. К слову, правительственный район Чжуннаньхай охраняет Центральное бюро службы безопасности. Конечно, никакой случайности в том, что большие перемены в руководстве им произошли сразу после ареста Лина Цзихуа, нет. Именно Цзихуа, который возглавлял Общий отдел КПК, и подчинялась служба безопасности.

КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

У китайской прессы в последнее время появилась захватывающая игра – угадать, кто станет следующей жертвой антикоррупционной борьбы Си Цзиньпина. Три года назад, помнится, на место лидера кроме Си претендовал и нынешний премьер Госсовета Ли Кэцян. Сейчас Ли товарищу Си явно не соперник, потому что его влияние за последние два года сильно ослабло. Очевидно, понимая шаткость своего положения, выступая на сессии ВСНП, премьер отдал должное лидеру и похвалил результаты его борьбы с коррупцией. Примечательный штрих: во время выступления Ли Кэцяна многие в зале заседаний открыто зевали от скуки. Раньше такого никогда не было.

С каждым днем потенциальных соперников у Си Цзиньпина становится меньше. Среди возможных соперников чаще всего называют Сунь Чжэнцая, секретаря партийной организации в Чунцине.

Nikkei Asian Review предполагает, что уже на следующем съезде КПК, который пройдет осенью 2017 года, 52-летний Сунь может войти в ПК Политбюро ЦК КПК. Через два года эту святую святых власти в Китае ждут большие перемены: из семи нынешних его членов в нем останутся лишь Си Цзиньпин и Ли Кэцян.

Некоторые китаисты также считают Сунь Чжэнцая наиболее вероятным преемником товарища Си на высших постах в партии и государстве в 2022 году. Интрига же заключается в том, захочет ли Сунь ждать долгих семь лет. С другой стороны, нельзя исключать и возможности того, что Си Цзиньпину так понравится руководить Китаем, что он попытается нарушить неписаное правило смены власти через десять лет и захочет остаться у власти на третий срок. По крайней мере, некоторые шаги для этого он уже предпринял. В Китае понижен возраст выхода на пенсию для высокопоставленных партийных чиновников. Ван Цишаню в 2017 году будет 69 лет, и он останется на посту. Самому Си Цзиньпину 69 лет исполнится в 2022-м, как раз ко времени проведения следующего партийного съезда.

Вполне возможно, считает индийское новостное агентство Niti Central, что следующей жертвой борьбы с коррупцией станут бывший президент Цзян Цзэминь и его правая рука Цзэн Цинхун, бывший член ПК. Сейчас, после суда над Чжоу Юнканом, мало кто в Поднебесной удивится расследованию деятельности бывшего генсека КПК и экс-президента КНР, а может, даже и его аресту.

http://www.sovsekretno.ru/articles/id/5084/