Предваряя материал РЗВДК о майдане в Гонконге, Плтрк хочет напомнить вот о чём. «Гонконгами» в геополитике именуют богатые прозападные административные образования (как правило, отдельно взятые города на побережье), возникаюшие в составе стран Востока на фоне активной торговли с Западом.

Как правило, «Гонконги» сознательно формируются как точка подключения Запада к некой территории (или территориям => http://ask.fm/pltrk/answer/118604883905) для эксплуатации ресурсов.

Столкновение традиционалистской и либеральной парадигм, бытовое присутствие иностранцев, работа различных международных структур и институций, а главное - наличие в экономике «гонконгов» большего по сравнению с остальными городами той же страны «уровня денег», порождает особенное состояние социума. Особую психологию и ментальность горожан. Особые философские тенденции и поведенческие паттерны.

интернет

В полном размере: Китай - интернет

Так вот, «Первым русским Гонконгом» великий логик и пророк Зиновьев называл в 00е Москву.

И поскольку умозаключения этого русского гения по прошествии лет часто оказывались важным ключом к пониманию больших процессов, параллель эту читателю стоит обдумать…

Итак, слово РЗВДК.

---

Запрос на актуализацию. Репетиция. Подготовка новой методички. Нуль-цикл. Маленькие разборки в большом Китае.

Двадцать один год назад вышло в свет базовое руководство Джина Шарпа «От диктатуры к демократии. Концептуальные основы освобождения», адаптировавшее тезисы другой книги Шарпа – «Политика ненасильственных действий» (т.н. «198 методов»).

Вместе «Основы» (1993) и «Методы» (1973) составляют что-то вроде методички. Руководящие указания ее, правда, часто противоречат друг другу, - но тем такие сборники рецептов и хороши для меняющейся политической действительности, позволяя оператору общественного мнения, совсем не морочась идеологией, попросту выбирать из списка рецепты поактуальнее.

В 1993 Д. Шарп, как и многие тогда в экспертном мировом сообществе, был впечатлен относительно бескровными «революциями» конца XX века, - начиная от первой, жасминовой, в Тунисе (7 ноября 1987 года – аккурат в 60-ую годовщину Великой Октябрьской), и кончая путчем 1991, тихо стершим с политической карты мира величайшую Империю из построенных человеком. В тот период "либеральной весны", на фоне победного шествия демократии, произошло одно очень досадное событие, по числу жертв не сопоставимое с потерями во время боевых стычек в СССР, Румынии, Польше, Латвии.

Это события на площади Тяньаньмэнь (1989).

Китай, выбившийся из практик "бескровного освобождения", нуждался в особом, неметодическом, подходе. Или он просто не созрел для «ненасильственных действий»?

Одной из первых стран, которую посетил Д.Шарп после публикации своей книги, был Тайвань (1994 год). С того «промо-тура» методичка Шарпа опробована не раз, и эффективность изложенных в ней рецептов можно констатировать объективно. Но только в части реализации переворота.

Шарп пытается охарактеризовать и то, что происходит на свеженьких обломках свергнутой «диктатуры» – но ограничивается всеобщей радостью и новыми ограничениями:

«Развал диктатуры, естественно, представляет повод для торжественного празднования. Люди, страдавшие так долго и заплатившие за победу высокую цену, заслуживают период восторга, отдыха и признания… рано терять бдительность… Лидеры про-демократических сил должны быть заранее готовыми к дисциплинированному переходу к демократии… Серьезные политические, экономические и социальные проблемы будут решаться годами… Широко цитируемое выражение "Свобода не бывает свободной" справедливо…»

Оценка возможных последствий переворотов в виде гражданской войны, партизанских и террористических действ хромает потому, что Шарп исходит из нарочито выхолощенной конструкции, мотивирующей массы к разрушению режима: «диктатура – зло, население – против него, единственного кого следует быстро подавить – провластные структуры».

Стоит населению или хотя бы его пассионарной части поверить в мантру – и дело в шляпе. Методичка работает. Режим падает. «Люди, страдавшие так долго и заплатившие за победу высокую цену», в полном соответствии с установками Шарпа заявляют, что заслуживают «период восторга, отдыха и признания» - а оплатить этот период неопределенной длительности должны благодарные освобождённые массы. Вне

зависимости от того, становится ли инструментом извлечения революционной ренты «национализация», «приватизация» или незамысловатое «побивание камнями с разграблением имущества», в стране в любом случае надолго воцаряется «дисциплинированный переход» и «несвободная свобода».

---

Казалось бы, события в Ливии, Египте, Сирии и на Украине могли дать пищу для ума и заставить обновить «методичку». Но события в Китае демонстрируют – новых трюков пока не пробовали.

В Гонконге устроено нечто вроде «пробы старого пера». Идёт «оценка боем» актуальности отработанных выкладок 1973 и 1993 гг. По результатам эксперимента можно будет сочинять новую, более совершенную инструкцию по переворотам, - для Китая в частности, и стран, которые не ложатся в шаблон, в принципе. Типа новой России.

Пока же действия в Гонконге не оригинальны, и фарс неочевиден только тем, кто не знаком со сценарием. Там будто происходит отбраковка из методички всего лишнего - через реализацию инструкций в самом гипертрофированном, прямолинейном виде.

Можно поставить сразу десятки галочек перед реализованными пунктами из методички.

=> http://саморазвитие1.рф/Teachers/Mahatma_Gandi_198_metodov.php

Студенты и школьники, недовольные произвольной сменой политического курса страны, вышли с протестом на главную площадь. Движение «Occupy Central» ориентировано будущее и требует проведения [в 2017 году] прямых свободных выборов главы местной администрации.

Полиция ночью избивает и задерживает десятки демонстрантов.
На улицы выходит и остаётся там под сотню тысяч возмущенных граждан.

В центре города начинают расти баррикады.

Появляются тысячи будоражащих кровь образов: искренние глаза демонстрантов, поднятые руки в знак исключительного миролюбия, беззащитные зонтики в клубах ядовитого газа, который применила полиция.

Вежливые предупредительные студенты, которые не ходят по газонам и тщательно убирают за собой, в противовес безликой правоохранительной машине.

Протестующие перекрывают улицы и площади, в магазинах заканчиваются очки для подводного плавания, респираторы и плащи-дождевики, которые используют для защиты от слезоточивого и перечного газов.

На улицах появляются спецвойска (редкое для Гонконга явление).

Местный аналог Беркута уже вызвал недоумение у многих горожан, и власти пока отозвали его с улиц.

Появились символы протеста – желтая ленточка и зонтик.

Множатся группы поддержки и разнообразие лирики в обращениях ко всему миру о солидарности с борцами за свободу.

В СМИ проводится ликбез «что мы должны знать о протестах в Гонконге».

Акция «I'm a Hong Konger!» живо напоминает «Я украинец» и «Я грузин» в прошлых циклах «Оранжевых Вёсен».

Сердобольная общественность (бабушки майдана!) собирает воду, еду, маски и зонтики для активистов. Лучезарные селфи демонстрируют миролюбие.

=> http://www.youtube.com/watch?v=tYqIqfgzGfw
=> http://www.youtube.com/watch?v=HCj-MBfPSxU
=> http://www.youtube.com/watch?v=XDPczNyN9LY#t=10
=> https://www.youtube.com/watch?v=fjpv0i0qOB4

Вся эта волна действий развернулась в первые же дни и даже часы с момента начала акций.

Многое выполнено не только эффективно, эффектно, быстро и с информационной точки зрения почти безупречно.

Классика.

---

Но события в Гонконге имеют мощный разрыв между инструментами переворота, и его содержательной частью. Не похоже, чтобы кто-то собрался свергать власть. Похоже, что кто-то проверяет, действуют ли ещё прежние методы? Можно ли подорвать протест исключительно информационным воздействием?

Идёт словно «последний прогон репертуара» - и актёры играют «на абы как».

1. Во-первых, сроки. Задачи протеста ориентированы на 2017 год (!).

С таким дальним прицелом революции не делаются. Есть масса времени для всевозможных согласительных процедур. Рано ставить важный сценарный вопрос «мы или они» и «не уходить с площади». Пробуксовывает основная часть методички Шарпа, требующая отказываться от какого-либо сотрудничества с властью (политического, экономического, социального). Для Гонконга такой отказ несколько нелогичен (на три года, что ли, бойкот?).

Но лидеры протестующих уже говорят о необходимости оставаться на улице как о «вопросе жизни и смерти».

Пока относительно формализованные требования касаются смещения главы города, провинившегося в избиении студентов, и отмены закона о «трех кандидатах» на выборы 2017 года, «убивающего свободу выбора». Это довольно слабые темы для исключения возможности взаимных уступок и дальнейшего обострения конфликта.

2. Во-вторых, атрибутика. Желтая лента и пестрые зонтики.

Желтая лента связана с армейской символикой США и Дании, а также с английской любовной лирикой и лишь потом с общественной активностью:

Мельбурн – экологические протесты (1996), Германия – желтая лента демонстрирует поддержку войск бундесвера за рубежом, Индонезия – символ солидарности и сочувствия к жертвам беспорядков и хаоса (1998), Израиль – символ надежды на освобождение солдата Гилада Шалита, Италия – поддержка военнопленных, Малайзия – используется как символ "свободы прессы", Новая Зеландия – для лучшего осознания природы самоубийства, США – поддержка войск.

Более противоречивого и невыразительного атрибута, чем желтая лента, не изобрести, к тому же учитывая неприятный для многих китайцев корпус словосочетаний про желтый цвет их кожи («эксцесс переводчика»).
Если эдакое вызывает положительные рефлексы в консервативной китайской среде, то не стоит и актуализировать образ действий?

Название "The Umbrella Revolution" придумано 26 сентября Twitter-пользователем @Aureliano_no_24. Широкое распространение термина начала газета "The Independent" – кому как ни британскому изданию испытывать сочувствие к атрибуту готового к непогоде джентльмена. Сейчас факты немного неловкого первенства газеты "The Independent" уже изымаются из информационного оборота: зачем же мешать медиалегенде, пусть и с коротким сроком годности.

Разноцветные зонтики, спору нет, дают прекрасную революционную картинку. Но любому китайцу хорошо известно, что зонтик далеко не мирный атрибут – в руках опытного пользователя он может стать безупречным летальным оружием.

=> http://www.youtube.com/watch?v=s3NVenA2E1o
=> http://www.youtube.com/watch?v=wfcwUkb7kWI

Протесты сразу получили поддержку ведущих мировых СМИ.

В кампанию поддержки включились ряд крупных зарубежных компаний – например, Open Garden (Сан-Франциско), по совпадению распространяющая популярное в Гонконге мобильное приложение, которое позволяет протестующим контактировать в отсутствие Интернета (+100000 подписчиков за последние сутки).
Белый дом устами пресс-секретаря официально подтвердил, что поддерживает «устремления граждан Гонконга к продвижению базовых прав и свобод». Руководствуясь принципом «друг конкурента - не мой друг», из-за поддержки Запада протесты в Гонконге могут негативно воспринять многие китайцы, потенциально сочувствующие демократическим ценностям.

Далее руководство Китая может начать выполнять волю миллиарда, возмущенного действиями нескольких десятков тысяч юных сорви-голов.

Т.е. перспективы протеста в столь ходульном формате, мягко говоря, туманные.

3. Наконец, третье, главное и самое сложное. Выгодополучатели и фундаментальные причины беспорядков в Гонконге. В очереди жаждущих прибылей можно увидеть все ведущие державы мира – от конкурентов в экономической и политической сферах до естественных региональных союзников.

3-А). Великобритания. Теряет экономические льготы, имевшиеся у британских компаний после передачи колонии Китаю. Гонконг, ставший важнейшим финансовым центром, конкурирует с Лондоном, откуда перенесли свои штаб-квартиры крупнейшие банки Королевства, например HSBC и «дом Ротшильдов». В Гонконг уплывает золото, чтобы подкрепить будущее золотого юаня.

3-Б). США. Противодействует сближению Китая и России. Российские банки начали направлять в Гонконг запасы ликвидности, в надежде пересидеть санкции, а биржу стали рассматривать как альтернативу Лондону и Франкфурту. В сумме Китай и Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России создают надежный противовес США в любой точке мира.
США не может позволить себе проиграть конкуренцию в азиатско-тихоокеанском регионе, который иногда называют основным театром военных действий XXI века.

=> http://csfps.by/new-research/platforma-razdora

3-В). Третьи страны. Политические вопросы к Китаю обострились и у Индии (конфликт в Чумаре). Противостояние с Японией – обычная политическая повестка КНР. Даже для России – вполне в интересах, чтобы некоторая нестабильность в Китае заставила его руководство осознать, как важно ещё более активно идти на сближение со своими стратегическими союзниками.

Длинная очередь выгодополучателей снимает остроту вопроса о конкретных вдохновителях.

Нынешняя репетиция и выбраковка устаревших методов – хорошее подспорье для консолидации тех, кто в дальнейшем планирует соучаствовать в раскачивании или, напротив, предотвращении конфликтов в китайском обществе.

При этом основные движущие силы известны по прошлым «цветным переворотам». Только один пример – в 2012 году финансирование Национального фонда демократии США включало три гранта для Гонконга.

=> http://www.ned.org/publications/annual-reports/2012-annual-report/asia/china-hong-kong
https://www.ndi.org/hong-kong-designing%20democracy

Задачи развивать потенциал граждан – особенно студентов вузов, чтобы более эффективно участвовать в общественных дискуссиях по политической реформе, реформам, направленных на всеобщее избирательное право. Через два года после того, как США направлены деньги на развитие потенциалов граждан, студенты в Гонконге провоцируют уличные беспорядки строго в соответствии с теми вопросами, которые обозначены США.

Китайская пресса уже разразилась серией заметок о том, что власти подозревают США в организации протестного движения – в частности о том, что участники движения Occupy Central, которое с июня организует массовые акции в Гонконге, прошли специальную подготовку у американских спецслужб:

=> http://ria.ru/radio_brief/20140929/1026035557.html#ixzz3EmztTXkz

Ну а старые знакомые из NDI и сами планов отнюдь не скрывали:

=> https://www.ndi.org/hong-kong-designing%20democracy

Китайское руководство, специально изучавшее печальный советский опыт, весьма критично оценивающее результаты «арабской весны» и «украинского лета», не могло не сделать выводов о перспективе применения технологий Шарпа в поднебесной.

Цветная революция в старой форме стала слишком очевидной схемой для использования.

Не исключено, что текущие события позволят поучаствовать в отбраковке всего лишнего по "методичке Шарпа", объединить единомышленников и сформировать новый перечень действий не только внешним конкурентам КНР. Вероятно, и сам Китай будет экспериментировать с подавлением антиправительственных выступлений в сложных полевых условиях, и вычислять, к чему стоит быть готовым в дальнейшем.

Так что полевые испытания в Гонконге важны всем участникам процесса.

Как минимум, чтобы собрать как можно больше данных для актуализации методик. Запустить вирус, чтобы выявить возможные бреши системы. Одним, чтобы найти способ эти бреши расширить, другим – чтобы, наоборот, перекрыть.

Гранты для Гонконга от и нынешние события примерно указывают, в каком направлении идёт поиск «брешей» в политической системе Китая.

Проблема Китая вообще, и Гонконга в частности - не в нюансах избирательных процедур 17-ого года, а в разрыве между поколениями «стареющего Китая».

Сформировавшееся «поколение iPhone и Android» готово ломать вековые традиции, решительно действуя по мем-сценариям информационных вирусов. Хоть водой со льдом обливаться, хоть прыгать с зонтиком на полицию – в Инстаграмм и смерть красна.

Для будущего китайского Майдана встанут как раз задачи ужесточения действий твиттер-борцов: их придется заставить перейти от зонтиков и селфи к коктейлям Молотова и катапультам.

Поэтому основные участники сейчас будут выполнять две важные информационные задачи – героизации и дегероизации "The Umbrella Revolution".

Перед Китаем, также как и перед Россией, стоит и мобилизационный, и поколенческий вызов – только адресуется он к более, чем миллиарду человек. Это не только не безделка для цивилизации, но, возможно, самый значительный вызов суверенным цивилизациям в истории.

И, поскольку в Гонконге ныне звенит уже третий звонок к спектаклю (после Москвы с Киевом – для славян, и Каира со Стамбулом – для мусульман), ответ на него – дело весьма недалёкого будущего.

Искренне надеемся, что компетентные структуры к нему готовятся.

http://vbulahtin.livejournal.com/939546.html